Особенности течения и отдаленные исходы генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниозной инфекции

Иерсиниоз и псевдотуберкулез продолжают оставаться одной из наиболее значимых медико-социальных проблем, в связи с их распространенностью, проблемами лабораторной диагностики и исходами.




Иерсиниоз и псевдотуберкулез продолжают оставаться одной из наиболее значимых медико-социальных проблем, в связи с их распространенностью, проблемами лабораторной диагностики и исходами. Доказана триггерная роль Yersinia enterocolitica в формировании хронической патологии кишечника, почек, щитовидной железы и коллагенозов [1–7]. По мнению некоторых исследователей это объясняется наличием перекрестно реагирующих детерминант у иерсиний и некоторых тканевых антигенов человека, в частности, белков клеток щитовидной железы, желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), клеток соединительной ткани и тубулярного эпителия почек [4, 5, 8, 9–12]. Некоторые авторы рассматривают такие заболевания, как гломерулонефрит, тиреоидит, болезнь Грейвса–Базедова, тромбоцитопению и гемолитическую анемию, как закономерный исход иерсиниоза [7, 8, 13]. После адекватного по современным представлениям лечения затяжное и хроническое течение иерсиниозной инфекции наблюдается у 10–55% больных, у 9–25% из них формируются системные заболевания (болезнь Рейтера, Крона, Гужеро–Шегрена, хронические заболевания соединительной ткани, аутоиммунные гепатиты, эндо-, мио-, пери- и панкардиты, тромбоцитопении и др.) [14]. По данным J. A. Hoogkamp-Korstanje (1996), иерсиниоз заканчивается хронизацией в 6–35% случаев.

Нормативных документов, регламентирующих сроки и объем диспансерного наблюдения пациентов, перенесших иерсиниоз, в настоящее время нет. В практическом здравоохранении диспансерное наблюдение за реконвалесцентами осуществляется обычно в течение 1–3 месяцев после выписки из стационара [15–18]. Однако неблагоприятные исходы иерсиниозной инфекции нередко дебютируют клинически спустя некоторое время (от нескольких месяцев до нескольких лет) после острого периода болезни, причем с полиморфной симптоматикой. В большинстве случаев пациенты с формирующейся постиерсиниозной патологией обращаются за медицинской помощью не к инфекционистам, а к врачам смежных клинических дисциплин, которые зачастую расценивают клиническую картину как проявление самостоятельной нозологии, не связанной с иерсиниозом. Как показывает практика, такой подход оказывается не всегда верным. Залогом выздоровления лиц, переболевших иерсиниозом и псевдотуберкулезом, является рациональная диспансеризация [19]. Однако сроки и объем диспансерного наблюдения реконвалесцентов не индивидуализированы и, как правило, определяются врачом в ходе наблюдения.

Целью нашего исследования явилось изучение особенностей течения и отдаленных исходов генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза для дальнейшей оптимизации системы диспансерного наблюдения больных.

Материалы и методы

Наблюдали 295 больных (198 мужчин и 97 женщин) в возрасте от 16 до 65 лет (49,2% в возрасте 19–25 лет и 38% в возрасте 26–45 лет), находившихся в 1995–2005 гг. под динамическим наблюдением с иерсиниозом (206 больных) и псевдотуберкулезом (89 больных). Из них 256 больных были госпитализированы в ИКБ № 2 г. Москвы и 39 наблюдались амбулаторно. Критерии включения больных: верифицированный диагноз иерсиниоза или псевдотуберкулеза; генерализованная и вторично-очаговая форма псевдотуберкулеза и иерсиниоза средней степени тяжести; возраст от 15 до 65 лет; отсутствие острой и хронической внебольничной микст-инфекции, тяжелых сопутствующих заболеваний, указаний на аутоиммунные заболевания в анамнезе больного и его кровных родственников и заболеваний, сопровождающихся иммунодефицитным состоянием (вирусные гепатиты, ВИЧ-инфекция, первичные иммунодефицитные состояния (ПИДС), вторичные иммунодефицитные состояния (ВИДС)), и алкоголизма; информированное согласие больного на длительное амбулаторное наблюдение. Большинство больных (62,4%) были госпитализированы в поздние сроки — после 6–10 дня от начала болезни. Диагноз был верифицирован у 92,5% больных бактериологическими (посев кала, крови, мочи и мазка с задней стенки глотки на диагностические среды для выявления роста и идентификации иерсиний (ФГУН ГНЦ ПМБ, п. Оболенск) и серологическими (РА и РНГА (НИИЭМ им. Пастера, СПб), ИФА (IBL, Germany) методами. У 7,5% больных ни один из использованных методов не позволил подтвердить клинический диагноз, что может объясняться сроками проведения обследования (более 3 лет от дебюта болезни). Однако типичная клиническая картина и наличие специфических антител в анамнезе позволили нам включить этих больных в разработку. Несмотря на преобладание молодого возраста, подавляющее большинство больных (69,5%) имели сочетанную хроническую патологию ЖКТ и желчевыводящих путей, ЛОР-органов, мочеполовой системы, опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой системы и щитовидной железы в стадии ремиссии.

В работе была использована клиническая классификация, предложеная Н. Д. Ющуком и Г. Н. Кареткиной в 1988 г. В соответствии с ней 184 пациента переболели генерализованной формой иерсиниоза (101 больной) и смешанной формой псевдотуберкулеза (83 больных); 111 больных — вторично-очаговой формой (ВОФ) иерсиниоза (105 больных) и псевдотуберкулеза (6 больных).

Продолжительность диспансерного наблюдения у большинства больных составила от 1 года до 5 лет, у пациентов с хроническим течением (49 больных) — до 10 лет. В течение первого года после острого периода пациентов обследовали комплексно каждые 2–3 месяца, затем 1 раз в 6 месяцев при отсутствии жалоб и отклонений в состоянии здоровья. При наличии клинико-лабораторного неблагополучия — более часто, по мере необходимости. По показаниям во время диспансерного наблюдения больные проходили обследование у ревматолога, гастроэнтеролога, эндокринолога, кардиолога, окулиста, дерматолога, гинеколога и гинеколога-эндокринолога с проведением необходимых лабораторно-инструментальных исследований.

Статистическая обработка результатов исследования проведена с помощью метода непараметрической статистики с использованием критерия Манна–Уитни и c2 для сравнения средних величин. Стадийная оценка клинических признаков в зависимости от исхода болезни проводилась с использованием регрессионного анализа с составлением уравнений регрессии. Математическая и статистическая обработка данных проводилась при помощи пакета статистических программ SPSS (9-я версия, допустимая ошибка Е = 5%).

Результаты и обсуждение

Длительное диспансерное наблюдение за переболевшими иерсиниозом и псевдотуберкулезом позволило нам разделить исходы иерсиниозной инфекции на несколько групп:

  1. выздоровление;
  2. неблагоприятные исходы: (а) формирование хронического течения иерсиниозной инфекции, (б) формирование патологических состояний и заболеваний, имеющих аутоиммунную природу;
  3. относительно неблагоприятные исходы с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента: (а) обострение хронических сопутствующих воспалительных заболеваний, (б) формирование новых заболеваний с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента;
  4. резидуальные явления.

Полученные данные показывают, что большинство больных (55,2%) после перенесенной иерсиниозной инфекции выздоравливали, при этом наилучший прогноз имели больные, принадлежащие к возрастной группе 19–25 лет (табл.). В то же время у 44,7% переболевших сформировались различные по генезу патологические состояния, входившие в категорию неблагоприятных исходов заболевания и наблюдавшиеся с довольно высокой частотой в возрастной группе 26–45 лет. Среди неблагоприятных исходов ведущее значение приобретало хроническое течение инфекционного процесса — 16,6%, а формирование этого исхода отмечалось чаще в возрасте старше 25 лет. В группу риска по развитию заболеваний и состояний, имеющих аутоиммунную и аллергическую природу, наоборот, входили преимущественно пациенты моложе 26 лет. Относительно неблагоприятные исходы несколько чаще были отмечены примерно в равной степени у больных 16–18 лет и 26–45 лет, особенно с формированием новых заболеваний с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента (64,5% от числа случаев с относительно неблагоприятным прогнозом). Что касается резидуальных явлений, то общая частота их развития была относительно небольшой и составляла 5,1% с явным преобладанием в этой группе больных старше 45 лет.

Циклическое течение иерсиниоза/псевдотуберкулеза наблюдалось у большинства больных (65,3%) с генерализованной формой и 5,4% больных с вторично-очаговой формой болезни (p < 0,05) (рис. 1). Циклическим считали такое течение заболевания, при котором клиническая картина на протяжении первых трех месяцев от начала болезни характеризовалась определенной последовательностью развития, нарастания и убывания симптомов иерсиниозной инфекции. Клинические проявления циклического течения схожи с симптомами генерализованной формы иерсиниоза и смешанной формы псевдотуберкулеза.

Рецидивирующее течение зарегистрировано у 23 (12,5%) больных генерализованной формой и 40 (36%) больных вторично-очаговой формой болезни (p < 0,05). Под рецидивом понимали повторные волны заболевания, развивающиеся на фоне выраженной ремиссии и нормальной температуры. У 14 (60,9%) больных рецидив наблюдался на 1-м месяце болезни (с 17 до 30 дня), у 9 (39,1%) больных — в более поздние сроки (чаще на 2-м месяце болезни, крайне редко на 8–16 месяце от начала болезни). Как правило, рецидив начинался с подъема температуры без предшествующих продромальных симптомов. Кроме лихорадки, наиболее часто встречающимися симптомами рецидива были: боли в животе различной локализации и интенсивности, расстройство стула, высыпания на коже и артралгии, реже — артриты. У большинства больных (82,6%) наблюдалась одна рецидивная волна, лишь у 4 (17,4%) — две и более. Второй рецидив протекал легче первого с преобладанием симптомов локальных поражений на фоне субфебрильной лихорадки (артрит, энтероколит).

Изменения гемограммы в период рецидива при генерализованной форме иерсиниоза/псевдотуберкулеза носили непостоянный характер. У большинства больных (65,2%) количество лейкоцитов в периферической крови оставалось в пределах нормы, у 34,8% — повышалось умеренно (до 10·109/л). У 73,9% больных за 7–10 дней до появления клинических признаков рецидива наблюдалось увеличение относительного числа лимфоцитов (в пределах 43%) или тенденция к их увеличению, выявляемая при динамическом контроле. Лишь у 17,4% пациентов зарегистрировали эозинофилию (до 7%). СОЭ оставалась в пределах нормы у 14 (60,9%) больных, у остальных — в пределах 25 мм/ч. Из биохимических показателей наиболее часто перед рецидивом и во время него наблюдали повышение уровня активности лактатдегидрогеназы (в пределах 650 МЕ/л), степень повышения которой зависела от варианта течения и продолжительности рецидивной волны.

В отличие от генерализованной формы при рецидивирующем течении ВОФ не было ни одного случая рецидива в течение первого месяца болезни. Самые ранние рецидивы регистрировались у 9 (22,5%) больных на 2–3 месяце от начала болезни, в среднем на 58,6 ± 5,7 дня болезни. У большинства пациентов (72,5%) первая рецидивная волна наблюдалась спустя 6 месяцев — 1 год после манифестации ВОФ иерсиниозной инфекции, а у 2 больных — спустя 1,5 года. Течение рецидива было схоже с рецидивными волнами, развивающимися у больных с генерализованной формой иерсиниоза. У большинства больных с рецидивирующим течением ВОФ в крови длительно сохранялся относительный лимфоцитоз (до 45%); число лейкоцитов, эозинофилов и СОЭ оставались в пределах нормы.

У 19,8% пациентов с генерализованной формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза регистрировали обострение болезни, характеризующееся ухудшением самочувствия, нарастанием лихорадки и симптомов периода разгара, реже — присоединением новых симптомов. В 65% случаев обострение развивалось в конце второй — начале третьей недели, в среднем на 17,5 ± 1,9 дня болезни; в 35% случаев — в более поздние сроки: 62,6 ± 8,9 дня болезни.

Затяжное течение болезни наблюдали у 17 (9,2%) больных генерализованной формой и 26,8% больных с вторично-очаговой формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза. Под затяжным течением понимали случаи заболевания, характеризующиеся волнообразным характером с чередованием периодов обострений и относительных ремиссий, продолжительностью от 3 до 6 месяцев от начала болезни. Как правило, развитие затяжного течения приводило к значительному изменению клинической картины генерализованной формы иерсиниоза/псевдотуберкулеза. В первую очередь это касается ослабления или полного исчезновения типичных «инфекционных» симптомов (озноба, лихорадки, явлений интоксикации, поражения печени и селезенки и др.) и появления сочетанного поражения нескольких органов и систем с признаками системного процесса или вторично-очаговых изменений.

У 28 (26,7%) больных с ВОФ иерсиниоза наблюдали волнообразное течение болезни с чередованием периодов обострений и относительных ремиссий. Лишь у 18 (42,9%) впервые обострения регистрировались на 2–3 месяце от начала ВОФ, в среднем на 53,8 ± 5,2 дня болезни. Большинство пациентов (64,9%) отмечали ухудшение самочувствия первые полгода от начала болезни, в среднем на 71,1 ± 6,8 дня болезни. Каждый третий пациент (35,7%) с волнообразным течением ВОФ отмечал ухудшение самочувствия с определенной периодичностью (от 2 до 5 раз в год на протяжении 1–5 лет), проявляющееся усилением симптомокомплекса вторично-очаговых проявлений. Как правило, обострения протекали у каждого пациента по-разному (или только с развитием артритического варианта, или только обострения энтероколита и т. п.). У 16 (57,1%) больных наблюдали несколько волн обострений (3 и более за год). У этих пациентов лабораторные показатели не отличались постоянством. Общее число лейкоцитов, как правило, оставалось в пределах нормы или с тенденцией к лейкопении, у 22 (78,6%) сохранялась стойкая лимфопения или тенденция к снижению относительного числа лимфоцитов периферической крови. У 17 (60,7%) больных наблюдали ускорение СОЭ до 30 мм/ч, величина которого соответствовала активности воспалительного процесса со стороны опорно-двигательной системы.

У большинства пациентов, переболевших генерализованной формой иерсиниозной инфекции, заболевание продолжалось до 3–4 недель. На момент выписки из стационара их самочувствие расценивалось как удовлетворительное, жалоб не было. Однако у 11 пациентов (13,3%) с псевдотуберкулезом и 23 (22,8%) с иерсиниозом регистрировали непостоянный субфебрилитет (в пределах 37,1–37,3  °С) во второй половине дня, как правило, не ощущаемый пациентами и выявляемый при измерении температуры каждые 2–3 часа в течение 5–7 дней.

После генерализованной формы иерсиниозной инфекции полное клинико-лабораторное выздоровление наблюдается у половины больных — 97 (52,7%) (рис. 2). Хронический характер течение генерализованной формы иерсиниоза/псевдотуберкулеза приобрело у 24 (13,0%) пациентов. Из них у 11 (45,8%) больных регистрировали длительную (более двух лет) циркуляцию в крови специфических IgA, что расценивалось как косвенный признак продолжающейся персистенции в организме Y. enterocolitica. Двое из них (18,2%) через 3–5 лет получили 2 группу инвалидности. Хроническое течение псевдотуберкулеза с длительным выделением Y. pseudotuberculosis I серотипа наблюдали у 1 (1,2%) больного, у которого в течение последующих 5 лет диагностировали анкилозирующий спондилит. В течение 1–5 лет заболевания с аутоиммунным компонентом сформировались у 17 (9,2%) больных (15 — с иерсиниозом и 2 с псевдотуберкулезом). У большинства из них диагностировали аутоиммунный тиреоидит и серонегативную спондилоартропатию, реже — синдром Рейтера, ревматоидный артрит и анкилозирующий спондилит. У 20 (10,9%) больных в течение первого года после перенесенного иерсиниоза наблюдали дебют воспалительных заболеваний, чаще ЖКТ и мочевыводящих путей (гастрит, гастродуоденит, панкреатит, энтероколит, пиелонефрит и др.). 11 (6,0%) больных стали жаловаться на участившиеся случаи обострения сопутствующих заболеваний, чаще желудочно-кишечных, почек и приступов нейроциркуляторной дистонии. У 8,2% больных с генерализованной инфекцией в анамнезе наблюдались резидуальные явления. Резидуальными явлениями считали сохраняющиеся до 6 месяцев клинические проявления патологических изменений в различных органах и системах пациента (опорно-двигательного аппарата, нервной ткани, эндокринной системе и др.) при отсутствии изменений лабораторных показателей. По нашему мнению, резидуальные явления имеют частично деструктивный, дистрофический, дисциркуляторный или репаративный характер и характеризуются динамическими фазами компенсаций и декомпенсаций, исход которых зависит от многочисленных факторов (генетических, множественности поражений, особенностей применяемого лечения, присоединения вторичных инфекций, осложнений и др.). К резидуальным проявлениям мы отнесли непродолжительную субфебрильную лихорадку, периодические миалгии и артралгии, неврологические симптомы с вовлечением нервных сплетений и корешков, вегетативные реакции, астенический и ипохондрический синдромы, феномен интероцепции и др.

Длительное диспансерное наблюдение за больными, перенесшими ВОФ иерсиниозной инфекции, показало, что они в 4,5 раза реже выздоравливают по сравнению с больными, переболевшими острой циклической формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза, соответственно 12,6% и 52,7% (p < 0,05) (рис. 3). Частота развития неблагоприятных и относительно неблагоприятных исходов после ВОФ иерсиниозной инфекции значительно выше, чем после генерализованной формы болезни (p < 0,05).

Заключение

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  1. Для выработки адекватной каждому периоду болезни тактики ведения больного и прогноза исхода практикующему врачу целесообразно учитывать форму и вариант течения острого иерсиниоза и псевдотуберкулеза (циклическое, рецидивирующее, затяжное и хроническое).
  2. Выраженность и продолжительность клинических симптомов не являются объективными критериями, позволяющими в ранние сроки прогнозировать исход болезни. Так, у некоторых больных при затяжном и рецидивирующем течении иерсиниозная инфекция завершается выздоровлением, а у других при доброкачественном течении начального периода реконвалесценции развиваются иммунопатологические процессы, исходом которых являются хронические заболевания, в том числе аутоиммунные.
  3. Диспансерное наблюдение пациентов, переболевших иерсиниозом, должно быть активным, индивидуальным и систематизированным. Сроки диспансерного наблюдения за лицами, перенесшими иерсиниоз, должны быть дифференцированными с учетом формы, особенностей течения болезни и сопутствующей патологии. Мы рекомендуем обследовать реконвалесцентов через 1, 3 и 6 месяцев в течение первого полугодия, затем 1 раз в 6 месяцев при отсутствии жалоб и отклонений в состоянии здоровья. При наличии клинико-лабораторного неблагополучия — более часто, по мере необходимости, до трех лет после острого периода иерсиниоза и псевдотуберкулеза.

Литература

  1. Белая О. Ф., Ручкина И. Н., Ганюшкина Н. Н. Значение иерсиний при синдроме раздраженного кишечника. В кн. Инфекции, обусловленные иерсиниями (иерсиниоз, псевдотуберкулез), и другие актуальные инфекции. СПб; 2000: 6.
  2. Сидельникова С. М., Ющенко Г. В., Асеева Э. И. Иерсиниозы как терапевтическая проблема // Тер. архив. 2000; 11: 27–30.
  3. Рябчук Ф. Н., Пирогова З. И. Рецидивы иерсиниозной инфекции как фактор формирования хронической гастроэнтерологической патологии у детей // Гастробюллетень. 2000; 1–2: 81.
  4. Сапега Е. Ю. Нефропатии у детей с иерсиниозными инфекциями. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. Хабаровск, 2001.
  5. Treacher D. F. Yersinia colitis associated with Crohn’s disease // Postgrad. Med. J. 1985; 61 (712): 173–174.
  6. Granfors K., Merilahti-Palo R., Luukkainen R. et al. Persistence of Yersinia antigens in peripheral blood cells from patients with Yersinia enterocolitica O:3 infection with or without reactive arthritis // Arthr. and Rheum. 1998; 41: 855.
  7. Учайкин В. Ф., Гордец А. В., Бениова С. Н. Иерсиниозы у детей. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2005.
  8. Zhang H., Kaur I., Niesel D. W. et al. Lipoprotein from Yersinia enterocolitica contains epitopes that cross-react with the Human Thyrotropin Receptor // J. Immunol. 1997; 158: 1976–1983.
  9. Saebo A., Lassen J. Yersinia enterocolitica: an inducer of chronic inflammation // Int. J. Tissue React. 1994; 16 (2): 51–57.
  10. O’Connor S. M., Taylor Ch. E., Hughes J. M. Emerging infectious determinants of chronic diseases // Emerg. Infect. Dis. 2006; 12 (7): 1051–1057.
  11. Di Genaro M. S., Caragnelutti D. E., Castro D. O. et al. Yersinia-triggered arthritis in IL-12 p40-deficient mice: relevant antigens and local expression of Toll-like receptor mRNA // Scand J. Rheumatol. 2007; 36 (1): 28–35.
  12. Hoogkamp-Korstanje J. A. Yersinia infections //Ned. Tijdschr. Geneeskd. 1996; 140 (3): 128–130.
  13. Wildner G., Diedrichs-Mohring M. Autoimmune uveitis induced by molecular mimicry of peptides from rotavirus, bovine casein and retinal S-antigen // Eur. J. Immunol. 2003; 33 (9): 2577–2587.
  14. Борисова М. А. Клиника иерсиниозов. Владивосток: Изд-во ДВГУ; 1990.
  15. Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ.
  16. Постановление Правительства РФ «Положения о государственном санитарно — эпидемиологическом нормировании», от 24 июля 2000 г. № 554.
  17. Постановление от 22 марта 2002 г. № 13 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика кишечных инфекций. СП 3.1.1.1117–02».
  18. Санитарные и ветеринарные правила. Профилактика инфекционных болезней. Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. Иерсиниозы. СП 3.1, 094–96. ВП 13.3.1318–96.
  19. Шестакова И. В., Ющук Н. Д., Балмасова И. П., Попова Т. И. Медицинская реабилитация и диспансерное наблюдение больных с иерсиниозом // Тер. архив. 2008; 80 (1): 28–32.

Ключевые слова: иерсиниоз, псевдотуберкулез, варианты течения, отдаленные исходы, диспансерное наблюдение.


Н. Д. Ющук, доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН
И. В. Шестакова, кандидат медицинских наук
МГМСУ, Москва


Частота различных исходов в разных возрастных группах больных иерсиниозом и псевдотуберкулезом

Рис. 1. Варианты течения генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза

Рис. 2. Отдаленные исходы генерализованной формы иерсиниоза и смешанной формы псевдотуберкулеза

Рис. 3. Отдаленные исходы вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза


Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:




Вход на сайт