Треть опрошенных пациентов онкологического профиля сообщили, что врач не заподозрил рак, пока они сами не забили тревогу

Фонд семьи Тиньковых, Фонд борьбы с лейкемией и Благотворительный фонд AdVita провели опрос среди людей, которым когда-либо был поставлен диагноз онкологического заболевания, и выяснили главные аспекты постановки онкологического диагноза


Онконастороженность врачей — одна из главных составляющих процесса своевременной и правильной постановки диагноза. Каждый врач, независимо от специализации, должен по определенным признакам уметь вовремя заподозрить рак, назначить необходимые анализы и быстро отправить человека к необходимым специалистам. Фонд семьи Тиньковых (ФСТ), Фонд борьбы с лейкемией (ФБЛ) и Благотворительный фонд AdVita провели опрос среди людей, которым когда-либо был поставлен онкологический диагноз, и выяснили главные аспекты постановки онкологического диагноза. В опросе, проходившем с 23 июня по 15 июля 2022 года, приняли участие более 700 респондентов со всей России.

По данным исследования:

12% респондентов поделились, что постановка точного диагноза заняла больше одного года;
33% респондентов сказали, что сами первыми заподозрили у себя рак;
36% рассказали, что основным признаком, по которому врач заподозрил онкологический диагноз, были «плохие анализы»;
28% респондентов получили онкологический диагноз в возрасте от 35 до 44 лет;
41% опрошенных людей не проходят ежегодную диспансеризацию.

Онконастороженность и срок постановки диагноза

33% респондентов поделились, что сами первыми заподозрили у себя рак. Врач первичной категории (терапевт) заподозрил онкологический диагноз только у 17% опрошенных людей. 12% рассказали, что это был врач-гематолог. У 7% респондентов — врач-гинеколог. Еще 7% рассказали, что первыми онкологию у них заподозрили специалисты УЗИ, МРТ и рентгенологи.

Константин Тихомиров, программный директор ФСТ: «Первый врач, к которому попадает человек с любым недомоганием, — это терапевт или врач общей практики. Он всегда проводит первичный осмотр, назначает необходимые исследования и дальше при необходимости дает направления на консультации к врачу-специалисту. К сожалению, несмотря на все усилия государства, на сегодняшний день онконастороженность у врачей первичного звена является недостаточной для ранней и быстрой диагностики рака. Врач начинает подозревать онкологическое или онкогематологическое заболевание в самом крайнем случае. Это значительно тормозит постановку диагноза, а значит, и своевременное начало лечения. При любом виде рака, а особенно при раке крови, действует правило: чем раньше, тем лучше. ФСТ совместно с Российским университетом дружбы народов (РУДН) начал проект по онконастороженности врачей первичной практики в регионах России. Первым пилотным регионом проведения семинаров для врачей стала Белгородская область. Мы надеемся, что в перспективе наша программа поможет ускорить постановку диагноза и в результате повлияет на качество оказываемых медицинских услуг и выживаемость людей с раком».

39% респондентов говорят, что от момента первого обращения к врачу до момента постановки точного диагноза прошло около одного месяца. 16% опрошенных людей сообщают, что процесс занял от одного до двух месяцев. 9% делятся, что постановка диагноза с момента первого обращения к врачу растянулась на два-три месяца. Серьезную обеспокоенность вызывает и то, что 8% опрошенных говорят, что постановка диагноза заняла от шести месяцев до одного года, и целых 12% респондентов сказали, что в их случае процесс занял больше одного года.

Ануш Овсепян, глава Фонда борьбы с лейкемией: «К сожалению, многим пациентам поздно диагностируют рак — на этом этапе уже очень сложно добиться значительного успеха в лечении. Поздняя диагностика приводит к повышенной смертности от онкологии. А ведь этот показатель можно снизить — чем раньше будет диагностироваться болезнь, тем оперативнее пациент получит лечение. Это не только повысит процент выздоровления, но и сделает лечение для каждого пациента более эффективным и менее дорогостоящим».

Признаки, которые заставили врача заподозрить онкологию

Больше трети респондентов (32%) сказали, что никакие признаки не заставили врача заподозрить онкологию, пока они сами не забили тревогу.
36% рассказали, что основным признаком, по которому врач заподозрил онкологический диагноз, были «плохие анализы». 20% отметили, что онкологию врачу позволили заподозрить уплотнения и новообразования на теле. 16% сказали что в их случае симптомом, на который врач обратил внимание, было увеличение лимфатических узлов. 12% отметили постоянное повышение температуры тела. 10% в качестве симптома указали незаживающие раны и синяки, 8% — повышенную кровоточивость. 9% поделились, что врач заподозрил онкологический диагноз из-за их резкой потери веса.

Андрей Абросимов, врач-гематолог, медицинский эксперт Фонда семьи Тиньковых: «Как показывает исследование "Онкогематологическая помощь взрослому населению в России", оптимальное время постановки диагноза — две-три недели. При острых формах заболевания, например лейкемиях, счет времени нередко идет на дни и даже часы. Именно поэтому первичное звено становится форпостом онконастороженности, особенно в случае онкогематологических заболеваний. Важно, чтобы врач-терапевт знал, что конкретно его должно насторожить в жалобах пациента, при его осмотре и в его анализах».

Возраст постановки онкологического диагноза

28% респондентов получили онкологический диагноз в возрасте от 35 до 44 лет. 26% респондентам был поставлен рак в возрасте от 45 до 54 лет. 21% столкнулись с онкологией с 25 до 34 лет. 10% получили диагноз в возрасте от 18 до 24 лет. 12% респондентам было от 55 до 64 лет, когда им был диагностирован рак. 3% респондентов получили диагноз в возрасте от 65 до 74 лет.

Андрей Абросимов, врач-гематолог, медицинский эксперт Фонда семьи Тиньковых: «Сейчас многие говорят о том, что рак молодеет. Это верно, но только отчасти. Дело в том, что, во-первых, улучшилось качество диагностики, и мы научились „ловить“ онкологические заболевания на ранних стадиях и даже на уровне предраковых заболеваний. Во-вторых, более молодые респонденты, особенно в крупных городах, имеют возможность в большей степени следить за своим здоровьем, они своевременно обращаются к врачу при появлении каких-либо беспокоящих их симптомов, а также проходят диспансеризацию и чекапы, в общем, ответственно подходят к своему здоровью, что, конечно, в свою очередь, также влияет и на выявляемость онкологических заболеваний. При этом, конечно же, нельзя исключить и факторов среды, которые являются общепризнанными в онкогенезе».

Второе мнение и обращение в другие регионы

38% опрошенных лечились от онкологии только у одного врача, не обращаясь за вторым мнением. 28% обращались еще к одному врачу для постановки диагноза, а 33% обращались за вторым и третьим мнениями.
Процесс постановки диагноза проходил только в своем регионе у 55% респондентов. Для уточнения диагноза в другие регионы обращались 40% опрошенных. Еще 5% обращались в другие страны для уточнения или постановки точного диагноза.
Из тех, кто обращался в другие регионы для постановки или уточнения диагноза, 56% обращались в московские клиники. К консультациям специалистов из Санкт-Петербурга прибегали 28% опрошенных. 16% обращались в соседние регионы или региональные центры.

Забота о собственном здоровье

  • 41% опрошенных людей не проходят ежегодную диспансеризацию. При этом 59% делают только отдельные профилактические онкологические обследования. 30% проходят их один раз в год, 23% делают специализированные обследования два-три раза в год, а 22% обследуются четыре раза в год.
  • 58% людей, которым был поставлен онкологический диагноз, до этого проходили профилактические обследования. 33% из них проходили осмотры у узких специалистов (маммолог, гинеколог, уролог и тому подобное), 25% делали ежегодную диспансеризацию, еще 15% сдавали отдельные анализы.

Цитаты участников опроса:

«Никто, после длительного лечения невролога сделали повторное МРТ, показало переломы позвонков, искали методом исключения».

«Мама умерла, ей было всего 47. Все началось с десен и синяков на ногах. Маму с третьего вызова скорой помощи забрали, когда боль была невыносима. Сперва ставили невралгию, затем пневмонию двустороннюю. Не хотели забирать и в третий раз, мол, какого хрена вы нас тут дергаете. Отвезли в инфекционку, проверять на коронавирус. Итог: подозрение на рак и гематология. Система ужасная, я бы больше написал, куда только не писал уже. Мать не верну. Спасибо, что вы есть! Я тоже буду помогать взрослым с заболеванием кроветворной системы».

«Очень долго не могли определить, ни терапевт, ни врач в инфекционном. Пока на гистологию не догадались взять».

«Диагноз поставили в Москве, так как в родном городе Краснодаре два месяца не ставили диагноз, доведя до инвалидной коляски, мучительных болей и 90% бластов»

«Сначала месяц пролежал в общей терапевтической больнице с увеличенными и видимыми невооруженным глазом лимфоузлами. Затем взяли жидкость из легких на цитологию и биопсию лимфоузла. И только спустя все это время, не дожидаясь результатов (становилось все хуже), направили в гематологию. При этом начало заболевания — за год до этого. Но все врачи — от терапевтов до гастроэнтерологов — пытались лечить свое».

«Увидел не мой врач, когда опухоль уже разваливалась. Врач не обратил ни на что внимания: ни на слабость, ни на отвратительный запах и выделения, — лечили инфекцию».

«Заподозрила рак старшая сестра лаборатории, где сдавала кровь целый год».

«Из симптомов был кашель. Пульмонолог не заподозрила онкологию. Лишь когда я сам сделал КТ, врач-рентгенолог отправила в гематологию. Лимфома Ходжкина, 3-я стадия».

 


Еженедельный дайджест "Лечащего врача": главные новости медицины в одной рассылке

Подписывайтесь на нашу email рассылку и оставайтесь в курсе самых важных медицинских событий


поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
Нажимая на кнопку Подписаться, вы даете согласие на обработку персональных данных





Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:




Вход на сайт