Новая эра в лечении амилоидоза сердца: обзор конгресса кардиологов

В рамках сателлитного симпозиума «Новая эра в лечении амилоидоза сердца» эксперты обсудили алгоритмы диагностики и терапии ATTR-амилоидоза – заболевания, характеризующегося накоплением белка транстиретина в интерстиции тканей и органов, включая сердце.




С 21 по 23 октября в Санкт-Петербурге прошел Российский национальный конгресс кардиологов, организованный Российским кардиологическим обществом. Крупнейшее ежегодное мероприятие объединило в онлайн- и оффлайн-формате более 7 тысяч кардиологов, терапевтов, флебологов, сердечно-сосудистых хирургов, неврологов и специалистов многих других специальностей. Симпозиумы, лекции, пленарные заседания и дискуссионные клубы Конгресса были посвящены наиболее актуальным вопросам современной кардиологии: внедрению новых технологий, работе над типичными ошибками, улучшению организации медицинской помощи, ведению коморбидных пациентов и, конечно, разбору сложных нозологий. Отдельный сателлитный симпозиум «Новая эра в лечении амилоидоза сердца», организованный при поддержке компании Pfizer, был посвящен этому редкому и сложному в диагностике состоянию. Ведущие эксперты рассказали о том, как заподозрить транстиретиновый амилоидоз, на какие диагностические алгоритмы можно опираться, и какую терапию можно считать оптимальной.

В своем вступительном слове председатель симпозиума, Альберт Сарварович Галявич, д.м.н., главный кардиолог Поволжского федерального округа, вице-президент Российского кардиологического общества, член-корреспондент Академии наук Республики Татарстан, отметил, что Конгресс проходит уже в 28й раз, но тема амилоидоза впервые обсуждается настолько обстоятельно и подробно, что можно без сомнения считать важной вехой.

Первый спикер, Жиров Игорь Витальевич, д.м.н., ведущий научный сотрудник отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности ФГБУ «НМИЦ кардиологии» Минздрава России, профессор кафедры кардиологии РМАНПО. начал свой доклад «Красные флаги транстиретиновой амилоидной кардиомиопатии» с экскурса в этиологию и патогенез заболевания.

Амилоидоз – это группа заболеваний, характеризующихся накоплением в интерстиции различных органов и тканей белка специфической фибриллярной структуры. Понятие «амилоидоз» объединяет более 30 различных по своей патофизиологии состояний, в основе каждого из которых лежит нарушение синтеза 30 различных белков-предшественников. Однако 95% амилоидных кардиомиопатий связаны всего с двумя белками: белком, образованным из легких цепей иммуноглобулинов (AL-амилоидоз), и белком-транстиретином (ATTR-амилоидоз) [1-3]. Определение белка-предшественника является краеугольным камнем ведения пациента с амилоидной кардиомиопатией.

Транстиретин (ТТР) – это белок-переносчик тироксина, ретинола и других веществ, выполняющий жизненно важные функции. По наследственным или возрастным причинам происходит нарушение синтеза ТТР в печени, и образующиеся мономеры, попадая в кровь, образуют токсичные промежуточные продукты и амилоидные фибриллы [4].

Транстиретиновый амилоидоз (ATTR-КМП) разделяют на наследственный/вариантный (hATTR)и дикий/сенильный тип (ATTRwt). Спикер подчеркнул, что вопреки устоявшемуся мнению, ATTR-амилоидоз, и особенно его дикий тип, не является редким заболеванием и, по мнению экспертов, 17% всех случаев сердечной недостаточности с сохраненной фракцией выброса, связаны именно с ATTR-КМП. На аутопсиях ATTR-амилоид обнаруживается в 25% случаев у пациентов старше 80 лет, и в 37% случаев у пациентов старше 95 лет [5-7]. Россия не является эндемичной зоной для наследственной формы ATTR-амилоидоза, поэтому с большей вероятностью врачам предстоит встретиться именно с диким типом.

К отложению транстиретинового амилоида при наследственном типе наиболее тропны ткани сердца и периферическая нервная система, тогда как при диком типе основным органом-мишенью является миокард, поражение которого и определяет прогноз заболевания. Своевременно возникшее подозрение на амилоидоз сердца и грамотная дифференциальная диагностика типа амилоида, вызвавшего заболевание, самым решающим образом влияют на продолжительность жизни пациента.

«Красные флаги» ATTR-амилоидоза – это клинические, визуализируемые и лабораторные признаки, которые помогают врачу заподозрить амилоидоз сердца. К ним относятся [2, 5, 6, 8-10]:

  • необъяснимая сердечная недостаточность, которая не отвечает на классическую терапию, включая ингибиторы АПФ, бета-адреноблокаторы и блокаторы рецепторов ангиотензина.
  • в случае вариантного типа: сенсомоторная полинейропатия, развивающаяся по типу «от дистального к проксимальному» и тяжелая автономная нейропатия (ортостатическая гипотензия, сексуальная дисфункция), которая по степени инвалидизации часто напоминает диабетическую, но прогрессирует быстрее.
  • в случае дикого типа: наличие двухстороннего синдрома запястного канала (50% случаев), симптомный стеноз позвоночного канала (30%) и спонтанный разрыв сухожилия двуглавой мышцы плеча (33%), который является самым характерным признаком и развивается, как правило, за 5-10 лет до дебюта симптомов кардиомиопатии.
  • изменения на ЭКГ, отражающие утолщение левого желудочка в связи с накоплением в интерстиции низкоэластичного амилоида: низкая амплитуда, псевдоинфарктный паттерн в передних и нижних отведениях, слабая прогрессия зубца R.
  • Эхо-ГК признаки: утолщение стенок левого желудочка (ЛЖ) более 1,2 см, бивентрикулярное утолщение стенок ЛЖ и створок клапанов сердца, феномен «пареза базальных отделов», выпот в перикарде при наличии выраженного утолщения стенок ЛЖ.
  • МРТ-признаки: накопление контрастного препарата, аортальный стеноз, феномен «обнуления миокарда», который предшествует или связан с пулом крови.
  • Лабораторные признаки: слабовыраженное повышение уровня сердечного тропонина (T или I), значительное (в 10 и более раз) повышение натрийуретических пептидов (NT-proBNP).

Лабораторные гематологические исследования – определение концентрации свободных легких цепей и иммунофиксация сыворотки крови и мочи, могут помочь не только заподозрить амилоидоз, но провести дифференциальную диагностику AL- и ATTR-амилоидоза [5, 6].

Продолжила выступление профессора Жирова и подробнее рассказала о диагностике ATTR-амилоидозав своем докладе «Диагностический алгоритм при ATTR амилоидозе. Дайджест международных руководств и рекомендаций» Адашева Татьяна Владимировна, д.м.н., профессор кафедры поликлинической терапии МГМСУ им. А.И. Евдокимова, член президиума РНМОТ.

По словам спикера, еще несколько лет назад постановка диагноза амилоидоза сердца носила исключительно академический интерес и не представляла особой значимости для пациента, так как специфических средств его лечения не существовало. Сегодня же, с появлением эффективных средств терапии, своевременность постановки диагноза имеет огромное значение. Согласно профилю выживаемости, амилоидную кардиомиопатию можно назвать злокачественным заболеванием, так как продолжительность жизни таких пациентов гораздо меньше, чем при гипертрофических, дилатационных и воспалительных поражениях миокарда.

На данный момент ситуация с диагностикой выглядит достаточно печально: четверть пациентов получает диагноз амилоидоза только через 6-12 месяцев после первого обращения к врачу, трети пациентов требуется более 5 визитов, и чуть менее чем в половине случаев первый полученный диагноз оказывается неверным [11].

Уже очень многие страны Европы, Азии, Америки имеют свои консенсусы, алгоритмы диагностики амилоидоза, которые дают возможность найти баланс между разными методами. Профессор Адашева подчеркнула, что правильно пройденный алгоритм диагностики при определенных обязательных условиях снимает необходимость в проведении эндомиокардиальной биопсии и гистологическом подтверждении диагноза.

Первым этапом диагностического процесса является, безусловно, клиническое подозрение, о котором подробно рассказал профессор Жиров. На следующем этапе необходимо отличить транстиретиновый амилоидоз от AL-амилоидоза на основании наличия моноклональной секреции с помощью оценки соотношения легких цепей и иммунофиксации сыворотки крови и мочи. Положительный результат с большой вероятностью свидетельствует об AL-амилоидозе, так как случаи сочетания двух типов амилоидоза очень редки. В случае отрицательного результата греческий алгоритм рекомендует проведение радиоизотопного исследования для подтверждения транстиретинового амилоидоза [12].

Спикер обратила внимание, что летом 2021 г., с выходом нового консенсусного документа Европейского общества кардиологов, достаточно сильно изменились представления о роли радиоизотопного исследования миокарда, которое теперь глобально ложится в основу диагноза ATTR-КМП [13].

Транстиретин способен накапливать определенную радиометку (пирофосфат), что позволяет с большой долей уверенности установить транстиретиновую природу кардиомиопатии. Новые рекомендации предписывают проводить радиоизотопное исследование в два этапа: на первом – устанавливается факт диффузного поглощения пирофосфата миокардом, на втором – определяетсястепень накопления препарата миокардом относительно накопления его в ребрах [14]. Степень накопления 1 требует или последующего повторного радиоизотопного исследования, или проведения эндомиокардиальной биопсии. Степень накопления 2-3, выявленная в результате грамотно проведенной сцинтиграфии в сочетании с однофотонной эмиссионной КТ, позволяет с уверенностью поставить диагноз ATTR-КМП без проведения гистологического исследования. После установки диагноза можно приступать к лечению препаратом тафамидис ЛП-007319 [15], который показан пациентам как с диким, так и вариантным типом ATTR-КМП [16]. После установки диагноза и начала терапии также рекомендуется проведение генетического исследования для установления типа (дикого или наследуемого) транстиретинового амилоидоза для дальнейшего генетического консультирования членов семей пациентов с наследуемой формой ATTR-КМП.

В заключение своего доклада профессор Адашева отметила, что сцинтиграфия, как простой в исполнении, доступный и недорогой метод, позволяет существенно упростить процесс диагностики. Но все же решающую роль в улучшении прогноза заболевания на индивидуальном уровне играет изначальная настороженность врача в отношении амилоидоза, особенно в случаях хронической сердечной недостаточности с сохраненной фракцией выброса, и своевременная инициация диагностического алгоритма.

Андреев Денис Анатольевич, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой кардиологии, функциональной и ультразвуковой диагностики, директор Клиники кардиологии, ФГБУ ВО «Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова» МЗ РФ, начиная свое выступление «Важность ранней диагностики для своевременного лечения пациентов с ATTR-КМП», также подчеркнул, что необходимость активного привлечения внимания к теме амилоидоза и его своевременной диагностики резко возросла с появлением методов терапии, способных радикально изменить судьбу пациентов.

В недалеком прошлом возможности терапии амилоидоза сердца ограничивались назначением диуретиков, антагонистов минералокортикоидных рецепторов и антикоагулянтов, так как другие средства не переносятся пациентами или переносятся в минимальных дозах. Появившийся с тех пор препарат тафамидис ЛП-007319 действительно снижает смертность и частоту госпитализаций в связи с осложнениями со стороны сердечно-сосудистой системы у пациентов с транстиретиновой амилоидной кардиомиопатией [17].

Внедрение сцинтиграфии с применением остеотропных агентов (костных трейсеров) в диагностический алгоритм позволяет поставить диагноз на ранних этапах, еще до появления клинической симптоматики, МРТ-, ЭКГ- и лабораторных признаков заболевания [18]. Однако не стоит думать, что диагностический процесс можно свести к одному радиоизотопному исследованию. Диагностический алгоритм должен быть выполнен в полном объеме, потому что результаты только сцинтиграфии не могут свидетельствовать о типе амилоидоза. 5-10% положительных результатов сцинтиграфии (накопление 2-3 степени) обусловлены AL-амилоидозом [19], и неправильный диагноз может быть фатальным для пациента. В случае отрицательных результатов сцинтиграфии профессор Андреев рекомендует врачам опираться на свое клиническое впечатление. Если другие признаки подсказывают существование амилоидоза, пациента стоит отправить в специализированный центр.

2021 г. принес в практику врача такое понятие как «скрининг» на амилоидоз сердца. Базовым исследованием является Эхо-кардиография. Выявленное на ЭхоКГ увеличение толщины стенок ЛЖ более 12мм в сочетании с любым другим «красным флагом» (достаточно и возраста пациента более 65 лет) дает повод заподозрить амилоидоз и назначить соответствующие исследования [13]. Особое внимание, по личному опыту спикера, стоит обращать на пациентов с гипертрофией ЛЖ более 15 мм, и без гипертрофии ЛЖ при наличии фенотипа рестриктивной кардиомиопатии или снижении фракции выброса ЛЖ при нормальных размерах ЛЖ.

Профессор Андреев акцентировал внимание слушателей на том, что диагностика не может быть направлена только на выявление ATTR-амилоидоза, и клинический фенотип болезни не может быть основанием для типирования амилоидоза. От того, имеется у пациента AL или ATTR-амилоидоз, принципиально зависит тактика его ведения – «гематологическая» (химиотерапия) или «кардиологическая» (тафамидис ЛП-007319).

Тему организации помощи пациентам с подозрением на амилоидоз продолжил в своем докладе «Практические аспекты организации диагностики и лечения амилоидоза сердца в регионе» председатель симпозиума Галявич Альберт Сарварович.

Амилоидоз – заболевание многоликое и далеко неочевидное, поэтому пациенты чаще всего поступают в региональные стационары с диагнозом хронической сердечной недостаточности (ХСН), ИБС, постмиокардитического кардиосклероза, гипертонической болезни, гипертрофической или дилатационной кардиомиопатии. Эти диагнозы, к сожалению, редко пересматриваются, и пациенты живут с ними годами, в то время как настоящее заболевание прогрессирует и декомпенсируется. Обязательным условием, позволяющим установить правильный диагноз, является, конечно, наличие подготовленных специалистов и методов диагностики, включая ЭхоКГ, сцинтиграфию, МРТ и биопсию тканей.

Согласительный документ рабочей группы ESC, появившийся летом текущего года [13], дает понятный алгоритм постановки или исключения диагноза AL или ATTR-амилоидоза на основании сцинтиграфии и гематологических исследований – определения моноклонального белка с помощью иммунофиксации белков сыворотки и мочи и оценки уровня свободных легких цепей иммуноглобулинов в сыворотке крови.

  • Сцинтиграфия – степень 0, гематологический тест -: AL/ATTR-Амилоидоз маловероятен, требуется МРТ сердца и, возможно, биопсия.
  • Сцинтиграфия – степень 1, гематологический тест -: требуется гистологическое подтверждение.
  • Сцинтиграфия – степень 2-3, гематологический тест -: ATTR-амилоидоз. Требуется TTR генетический тест для определения наследственного или дикого типа.
  • Сцинтиграфия – степень 0, гематологический тест +: возможен AL-амилоидоз. Требуется подтверждение с помощью МРТ, и в случае его положительного результата – гистология.
  • Сцинтиграфия – степень 1-3, гематологический тест +: требуется гистологическое исследование.

Применение нового руководства в наших реалиях и проведение необходимых исследований пациентам, не отвечающим на терапию ХСН, не только возможно, но и необходимо. Следование такому полноценному алгоритму диагностики может кардинально изменить прогноз и продолжительность жизни больных, так как сегодня появился препарат Виндамэкс® (тафамидис 61 мг ЛП-007319), который может существенно помочь пациентам с транстиретиновым амилоидозом [17].

«Возможности для своевременной диагностики в регионах есть, надо просто умело ими воспользоваться», – отметил профессор Галявич. «Большую проблему, однако, представляет низкая осведомленность врачей-терапевтов и кардиологов об амилоидозе сердца».

О лечении ATTR-амилоидоза подробно рассказала Моисеева Ольга Михайловна, д.м.н., профессор, директор Института сердца и сосудов, руководитель и главный научный сотрудник отдела некоронарогенных заболеваний сердца НМИЦ им. В.А. Алмазова в своем докладе «Транстиретиновый амилоидоз: от поддерживающей к болезнь-модифицирующей терапии».

Лечение ATTR-амилоидоза, как и большинства орфанных заболеваний, складывается из двух блоков – поддерживающей и специфической терапии. Поддерживающее лечение призвано предотвратить дальнейшее прогрессирование и минимизировать проявления сердечно-сосудистых осложнений: ХСН, нарушений ритма и нарушений проводимости. В его рамках также требуется назначение антикоагулянтов.

ХСН у больных амилоидозом имеет свои особенности [20]. Как правило, у пациентов отмечается системная гипотензия и автономная дисфункция, поэтому стандартная терапия ХСН в этих случаях малоприменима, и обычно приходится использовать малые дозы препаратов. Пациентам с ХСН и амилоидозом можно с осторожностью назначать бета-адреноблокаторы, ингибиторы АПФ/сартанов, петлевые диуретики. Обязательно назначение антагонистов альдостерона. Важно помнить, что верапамил имеет свойство связываться с амилоидными фибриллами, поэтому при амилоидозе сердца противопоказан. Дигоксин также имеет такое свойство, поэтому при необходимости его назначения, следует регулярно проводить мониторинг его концентрации.

Возможности антиаритмической терапии при ATTR-амилоидозе крайне ограничены, и единственным препаратом, который можно использовать для профилактики желудочковых нарушений ритма и пароксизма и фибрилляции предсердий, является амиодарон [20].

Механическая дисфункция предсердий при амилоидозе приводит к высокому риску тромбообразования даже при сохранении синусового ритма, поэтому антикоагулянтную терапию рекомендуется начинать максимально рано и независимо от оценки риска по шкале CHA2DS2-VASc. Однако необходимо взвешивать эффективность и безопасность антикоагулянтной терапии в связи с существованием амилоидной васкулопатии или дефицита X фактора [20].

Тафамидис ЛП-007319 – первый и единственный препарат в России, одобренный к применению у взрослых пациентов с ATTR-КМП для специфического лечения транстиретинового амилоидоза, обусловленного транстиретином дикого типа или наследственной формой заболевания, который снижает смертность от всех причин и частоту госпитализаций в связи с осложнениями со стороны сердечно-сосудистой системы. Виндамэкс® (тафамидис ЛП-007319) относится к группе стабилизаторов тетрамерной структуры транстиретина. Он связывается с участками присоединения тироксина, препятствует диссоциации ТТР, и, следовательно, сдерживает процесс амилоидогенеза [6, 16, 17].

В 2017 году были опубликованы результаты многоцентрового клинического исследования по применению двух доз тафамидиса (20 мг и 80мг) у больных ATTR-КМП [21]. Анализ результатов показал, что через 18 месяцев от начала терапии тафамидисом отмечалось снижение смертности больных с ATTR-КМП на 30% и снижение частоты госпитализаций на 32%. Примечательно, что эффективность тафамидиса не зависела и от типа, наследственного или дикого, амилоидной кардиомиопатии [17, 21].

Длительный прием тафамидиса в рамках исследования положительно повлиял на качество жизни пациентов и показатели их физической активности. Изменение дистанции в тесте 6-минутной ходьбы и количества баллов по Канзасскому опроснику для больных кардиомиопатией не различалось у пациентов с диким и вариантным типами ATTR-КМП. Показатели снижения уровня нутрийуретического пептида к 30 месяцу наблюдения у пациентов с различным генотипом также принципиально не отличались [17, 22, 23].

Проведение ковариантного анализа [22] выявило преимущества дозы тафамидиса в 80 мг в отношении большей стабилизации TTR и снижения уровня натрийуретического пептида. При анализе отдаленных результатов – через 51 месяц после начала приема препарата – эти преимущества стали еще более очевидны.

Чуть позже была предложена иная форма тафамидиса в варианте свободной кислоты, содержащей дозу 61 мг. Было показано, что препарат в дозе 80 мг стабилизирует транстиретин в такой же степени, как и свободная кислота тафамидиса в дозе 61 мг. Именно второй вариант препарата был введен на российский рынок.

«Очень важно вовремя поставить диагноз транстиретинового амилоидоза и назначить препарат, который предупреждает образование и отложение амилоида в миокарде, тем самым сдерживая прогрессирование сердечной недостаточности», – заключила профессор Моисеева.

Амилоидоз встречается гораздо чаще, чем диагностируется. Сегодня на вооружении отечественных клиницистов имеется эффективныйалгоритм для диагностики этого заболевания и эффективное средство лечения, которые можно и нужно использовать.

Литература:

  1. Joseph P. Donnelly, Mazen Hanna Cardiac amyloidosis: An update on diagnosis and treatment. Cleveland Clinic Journal of Medicine Dec 2017, 84 (12 suppl 3) 12-26; DOI: 10.3949/ccjm.84.s3.02
  2. Siddiqi OK, Ruberg FL. Cardiac amyloidosis: An update on pathophysiology, diagnosis, and treatment. Trends Cardiovasc Med. 2018;28(1):10-21. doi:10.1016/j.tcm.2017.07.004
  3. Kholová I, Niessen HW. Amyloid in the cardiovascular system: a review. J Clin Pathol. 2005 Feb;58(2):125-33. doi: 10.1136/jcp.2004.017293. PMID: 15677530; PMCID: PMC1770576.
  4. Hou, X., Aguilar, M.-I. and Small, D.H. (2007), Transthyretin and familial amyloidotic polyneuropathy. The FEBS Journal, 274: 1637-1650. https://doi.org/10.1111/j.1742-4658.2007.05712.x
  5. Ruberg FL, Grogan M, Hanna M, Kelly JW, Maurer MS. Transthyretin Amyloid Cardiomyopathy: JACC State-of-the-Art Review. J Am Coll Cardiol. 2019 Jun 11;73(22):2872-2891. doi: 10.1016/j.jacc.2019.04.003. PMID: 31171094; PMCID: PMC6724183.
  6. Maurer MS, Elliott P, Comenzo R, Semigran M, Rapezzi C. Addressing Common Questions Encountered in the Diagnosis and Management of Cardiac Amyloidosis. Circulation. 2017 Apr 4;135(14):1357-1377. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.116.024438. PMID: 28373528; PMCID: PMC5392416.
  7. González-López E, López-Sainz Á, Garcia-Pavia P. Diagnosis and Treatment of Transthyretin Cardiac Amyloidosis. Progress and Hope. Rev Esp Cardiol (Engl Ed). 2017 Nov;70(11):991-1004. English, Spanish. doi: 10.1016/j.rec.2017.05.036. Epub 2017 Sep 1. PMID: 28870641.
  8. Witteles RM, Bokhari S, Damy T, Elliott PM, Falk RH, Fine NM, Gospodinova M, Obici L, Rapezzi C, Garcia-Pavia P. Screening for Transthyretin Amyloid Cardiomyopathy in Everyday Practice. JACC Heart Fail. 2019 Aug;7(8):709-716. doi: 10.1016/j.jchf.2019.04.010. Epub 2019 Jul 10. PMID: 31302046.
  9. Geller HI, Singh A, Alexander KM, Mirto TM, Falk RH. Association Between Ruptured Distal Biceps Tendon and Wild-Type Transthyretin Cardiac Amyloidosis. JAMA. 2017 Sep 12;318(10):962-963. doi: 10.1001/jama.2017.9236. PMID: 28898370; PMCID: PMC5818850.
  10. Клинические рекомендации по диагностике и лечению системного амилоидоза 2020, https://clinpharm-journal.ru/articles/2020-1/klinicheskie-rekomendatsii-po-diagnostike-i-lecheniyu-sistemnogo-amiloidoza/
  11. Lousada I, Comenzo RL, Landau H, Guthrie S, Merlini G. Light Chain Amyloidosis: Patient Experience Survey from the Amyloidosis Research Consortium. Adv Ther. 2015 Oct;32(10):920-8. doi: 10.1007/s12325-015-0250-0. Epub 2015 Oct 23. PMID: 26498944; PMCID: PMC4635176.
  12. Bistola V, Parissis J, Foukarakis E, Valsamaki PN, Anastasakis A, Koutsis G, Efthimiadis G, Kastritis E. Practical recommendations for the diagnosis and management of transthyretin cardiac amyloidosis. Heart Fail Rev. 2021 Jul;26(4):861-879. doi: 10.1007/s10741-020-10062-w. Epub 2021 Jan 15. PMID: 33452596.
  13. Garcia-Pavia, P., Rapezzi, C., Adler, Y., Arad, M., Basso, C., Brucato, A., Burazor, I., Caforio, A. L. P., Damy, T., Eriksson, U., Fontana, M., Gillmore, J. D., Gonzalez-Lopez, E., Grogan, M., Heymans, S., Imazio, M., Kindermann, I., Kristen, A., Maurer, M. S.,. .. Linhart, A. (2021). Diagnosis and treatment of cardiac amyloidosis: a position statement of the ESC Working Group on Myocardial and Pericardial Diseases. European Heart Journal, 42(16), 1554-1568. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehab072
  14. Dorbala S, Ando Y, Bokhari S, Dispenzieri A, Falk RH, Ferrari VA, Fontana M, Gheysens O, Gillmore JD, Glaudemans AWJM, Hanna MA, Hazenberg BPC, Kristen AV, Kwong RY, Maurer MS, Merlini G, Miller EJ, Moon JC, Murthy VL, Quarta CC, Rapezzi C, Ruberg FL, Shah SJ, Slart RHJA, Verberne HJ, Bourque JM. ASNC/AHA/ASE/EANM/HFSA/ISA/SCMR/SNMMI expert consensus recommendations for multimodality imaging in cardiac amyloidosis: Part 1 of 2-evidence base and standardized methods of imaging. J Nucl Cardiol. 2019 Dec;26(6):2065-2123. doi: 10.1007/s12350-019-01760-6. Erratum in: J Nucl Cardiol. 2021 Aug;28(4):1761-1762. PMID: 31468376.
  15. Виндамэкс. Государственный реестр лекарственных средств. https://zdravmedinform.ru/grls/reg-lp-007319.html
  16. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата «Виндамэкс».
  17. Maurer MS et al. Tafamidis treatment for patients with transthyretin amyloid cardiomyopathy. N Engl J Med 2018 Aug 27; [e-pub]. (https://doi.org/10.1056/NEJMoa1805689)
  18. Maurer MS, Bokhari S, Damy T, Dorbala S, Drachman BM, Fontana M, Grogan M, Kristen AV, Lousada I, Nativi-Nicolau J, Cristina Quarta C, Rapezzi C, Ruberg FL, Witteles R, Merlini G. Expert Consensus Recommendations for the Suspicion and Diagnosis of Transthyretin Cardiac Amyloidosis. Circ Heart Fail. 2019 Sep;12(9):e006075. doi: 10.1161/CIRCHEARTFAILURE.119.006075. Epub 2019 Sep 4. PMID: 31480867; PMCID: PMC6736650.
  19. Bokhari S, Shahzad R, Castaño A, Maurer MS. Nuclear imaging modalities for cardiac amyloidosis. J Nucl Cardiol. 2014 Feb;21(1):175-84. doi: 10.1007/s12350-013-9803-2. PMID: 24162886; PMCID: PMC4302756.
  20. Adam RD, Coriu D, Jercan A, B?deli?? S, Popescu BA, Damy T, Jurcu? R. Progress and challenges in the treatment of cardiac amyloidosis: a review of the literature. ESC Heart Fail. 2021 Aug;8(4):2380-2396. doi: 10.1002/ehf2.13443. Epub 2021 Jun 5. PMID: 34089308; PMCID: PMC8318516.
  21. Maurer MS, Elliott P, Merlini G, Shah SJ, Cruz MW, Flynn A, Gundapaneni B, Hahn C, Riley S, Schwartz J, Sultan MB, Rapezzi C; ATTR-ACT Study Investigators. Design and Rationale of the Phase 3 ATTR-ACT Clinical Trial (Tafamidis in Transthyretin Cardiomyopathy Clinical Trial). Circ Heart Fail. 2017 Jun;10(6):e003815. doi: 10.1161/CIRCHEARTFAILURE.116.003815. PMID: 28611125.
  22. Damy T, Garcia-Pavia P, Hanna M, Judge DP, Merlini G, Gundapaneni B, Patterson TA, Riley S, Schwartz JH, Sultan MB, Witteles R. Efficacy and safety of tafamidis doses in the Tafamidis in Transthyretin Cardiomyopathy Clinical Trial (ATTR-ACT) and long-term extension study. Eur J Heart Fail. 2021 Feb;23(2):277-285. doi: 10.1002/ejhf.2027. Epub 2020 Nov 12. PMID: 33070419; PMCID: PMC8048553.
  23. Rapezzi C, Elliott P, Damy T, Nativi-Nicolau J, Berk JL, Velazquez EJ, Boman K, Gundapaneni B, Patterson TA, Schwartz JH, Sultan MB, Maurer MS. Efficacy of Tafamidis in Patients With Hereditary and Wild-Type Transthyretin Amyloid Cardiomyopathy: Further Analyses From ATTR-ACT. JACC Heart Fail. 2021 Feb;9(2):115-123. doi: 10.1016/j.jchf.2020.09.011. Epub 2020 Dec 9. PMID: 33309574.

PP-VDM-RUS-0059 актуально на 25.11.2021
Служба медицинской информации Pfizer: medinfo@pfizer.com, www.pfizermedinfo.ru
«Пфайзер Инновации», 123112 Москва, Пресненская наб., д. 10, БЦ «Башня на Набережной» (Блок С),
Телефон: + 7(495)287-5000


Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:




Вход на сайт