Особенности питания детей первых лет жизни. Проблемы и решения

Особенности питания детей первых лет жизни. Проблемы и решения

Представлены основные принципы организации питания детей раннего возраста в соответствии с современными международными и отечественными рекомендациями. Показана роль основных продуктов прикорма для развития ребенка. Рассмотрена роль продуктов промышленног




Feeding habits of children of the first years of life. Problems and solutions

The basic principles of infant feeding in line with current international and national recommendations were presented. The role of the main feeding products for children’s development was shown. The role of industrial products in the prevention of deficiency states, food allergies, gastrointestinal functional disorders was considered.

Реклама

Согласно современным представлениям, питание в раннем возрасте не только обеспечивает нормальное функционирование всех органов и систем, физический рост, психоэмоциональное развитие и здоровье ребенка, но и формирует состояние метаболизма, определяющее здоровье в последующие годы. В настоящее время многочисленные исследования показывают взаимосвязь характера питания на первом году жизни и развития таких заболеваний, как ожирение, сахарный диабет 2-го типа, артериальная гипертензия. Показана связь уровня потребления белка с избыточной прибавкой массы тела ребенка. Так, дети, получающие молочные смеси с высоким содержанием белка или неадаптированные молочные продукты (цельное коровье молоко, кефир), имеют более высокую прибавку в весе и большую толщину кожно-жировых складок по сравнению с детьми, получающими грудное молоко. Высокий уровень белка сопровождается повышением уровня инсулиногенных аминокислот в плазме крови, что приводит к стимуляции секреции инсулина и инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1). ИФР-1 увеличивает пролиферацию и дифференцировку адипоцитов, таким образом предрасполагая к развитию ожирения в последующем [1, 2].

В то же время именно в раннем возрасте закладывается модель пищевого поведения, формируются устойчивые вкусовые предпочтения, воспитывается отношение к процедуре приема пищи. В связи с этим организация рационального питания ребенка раннего возраста является важной задачей практикующего врача-педиатра.

Грудное вскармливание является оптимальным видом питания ребенка первого года жизни за счет оптимального и сбалансированного уровня пищевых веществ, наличия широкого спектра биологически активных веществ и факторов защиты, высокой усвояемости пищевых веществ организмом ребенка. Вместе с тем на определенном этапе развития ребенок начинает испытывать потребность в дополнительном количестве энергии, минеральных веществ и витаминов, пищевых волокон и других нутриентов, необходимых для дальнейшего роста и развития. Ко второму полугодию жизни поступление железа, цинка, меди, кальция, фосфора, магния и большинства витаминов с женским молоком становится недостаточным, а эндогенные запасы пищевых веществ у ребенка существенно ограничены, поэтому может возникнуть дефицит этих элементов. При этом объем молока или молочной смеси, необходимый для удовлетворения возрастающих потребностей, превышает физиологическую вместимость желудка. С этой целью в рацион ребенка вводят прикорм — продукты, кроме женского молока или детских молочных смесей, дополняющие рацион пищевыми веществами, необходимыми для дальнейшего роста и развития ребенка. Помимо собственно пищевого обеспечения прикорм способствует развитию моторной и секреторной активности пищеварительной системы, жевательного аппарата, формированию адекватных вкусовых привычек.

В течение последних лет теория и практика назначения прикорма претерпели ряд изменений. Основные положения представлены в «Национальной программе оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации» [3]. Принципиально новым подходом является индивидуализация прикорма по срокам введения, последовательности и ассортименту продуктов с учетом состояния здоровья ребенка и его нутритивного статуса.

Оптимальным сроком начала введения прикорма является возраст в интервале 4–6 месяцев. К 4–5 месяцам жизни повышается активность пепсина и других протеаз, панкреатической амилазы, усиливается секреция соляной кислоты в желудке, созревают рефлекторные механизмы, необходимые для проглатывания полужидкой и твердой пищи (угасание «рефлекса выталкивания ложки», готовность к жевательным движениям). В этот период также повышаются местные защитные свойства слизистой оболочки кишечника за счет снижения повышенной ее проницаемости в связи с созреванием гликопротеидного комплекса слизи и снижением текучести мембран энтероцитов, повышением уровня секреторного IgA, становлением механизмов антигенного блокирования [4]. Этот возрастной период также определяется как «критическое окно» для формирования пищевой толерантности. Несвоевременное введение прикорма может привести к ряду нежелательных последствий (табл.).

Нежелательные последствия несвоевременного введения прикорма

При организации прикорма целесообразно использовать продукты промышленного производства, которые обладают рядом преимуществ:

  • гарантированная химическая и микробиологическая безопасность;
  • гарантированный состав, соответствующий возрастным особенностям;
  • оптимальная степень измельчения, соответствующая возрастным особенностям жевания и пищеварения ребенка;
  • высокое качество и безопасность сырья;
  • широкий спектр продуктов, в том числе малодоступных в домашних условиях (экзотические фрукты, спаржа, брокколи, трудноразваривающиеся крупы — кукуруза, рожь, ячмень, смеси из нескольких круп);
  • быстрота и легкость приготовления (не требуют варки);
  • возможность дополнительного обогащения (витамины, микроэлементы, пре- и пробиотики, полиненасыщенные жирные кислоты).

Дети раннего возраста особенно чувствительны к недостаточному поступлению микронутриентов. Дефицит витаминов и минералов сопровождается снижением адаптационных возможностей организма, нарушением активности ферментных систем, гормональными и иммунными дисфункциями, нарушением кроветворения, что ведет к нарушению роста и развития. В первые месяцы жизни ребенка обеспеченность микронутриентами напрямую связана с содержанием их в материнском молоке или молочной смеси. Начиная со второго полугодия весомый вклад вносят продукты прикорма, которые должны обеспечивать не менее 50% суточной физиологической потребности в микронутриентах, а для железа и цинка более 90% [5]. По мнению большинства отечественных и зарубежных специалистов, использование прикорма «домашнего» производства не позволяет обеспечить ребенка необходимым количеством микронутриентов. Это связано с использованием современных агротехнических приемов и повсеместным истощением почв, что приводит к значительному снижению витаминов и минеральных солей в овощах, фруктах, продуктах переработки зерновых культур. Термическая обработка продуктов, их длительное и неправильное хранение также способствуют существенным потерям микронутриентов. Использование продуктов прикорма промышленного производства позволяет обеспечить 30–50% суточной потребности ребенка в витаминах и минеральных веществах.

В отношении выбора первого продукта прикорма и последовательности введения на сегодняшний день сформирована четкая позиция, согласно которой отсутствуют убедительные данные, свидетельствующие о существенных преимуществах последовательности введения того или иного продукта. Необходимым признается лишь адекватное поступление с пищей всех необходимых пищевых веществ, включая микронутриенты. В связи с этим в качестве первого продукта целесообразно выбирать кашу или овощ­ное пюре.

Зерновые продукты содержат углеводы, преимущественно полисахариды, являющиеся источником медленно утилизируемой энергии, что способствует ощущению более длительной сытости, позволяет увеличить промежутки между кормлениями и уменьшить число кормлений. Каша обеспечивает 20–30% суточной потребности ребенка в пищевых веществах и энергии. Кроме того, злаки являются источником белка, витаминов (особенно группы В), минералов, пищевых волокон. Возможная комбинация злаков с овощами, фруктами, мясом способствует формированию разно­образия вкусовых ощущений и повышает их биологическую ценность. Самой высокой пищевой ценностью обладают гречневая и овсяная крупы. Эти злаки богаты растительным белком, пищевыми волокнами, содержат достаточное количество калия, фосфора, магния, железа, цинка, витаминов группы В. Рисовая и кукурузная крупы отличаются высоким содержанием крахмала, но невысоким уровнем жира, белка, витаминов и минеральных солей.

На первых этапах ребенку предпочтительно вводить монокомпонентную безмолочную безглютеновую кашу (греча, рис или кукуруза). Использование в качестве первого прикорма низкоаллергенных каш промышленного производства представляется наиболее целесообразным, поскольку они обогащены основными витаминами и минералами, пищевыми волокнами, не содержат молока, сахара, соли, глютена, искусственных консервантов и красителей, ароматизаторов. Примером могут служить низкоаллергенные каши, производимые компанией Heinz (Низкоаллергенная гречневая кашка, Низкоаллергенная кукурузная кашка, Низкоаллергенная рисовая кашка). Применение каши без добавления сахара и молока снижает ее калорийность, облегчает привыкание в последующем к несладкому овощному пюре в качестве второго вида прикорма, а также является эффективным способом профилактики дефицитных состояний у детей со второго полугодия жизни.

Инновационные технологии, используемые в настоящее время в производстве продуктов детского питания, позволяют придавать кашам функциональные свойства, обогащая их про- и пребиотиками. «Пребиотическая концепция» впервые была представлена G. R. Gibson и M. B. Roberftoid в 1995 г. Она направлена на изменение кишечной микробиоты под действием пищи за счет избирательной стимуляции одного или нескольких видов потенциально полезных групп бактерий, уменьшения численности патогенных микроорганизмов или их метаболитов и улучшения состояния макроорганизма [6]. В качестве пребиотиков в продуктах прикорма используют инулин и олигофруктозу, которые часто объединяют термином «фруктоолигосахариды» (ФОС), или «фруктаны». Инулин — полисахарид, имеющий линейное строение, состоит из фруктозильных звеньев со степенью полимеризации > 10, связанных между собой β-(2-1)-гликозидной связью. Олигофруктоза имеет степень полимеризации от 2 до 10 с молекулой глюкозы в конце цепи. Инулин содержится во многих растениях (корне цикория, репчатом луке, луке порее, чесноке, топинамбуре, бананах). Промышленным источником инулина является корень цикория. Фруктаны являются типичными пребиотиками. β-связь этих молекул не расщепляется α-глюкозидазами кишечника, и они в неизмененном виде достигают толстой кишки, где утилизируются кишечной микробиотой, обеспечивая ее рост и функциональную активность, подавляя рост потенциально патогенных бактерий: Clostridium perfringens, Clostridium enterococcui [7, 8]. В ряде экспериментальных и клинических исследований показано иммуномодулирующее действие фруктанов. Установлено, что регулярное их употребление влияет на активность Т-лимфоцитов и NK-клеток, фагоцитов, образование цитокинов, в том числе ФНО-α и γ-интерферрона [9, 10]. Положительное влияние инулина и олигофруктозы на устранение функциональных нарушений пищеварения у детей установлено в ряде исследований. Показано уменьшение таких клинических симптомов, как срыгивание, колики, метеоризм, запор, на фоне приема обогащенных инулином и олиго­фруктозой продуктов прикорма [11]. Вся линейка каш Heinz (низкоаллергенные, безмолочные, молочные, лакомые, Любопышки) содержат инулин, а десертные пюре Heinz и детское печенье Heinz олигофруктозу.

Таким образом, выбор первого прикорма требует индивидуального подхода. Кашу в качестве первого прикорма следует вводить детям с недостаточными весовыми прибавками, неустойчивым стулом, склонностью к срыгиваниям, признаками рахита, латентным дефицитом железа или анемией, пищевой аллергией, недоношенным, а также детям, которым прикорм начинает вводиться после 6 месяцев жизни.

Позднее можно использовать молочные и глютенсодержащие каши, поликомпонентные каши. Добавление молока и фруктов, комбинация злаков повышают пищевую ценность каши, способствуют формированию вкусовых восприятий. Детские каши должны быть адаптированы к этапам развития ребенка, его функциональным возможностям и возрастающим физиологическим потребностям в нутриентах. Так, на начальном этапе каши имеют жидкую гомогенную консистенцию. Для детей 9–12 месяцев для развития навыков жевания и стимуляции моторной активности кишечника можно использовать каши с более плотной консистенцией, которые содержат мелкие мягкие хлопья круп, кусочки фруктов (яблоки, персики, бананы, вишня, слива, изюм и др.).

Овощи являются источником углеводов, минералов и микроэлементов (в том числе калия, натрия, железа), витаминов (группы В, каротиноидов, фолатов), а также важным источником растительных пищевых волокон. Начинать введение овощного пюре следует с одного вида овощей, обладающих нежной клетчаткой (кабачок, патиссон, тыква, цветная капуста, брокколи), в дальнейшем сочетая и комбинируя их с фруктами, злаками. Овощные монокомпонентные пюре производятся, как правило, без добавления загустителей, растительных масел, соли. В их состав входят только овощи и вода (брокколи, цветная капуста, тыквочка, морковочка Heinz), что делает их оптимальными для первого знакомства ребенка с новым продуктом. Овощные пюре с добавлением зеленого горошка и других бобовых культур в соответствии с отечественными традициями следует назначать не ранее 7 месяцев. Бобовые культуры имеют самое высокое содержание растительного белка, богаты витаминами и минералами (калий, магний, железо, фосфор). Однако, в связи с высоким содержанием растительных волокон и особых видов сахаров — трисахаридов раффинозы и стахиозы, они могут вызывать раздражение слизистой оболочки кишечника и усиливать газо­образование. С 8–9 месяцев в овощное пюре можно добавлять зелень (укроп, петрушка, сельдерей, шпинат), что улучшает вкусовые качества за счет высокого содержания эфирных масел, обогащает рядом витаминов. В качестве первого прикорма овощное пюре можно рекомендовать здоровым детям, а также детям с избыточными прибавками веса, склонностью к запорам.

Фруктовые пюре принадлежат к числу продуктов, которые широко используются в питании детей первых лет жизни. Они служат источником минеральных солей (калия, железа), пищевых волокон, сахаров, некоторых витаминов (витамина С, фолиевой кислоты, β-каротина, витамина Р), органических кислот. Наличие пищевых волокон (целлюлозы, гемицеллюлозы, пектина) способствует регуляции двигательной активности кишечника, а также связыванию на своей поверхности экзо- и эндогенных токсинов с последующим выведением их из кишечника с калом. Важно помнить, что некоторые виды пюре обладают потенциальной аллергенностью. Многочисленные клинические наблюдения, данные зарубежных исследований позволили сделать вывод, что введение фруктового пюре целесообразно не ранее четырех месяцев. Это положение отражено и в «Национальной программе оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации». Отечественные нутрициологи рекомендуют вводить фруктовое пюре после введения злакового и овощ­ного прикорма.

Всеобщая тенденция к более раннему введению мясного пюре нашла отражение и в отечественных рекомендациях, согласно которым назначение мясного прикорма предусмотрено с 6 месяцев жизни. Такой подход рассматривается как мера профилактики и коррекции дефицитных состояний, в первую очередь дефицита железа. Некоторые работы указывают на возможность вводить мясные продукты с 5–5,5 месяцев жизни при наличии железодефицитной анемии или ее риска и использовать их в качестве первого прикорма [13]. Известно, что дефицит железа на ранних этапах развития мозга может вызывать необратимые изменения (ухудшение когнитивных функций, снижение способности к обучению, запоминанию, снижение интеллектуального и психомоторного развития), а профилактика и своевременная коррекция позволяет улучшить когнитивные функции и минимизировать отдаленные последствия.

Мясо является источником полноценного животного белка со сбалансированным набором аминокислот (20–21%), «гемового» железа, минералов и микроэлементов (магний, цинк, калий, фосфор), витаминов группы В, РР. «Гемовое» железо усваивается организмом независимо от влияния других компонентов пищи на 17–22%, тогда как всасывание «негемового» железа составляет только 3–5%. При этом фитаты, пищевые волокна, фосфорно-кальциевые соединения снижают биодоступность «негемового» железа. Введение мяса рекомендуется начинать с монокомпонентного мясного пюре из гипоаллергенных сортов мяса (кролик, индейка), позднее расширяя рацион за счет говядины, свинины, курицы, ягнятины. Для облегчения адаптации к новому продукту вначале можно ввести мясорастительные или растительно-мясные консервы в комбинации с уже привычными для ребенка видами овощей, содержание мяса в которых не превышает 10–30%. Использование современных технологий производства мясных пюре позволяет адаптировать степень измельчения соответственно функциональным возможностям на разных этапах развития ребенка, а гарантированный состав (отсутствие крахмала, соли, красителей, ГМО, консервантов) придает им гипоаллергенные свойства. В ряде исследований показано, что комбинация мяса с овощами и злаками способствует улучшению усвоения как «гемового», так и «негемового» железа на 50–85% [14, 15]. Это, возможно, связано с противодействием мяса влиянию полифенолов и фитатов, присутствующих в растительных источниках «негемового» железа. Специальная технологическая обработка растительных продуктов (ферментация, помол, обжаривание и др.) позволяет уменьшить содержание фитатов, улучшая усвоение железа из комбинированных мясорастительных продуктов. Для детей старше 8 месяцев оптимально использование готовых комбинированных промышленных продуктов (комбинации мясо — овощи, рыба — овощи, мясо — злаки — овощи), например готовые обеды Heinz.

В последние десятилетия в развитых странах значительно выросла частота аллергических заболеваний. Пищевая аллергия является стартовым видом аллергической сенсибилизации и манифестирует, как правило, в раннем детском возрасте в виде атопического дерматита и различных гастроинтестинальных симптомов. После трех лет возможно развитие сенсибилизации к ингаляционным аллергенам с переходом в аллергический ринит и бронхиальную астму. Так, у детей первых двух лет жизни распространенность пищевой аллергии составляет 6–8%. Основными причинно значимыми аллергенами являются белки коровьего молока, куриного яйца, рыбы, пшеницы, сои. У детей с пищевой аллергией риск бронхиальной астмы и других аллергических заболеваний выше в 2–4 раза.

К факторам, способствующим росту распространенности аллергических заболеваний, можно отнести загрязнение окружающей среды, изменение характера питания в экономически развитых странах, распространение курения среди женщин фертильного возраста, характер ведения родов (отсроченное раннее прикладывание к груди, широкое распространение оперативного родоразрешения, использование антибиотиков в неонатальном периоде), раннее поступление аллергена (докорм заменителями грудного молока, ранний перевод на искусственное вскармливание). Следствием воздействия ряда факторов является изменение колонизации кишечника новорожденных, что проявляется в уменьшении общего количества, спектра и видового разнообразия комменсальной микрофлоры, увеличении роста протеолитической микрофлоры. Так, по данным M. M. Grunland, у детей, рожденных путем операции кесарева сечения, интенсивность колонизации бифидобактериями была достоверно ниже. У этих детей также была достоверно более высокая колонизация Сlostridium perfringens [16]. В работе S. Nutten показано, что использование антибиотиков широкого спектра у детей в постнатальном периоде приводит к значительному снижению, вплоть до полного исчезновения бифидобактерий и лактобацилл, замещению нормальной кишечной микробиоты антибиотикорезистентными штаммами, повышению активности тучных клеток, повышению уровней ИЛ-4, IgE [17]. По данным M. Wang, снижение количества бифидобактерий достоверно увеличивало риск развития атопии у детей первых 18 месяцев жизни [18]. Изменение состава микробиоты сопровождается иммунологическими сдвигами, задержкой созревания связанной с кишечником лимфоидной ткани (GALT), препятствующими формированию пищевой толерантности. Особое значение имеет проведение эффективных мер по профилактике аллергии у детей из группы высокого риска. К ним относятся исключительно грудное вскармливание в течение первых 4–6 месяцев, а при отсутствии грудного молока использование гипоаллергенных смесей с доказанными профилактическими свойствами, организация прикорма. За последнее десятилетие подходы к организации прикорма в этой группе детей существенно изменились. Индивидуальный график назначения, выбор монокомпонентных продуктов промышленного производства с низким аллергизирующим потенциалом и обогащенных функциональными компонентами, учет национальных традиций питания помогают снизить риск аллергической сенсибилизации. В настоящее время целесо­образным считается начинать введение прикорма в возрасте от 4 до 6 месяцев с учетом вида вскармливания и состояния здоровья, то есть в оптимальный период для выработки пищевой толерантности. При исключительно грудном вскармливании здоровому ребенку возможно введение прикорма с 6 месяцев, при этом кормящей матери нет необходимости назначать элиминационную диету. При наличии железодефицитной анемии, дисфункций желудочно-кишечного тракта, отставании в физическом развитии начинать введение прикорма можно с 4,5–5 месяцев. В период начала введения прикорма важно учитывать не только потенциальную аллергенность продуктов, но и лимитировать их ассортимент до 1–2 видов зерновых, овощей, мяса и фруктов [3, 19].

Клинические наблюдения и исследования последних лет показывают, что рекомендуемое ранее отсроченное введение высокоаллергенных продуктов не снижает риска аллергических заболеваний, а в некоторых случаях даже повышает его. Так, в исследовании A. Zutavern показано повышение риска развития экземы при позднем введении яиц [20]. В проспективном шведском исследовании за 4089 здоровыми детьми показано, что регулярное употребление рыбы существенно снижает частоту аллергических заболеваний к четырем годам [21]. В 2008 г. ESPGHAN опубликовала новые рекомендации, в которых указывается на отсутствие убедительных научных данных, что отказ или задержка введения потенциально аллергенных продуктов снижают риск аллергии как у здоровых детей, так и у детей из группы риска. Данная позиция нашла подтверждение и в более поздних работах. J. J. Koplin отмечает, что наиболее часто аллергические реакции отмечались у детей при назначении яиц на втором году жизни (27,6%) и значительно реже при назначении в конце первого полугодия (5,6%) [22]. B. Hesselmar показал, что введение рыбы здоровым детям из группы риска в 8–9 месяцев ассоциировалось со снижением развития атопического дерматита у них в возрасте 18 месяцев [23]. В соответствии с российскими рекомендациями желток куриного яйца может вводиться с 8–9 месяцев, рыба с 9–10 месяцев, творог с 6–7 месяцев.

Особый практический интерес представляют исследования по оценке гипоаллергенных свойств и переносимости продуктов промышленного производства с целью выявления их сенсибилизирующего потенциала. В исследовании Т. Э. Боровик, проведенном в 2014 г., проводилась оценка гипоаллергенных свойств серии продуктов прикорма компании Heinz на зерновой, плодоовощной, овощной и мясной основе. Результаты исследования показали хорошую переносимость продуктов детьми, положительное влияние на частоту и характер стула, низкий сенсибилизирующий потенциал, подтвержденный клиническими наблюдениями и результатами иммунологического исследования. Так, оценка уровня специфических IgE к пищевым аллергенам показала отсутствие их повышенных значений как исходно, так и после введения всех изучаемых продуктов, что позволило характеризовать данную серию продуктов как гипоаллергенную и рекомендовать в качестве продуктов первого выбора при введении прикорма как здоровым детям, так и детям из группы риска и со склонностью к аллергии [24].

Таким образом, питание в раннем возрасте является одним из ведущих факторов, определяющих здоровье ребенка. Организация прикорма в соответствии с современными представлениями и рекомендациями, а именно индивидуальный подход по срокам, последовательности введения и выбору продуктов в зависимости от состояния здоровья ребенка и его нутритивного статуса, позволяет не только обеспечить его необходимыми пищевыми веществами, но также профилактировать и корректировать функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта, дефицитные состояния, пищевую аллергию. Продукты прикорма промышленного производства, производимые с использованием современных технологий в соответствии с функциональными возможностями и возрастающими потребностями в пищевых веществах на разных этапах его развития, помогают строить сбалансированные рационы, расширять вкусовые восприятия, решать ряд задач, связанных с нарушениями состояния здоровья.

Литература

  1. Rolland-Cachera M. F., Deheeger M., Akrout M. et al. Influence of macronutrients on adiposity dewelopment: a follow up study of nutrition and from 10 months to 8 years of age // Obes. Relat. Metab. Disord. 1995: 19 (8): 573–578.
  2. Ziegler E. Growth of breast-fed and formula-fed infants. In: Protein and energy requirements in infancy and childhood. Nestle Nutrition Workshop Series. Ed. Karger AG. Basel, 2006; 58: 51–63.
  3. Национальная программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации. М., 2011. С. 20–21, 36–38.
  4. Руководство по детскому питанию / Под ред. В. А. Тутельяна, И. Я. Коня. М.: МИА, 2004. 347 с.
  5. World Health Organization (WHO) / Iron deficiency anemia: assessment, prevention and control. Geneva, 2001.
  6. Gibson G. R., Roberfroid M. B. Dietary modulation of the human colonic microbiota: introducing the concept of prebiotics // J Nutr. 1995, Jun; 125 (6): 1401–1412.
  7. Boehm G., Fanaro S, Jelinek J., Stahl B., Marini A. Prebiotic concept for infant nutrition // Acta Paediatr Suppl. 2003, Sep; 91 (441): 64–67.
  8. Fanaro S., Boehm G., Garssen J., Knol J., Mosca F., Stahl B., Vigi V. Galacto-oligosaccharides and long-chain fructo-oligosaccharides as prebiotics in infant formulas: a review // Acta Paediatr Suppl. 2005, Oct; 94 (449): 22–26.
  9. Vos A. P., Haarman M. et al. Dietary supplementation of neutral and acidic oligosaccharides enhances Th-1 dependent vactination responses in mice // Pediatr. Allergy. Immunol. 2007; 18 (4): 304–312.
  10. Трушина Е. Н., Мартынова Е. А., Никитюк Д. Б. и др. Влияние рационов, обогащенных инулином и олигофруктозой, в питании на клеточный иммунитет у крыс // Вопросы питания. 2005; 74 (3): 22–27.
  11. Конь И. Я., Сафронова А. И., Абрамова Т. В., Пустограев Н. Н., Куркова В. И. Каши с инулином в питании детей раннего возраста // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2012; 3: 106–110.
  12. Конь И. Я., Абрамова Т. В., Куркова В. И. и др. Фруктовые соки в питании детей первого года жизни как источник микронутриентов: новые возможности // Педиатрия. 2007; 1: 101–105.
  13. Krebs N. Meat as an early complementary food for infants: implications for macro- and micronutrient intakes // Nestle Nutr. Workshop. 2007, 60: 221–229.
  14. Hallberg L., Hoppe M., Andersson M. et al. The role of meat to improve the critical iron balance during weaning // J. Pediatr. 2003. 111 (4). 864–870.
  15. Hashke F., Pietschnig B., Vanura H. et al. Iron intake and iron nutritional statusof infants fed iron-fottified beikost with meat // Am. J. Clin. Nutr. 2000. 47 (1). 108–112.
  16. Gronlund M. M., Lehtonen O. P., Erkk E. et al. Fecal microbiota in healthy infants born by different methods of delivery: permanent changes in intestinal flora after Cesarian delivery // JPGN, 1999; 28: 19–25.
  17. Nutten S., Schumann A., Donnicola D. et al. Antibiotic administration early in life impaires specific humoral responses to an oral antigen and increases intestinal mast cell number and mediators concentracions // Clinical and Vaccine Immunology. 2007; 2: 190–197.
  18. Wang M., Kaelsson C., Olsson C. et al. Reduced diversity in the early fecal microbiotaof infants with atopic disease // All. Clin. Immunology. 2008; 12: 129–134.
  19. Bauer C., von Berg A., Niggemann B. et al. Positionspapier der Gesellschaft fur Pediatrische Allergologiae und Umweltmedizin (GPA) und der Deutscen Gesellschaft fur Allergologiae ubd clinical Immunolodiae (DGAI) // J. Allergo. 2004, 13: 120–125.
  20. Zutavern A., Brockov I., Schaaf B. et al. Timing of solid food introduction in relatiorl to atopic dermatitis and atopic sensitization: results from a prospective birth cohort study // Pediatrics. 2006; 117 (2): 401–411.
  21. Kull I., Bergstrom A., Lilia G. et al. Fish consumption during the first year of life and development of allergic diseases during childhood // Allergy. 2006; 61: 1009–1015.
  22. Koplin J. J., Osborne N. J., Wake M., Martin P. E. et al. Can early introduction of egg prevent egg allergy in infants? A population-based study // Allergy Clin. Immunol. 2010; 126: 807–813.
  23. Hesselmar B., Saalman R., Rudin A. et al. Early fish introduction is associated with less eczema, but not sensitization, in infants // Acta Paediatrica. 2010: 99 (12): 1861–1867.
  24. Боровик Т. Э., Звонкова Н. Г., Лукоянова О. Л., Бушуева Т. В. и др. Современные продукты прикорма в профилактике аллергических заболеваний: результаты проспективного исследования // Вопросы современной педиатрии. 2014; 13 (6).

Е. Л. Моисейкова, кандидат медицинских наук

ГБОУ ВПО СПбГМПУ МЗ РФ, Санкт-Петербург

Контактная информация: igumenjva@mail.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: