Телемедицина: законы, возможности, перспективы и экономический эффект.

«Лечащий Врач» встретился с Георгием Лебедевым, завкафедрой информационных и интернет-технологий ПМГМУ им. Сеченова, и обсудил, как телемедицина изменит работу российского врача.

2017-07-18 16:30:00

Лебедев, телемедицина, ПМГМУ, первый мед, Сеченов
Георгий Станиславович Лебедев — заведующий кафедрой информационных и интернет-технологий ПМГМУ им. Сеченова, Председатель комитета «Интернет+Медицина»

Георгий Станиславович Лебедев, заведующий кафедрой информационных и интернет-технологий Сеченовского университета — один из главных идеологов внедрения цифровых и дистанционных технологий в отечественной медицине. Он рассказал порталу «Лечащий врач» о том, какие изменения готовятся в области законодательства, регулирующего оказание дистанционных медицинских услуг, когда новые технологии окажутся доступны каждому врачу и что изменится с их приходом в работе врача и его отношениях с пациентом.

Лечащий Врач: Давайте начнем с того, что определимся с терминологией. Что такое «телемедицина», что такое «цифровая медицина»?

Георгий Станиславович: Телемедицина — это не раздел медицины. Это оказание медицинской помощи с применением телекоммуникационных технологий, когда между врачом и пациентом существенное расстояние. Это классическое определение.
Цифровая медицина — это тоже не раздел медицины. Это способ оказания медицинской
помощи с применением цифровых технологий и математических методов.
Цифровая медицина тесно связана с персонализированной медициной. Если традиционная медицина оказывает помощь по стандартам и клиническим рекомендациям, то персонализированная медицина работает индивидуально. Для каждого пациента принимается решение по выбору лечения, подбору препарата, предусматривающее воздействие на клеточном уровне с учетом информации о геноме.

ЛВ: Насколько эти методы отличаются от того, к чему готовили нынешнее поколение врачей в медицинских университетах и училищах?

ГС: Мы отдаем себе отчет в том, что врачей надо готовить к использованию методов цифровой медицины и телемедицины. Для этого мы открыли кафедру в Сеченовском университете. Нам поставлена задача, чтобы каждый врач, которого выпускает университет, обладал навыками работы с информационными системами и математическими методами, понимал, как организовать дистанционную консультацию пациента. Мы планируем, что на базе кафедры будет создан центр, в котором каждый врач, работающий в Российской Федерации, сможет пройти дополнительное образование в этих областях.

ЛВ: Мы все время говорим о телемедицине в будущем времени. Когда цифровая революция дойдет до каждого врача в районной поликлинике?

ГС: Если у врача появился компьютер на столе, то он уже потенциально может использовать методы математической медицины. Уровень оснащенности у нас пока не такой высокий. Говорить о том, что мы массово начнем внедрять новые технологии, нельзя. Будет предусмотрена этапность. В первую очередь по-новому начнут работать федеральные медицинские центры, крупные ведомственные больницы. Постепенно к этому уровню подтянутся областные больницы. В программе развития здравоохранения есть раздел «электронное здравоохранение». Там предусматривается поэтапное оснащение всех больниц информационными системами и подключение их к скоростным каналам связи.

ЛВ: И телемедицина станет такой же регулярной практикой, как обычный прием пациентов?

ГС: Проблема телемедицины в том, что она не включена в рабочее время врача. Эффективное рабочее время — время, в которое врач оказывает медицинскую помощь. Когда мы говорим, что врач включается в телемедицинский контур, это значит, что врач оказывает телемедицинские услуги в рамках своего рабочего времени. При записи на прием пациент выбирает наиболее эффективный способ общения с врачом. Если пациент выбрал дистанционное общение, врач сможет отметить, что в определенное время он принимал пациента с таким-то полисом и решал такие-то вопросы. Работа с результатами анализов, которые пациент отправил врачу по электронной почте, также занимает время. Оно должно быть учтено. Для этого мы готовим изменения законодательной базы, которые разрешат оказывать услуги дистанционно.
К дистанционным мы относим три вида услуг: дистанционный консилиум, дистанционную консультацию и дистанционное наблюдение за состоянием здоровья. Эти те виды дистанционной медицинской помощи, которые будут разрешены врачу. Под консультацией должно пониматься общение с пациентом, в том числе с помощью телеконференций, расшифровка анализов и результатов исследований. Все это будет разрешено делать дистанционно.
Нельзя будет дистанционно ставить диагноз. После того, как врач изучил результаты исследований, он должен будет пригласить пациента на прием, в ходе которого подтвердить или опровергнуть свое предварительное заключение.
Если пациент прошел стационарное лечение в федеральном центре, после которого уехал домой, туда, где нет опытных специалистов, врач, у которого он лечился, получит право дистанционно анализировать данные новых исследований пациента и корректировать ход его лечения. Теперь все это может быть зафиксировано в документации как медицинская помощь.
Прямо сейчас в Думе рассматриваются поправки к закону «Об охране здоровья граждан». После того, как эти поправки появятся, выйдет пакет документов Минздрава, в которых будет уточнено, как должны оказываться удаленные медицинские услуги. После этого должно произойти изменение в стандартах оказания медицинской помощи и клинических рекомендациях. Как только эти изменения произойдут, фонд обязательного медицинского страхования сможет включить такие услуги в программу государственных гарантий, и они смогут быть оплачены.

ЛВ: Все это тоже пока про будущее. А как работают сервисы, которые оказывают дистанционные услуги уже сегодня?

ГС: Пока официально дистанционная медицинская помощь не разрешена. Сервисы, такие как медицинский сервис Яндекс, оказывают только сервисную услугу, предшествующую записи пациента к врачу. Яндекс создал инфраструктуру, которая выстрелит в тот момент, когда появится законодательная база.

ЛВ: Кого вы видите потенциальными клиентами сервисов телемедицины?

ГС: Для нас важно охватить тех, кто пока медицинской помощью не пользуется. Молодые люди, в возрасте до 55 лет, технически продвинутые, хорошо зарабатывающие, считающие себя здоровыми... и умирающие на границе 50 лет от внезапной остановки сердца. Потому, что они не обследованы. С телемедициной у них появится возможность позвонить врачу, получить план анализов, прислать результаты по электронной почте. И если есть проблема — мы ее сразу увидим.

ЛВ: Можно ли оценить экономический эффект от внедрения телемедицины?

ГС: В рамках проведенной программы цифровизации здравоохранения практически до каждой больницы была доведена возможность работы с электронной медицинской картой. Как только мы подключаем больницу, в ней появляется сеть, и у каждого врача на столе оказывается компьютер, можно говорить, что цифровая революция произошла. Врач может использовать все российские и мировые ресурсы, более точно ставить диагноз и назначать индивидуальное лечение. Мы вправе надеяться, что качество медицинских услуг тоже возрастет. Если все больницы перейдут на электронную медицинскую карту, то при переходе из одного медицинского учреждения в другое пациент будет приезжать туда уже обследованный. За счет этого высвобождается один или два койко-дня. Достаточно взять стоимость койко-дня по России и умножить на число госпитализированных пациентов — мы сразу увидим эту экономическую эффективность.