«Есть врачи, которые зарабатывают больше, чем я. И меня это радует»

С главным врачом больницы скорой медицинской помощи Аланом Юрьевичем Цкаевым мы обсудили, как изменился подход к хирургическим больным, и как к этому отнеслись врачи.




А.Ю.Цкаев, главный врач больницы скорой медицинской помощи, главный внештатный хирург Калужской области

ЛВ: Как долго вы руководите этой больницей?

Алан Юрьевич: С ноября 2013 года.

ЛВ: Все свое рабочее время Вы занимаетесь именно управленческой деятельностью?

А.Ю.: Конечно, основное время уходит на управление. Но раз в неделю я все еще оперирую, чтобы не утратить мануальные навыки и, если так можно выразиться, «для души». Это дает колоссальный заряд и помогает чувствовать себя врачом, а не чиновником при медицине.

ЛВ: Что вы хотели привнести, когда пришли на свой пост?

А.Ю.: Я просто понимал, как все должно быть устроено. Сейчас принято ругать здравоохранение, мы пытаемся перенимать зарубежный опыт. Но у нас есть своя медицинская система, которая раньше прекрасно работала. Нужно взять ее ядро, модернизировать и адаптировать к современным условиям. Тем более, что наш, российский, подход уникален — у нас лечат не болезнь, а человека.

Когда я пришел в БСМП, применялось много устаревших методик лечения. На современные технологии переходили неохотно – непривычно работать. Но ведь если не переучиться, то никакого прогресса не будет.

ЛВ: А как именно справились? Бывает ведь, что люди как работали, так и продолжают «по старинке».

А.Ю.: У нас высокая ротация кадров, и незаменимых нет. Всем приходится адаптироваться и учиться новому.

ЛВ: Вы повысили формальные требования?

А.Ю.: Повысили требования, ввели контроль. Почему больной провел в больнице пять дней? Почему его не прооперировали в течение суток?

ЛВ: Что вы думаете о новом поколении врачей?

А.Ю.: К сожалению, в 90-е годы были разрушены основы высшей школы и уровень образования студентов нередко оставлял желать лучшего. Сегодня идет активное возрождение системы обучения. Яркий пример – медицинский факультет ИАТЭ НИЯУ «МИФИ» в г. Обнинск, который в этом году выпускает своих первых студентов. Мы активно сотрудничаем с этим вузом. Увлеченный, болеющий за дело преподавательский состав. А какие студенты! Горящие глаза, на практику готовы идти в любое отделение. Помимо обязательного обучения участвуют в различных мероприятиях, где тоже напитываются знаниями. И таких примеров становится все больше.

Если говорить о молодых врачах больницы, то у них есть все возможности для обучения и профессионального роста. С одной стороны, мы приглашаем на базу БСМП известных профессоров, лучших специалистов страны, которые читают лекции и проводят мастер-классы. Причем не кому-то отдельно, а всему врачебному коллективу. Поощряем выезды на специализированные научные конференции. Так, в прошлом году наши травматологи выезжали на несколько международных мероприятий, где не только перенимали чужой опыт, но и делали доклады о своих наработках.

ЛВ: А как стимулировать своих подчиненных, чтобы они работали более эффективно?

А.Ю.: Если врач хорошо работает, то к нему выстраивается очередь. Таких врачей мы привлекаем, даем им лучшее оборудование. Они оперируют еще лучше, еще быстрее.

И всегда есть финансовый ресурс. Если врач работает хорошо, то можно увеличить зарплату или дать премию. У меня в больнице есть врачи, которые зарабатывают больше, чем я, и это меня радует. Но и оперируют они в разы больше, чем в другой больнице. Здесь все закономерно.

ЛВ: Какие самые главные изменения произошли в больнице за почти 5 лет вашего руководства?

А.Ю.: Думаю вы заметили, что у нас больничные коридоры полупустые. Раньше было не так. В стационарах не хватало мест, потому что люди приходили за 5-10 дней до операции на обследование и просто жили в больнице.

Мы оптимизировали устройство больницы. За основу взяли принцип fast-track – «быстрой хирургии». Если поступает больной, диагностика проводится в течение нескольких часов. Затем его оперируют и через несколько дней выписывают домой. А если хирургическое вмешательство несложное, то проводится оно в условиях дневного стационара, и вечером человек уже отправляется домой.

По всем основным направлениям нас курируют специалисты из Москвы. Например, врачей Центра травматологии и ортопедии курируют специалисты из ЦИТО им. Н.Н. Приорова. Мы внедрили их методики, проводится по 6-8 различных операций каждый день. Причем неважно, насколько сложных – в течение суток человек должен быть прооперирован.

Процент смещений после переломов благодаря новым методикам за 2 года снизился с 23% до 3%. А оперируем мы при этом на 5 тысяч человек в год больше.

ЛВ: Что с новыми технологиями?

А.Ю.: Fast-track-хирургия без них невозможна.

Раньше при переломах таза пациенту строго назначалось шесть месяцев постельного режима. Сейчас с появлением аппаратов внешней фиксации больные встают уже на 3-5 сутки и начинается активный процесс восстановления. В прошлом году стали проводить операции по эндопротезированию плечевого сустава и при неосложненных переломах позвоночника.

В гнойной хирургии появились озонаторы, аспираторы — все необходимое оборудование, чтобы предотвратить распространение инфекции. Внедряем итальянские методики кожной пластики.

У нас работает единственный в регионе операционный комплекс OR1 Karl Storz. Он оснащен видеокамерами и мониторами высокой четкости, может вести запись и онлайн-трансляции операций. Это помогает как в повседневной работе, так и в обучении хирургов и студентов. Развивается телемедицина. Дистанционно можно провести консультацию, посмотреть рентгеновские снимки, снимки с КТ и МРТ – это очень удобно.

Эндохирургическими методиками владеет каждая бригада. Процент лапароскопических операций в БСМП достигает 50%, и их мы проводим в три раза больше, чем в соседних областях.

ЛВ: Для бюджета области fast-track хирургия – облегчение или дополнительные расходы?

А.Ю.: Fast-track требует технологий. И из-за этого он формально дороже. Но при этом человек в разы быстрее становится трудоспособным и возвращается к работе. Если посчитать, общий экономический эффект будет сугубо положительным. Но формально учитывается только стоимость помощи в стационаре, а она дороже.

Сегодня больные не хотят лежать в стационаре. И это вполне понятно. Все хотят прийти, сделать операцию и уйти домой. Современные технологии дают нам возможность переместить значительную часть пациентов в дневной стационар. При этом мы экономим средства и идем навстречу людям.

ЛВ: А какие остаются проблемы?

А.Ю.: Есть такое понятие «потребительский экстремизм». И мы все больше сталкиваемся с этим явлением. Возрос поток пациентов. В два раза увеличилось количество благодарностей от них, но количество жалоб тоже возросло. При этом обоснованных жалоб — единицы. Бывает такое, что человек еще даже не приехал в больницу, а родственники уже звонят и жалуются всюду — в Минздрав, в прокуратуру — чтобы в больнице врачи засуетились. Из прокуратуры звонят, а у нас такого больного еще нет.

Эта ситуация крайне сложная для врачей. Не только доктор должен доверять пациенту, но и пациент доктору. Только тогда будет результат. Но мы в этом плане надеемся на лучшее. У нас молодой коллектив, мы ему доверяем, верим в него. Но и проверяем строго.




Актуальные проблемы

Специализации



Календарь событий:



самые читаемые