Особенности течения и отдаленные исходы генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниозной инфекции

Иерсиниоз и псевдотуберкулез продолжают оставаться одной из наиболее значимых медико-социальных проблем, в связи с их распространенностью, проблемами лабораторной диагностики и исходами.




Иерсиниоз и псевдотуберкулез продолжают оставаться одной из наиболее значимых медико-социальных проблем, в связи с их распространенностью, проблемами лабораторной диагностики и исходами. Доказана триггерная роль Yersinia enterocolitica в формировании хронической патологии кишечника, почек, щитовидной железы и коллагенозов [1–7]. По мнению некоторых исследователей это объясняется наличием перекрестно реагирующих детерминант у иерсиний и некоторых тканевых антигенов человека, в частности, белков клеток щитовидной железы, желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), клеток соединительной ткани и тубулярного эпителия почек [4, 5, 8, 9–12]. Некоторые авторы рассматривают такие заболевания, как гломерулонефрит, тиреоидит, болезнь Грейвса–Базедова, тромбоцитопению и гемолитическую анемию, как закономерный исход иерсиниоза [7, 8, 13]. После адекватного по современным представлениям лечения затяжное и хроническое течение иерсиниозной инфекции наблюдается у 10–55% больных, у 9–25% из них формируются системные заболевания (болезнь Рейтера, Крона, Гужеро–Шегрена, хронические заболевания соединительной ткани, аутоиммунные гепатиты, эндо-, мио-, пери- и панкардиты, тромбоцитопении и др.) [14]. По данным J. A. Hoogkamp-Korstanje (1996), иерсиниоз заканчивается хронизацией в 6–35% случаев.

Нормативных документов, регламентирующих сроки и объем диспансерного наблюдения пациентов, перенесших иерсиниоз, в настоящее время нет. В практическом здравоохранении диспансерное наблюдение за реконвалесцентами осуществляется обычно в течение 1–3 месяцев после выписки из стационара [15–18]. Однако неблагоприятные исходы иерсиниозной инфекции нередко дебютируют клинически спустя некоторое время (от нескольких месяцев до нескольких лет) после острого периода болезни, причем с полиморфной симптоматикой. В большинстве случаев пациенты с формирующейся постиерсиниозной патологией обращаются за медицинской помощью не к инфекционистам, а к врачам смежных клинических дисциплин, которые зачастую расценивают клиническую картину как проявление самостоятельной нозологии, не связанной с иерсиниозом. Как показывает практика, такой подход оказывается не всегда верным. Залогом выздоровления лиц, переболевших иерсиниозом и псевдотуберкулезом, является рациональная диспансеризация [19]. Однако сроки и объем диспансерного наблюдения реконвалесцентов не индивидуализированы и, как правило, определяются врачом в ходе наблюдения.

Целью нашего исследования явилось изучение особенностей течения и отдаленных исходов генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза для дальнейшей оптимизации системы диспансерного наблюдения больных.

Материалы и методы

Наблюдали 295 больных (198 мужчин и 97 женщин) в возрасте от 16 до 65 лет (49,2% в возрасте 19–25 лет и 38% в возрасте 26–45 лет), находившихся в 1995–2005 гг. под динамическим наблюдением с иерсиниозом (206 больных) и псевдотуберкулезом (89 больных). Из них 256 больных были госпитализированы в ИКБ № 2 г. Москвы и 39 наблюдались амбулаторно. Критерии включения больных: верифицированный диагноз иерсиниоза или псевдотуберкулеза; генерализованная и вторично-очаговая форма псевдотуберкулеза и иерсиниоза средней степени тяжести; возраст от 15 до 65 лет; отсутствие острой и хронической внебольничной микст-инфекции, тяжелых сопутствующих заболеваний, указаний на аутоиммунные заболевания в анамнезе больного и его кровных родственников и заболеваний, сопровождающихся иммунодефицитным состоянием (вирусные гепатиты, ВИЧ-инфекция, первичные иммунодефицитные состояния (ПИДС), вторичные иммунодефицитные состояния (ВИДС)), и алкоголизма; информированное согласие больного на длительное амбулаторное наблюдение. Большинство больных (62,4%) были госпитализированы в поздние сроки — после 6–10 дня от начала болезни. Диагноз был верифицирован у 92,5% больных бактериологическими (посев кала, крови, мочи и мазка с задней стенки глотки на диагностические среды для выявления роста и идентификации иерсиний (ФГУН ГНЦ ПМБ, п. Оболенск) и серологическими (РА и РНГА (НИИЭМ им. Пастера, СПб), ИФА (IBL, Germany) методами. У 7,5% больных ни один из использованных методов не позволил подтвердить клинический диагноз, что может объясняться сроками проведения обследования (более 3 лет от дебюта болезни). Однако типичная клиническая картина и наличие специфических антител в анамнезе позволили нам включить этих больных в разработку. Несмотря на преобладание молодого возраста, подавляющее большинство больных (69,5%) имели сочетанную хроническую патологию ЖКТ и желчевыводящих путей, ЛОР-органов, мочеполовой системы, опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистой системы и щитовидной железы в стадии ремиссии.

В работе была использована клиническая классификация, предложеная Н. Д. Ющуком и Г. Н. Кареткиной в 1988 г. В соответствии с ней 184 пациента переболели генерализованной формой иерсиниоза (101 больной) и смешанной формой псевдотуберкулеза (83 больных); 111 больных — вторично-очаговой формой (ВОФ) иерсиниоза (105 больных) и псевдотуберкулеза (6 больных).

Продолжительность диспансерного наблюдения у большинства больных составила от 1 года до 5 лет, у пациентов с хроническим течением (49 больных) — до 10 лет. В течение первого года после острого периода пациентов обследовали комплексно каждые 2–3 месяца, затем 1 раз в 6 месяцев при отсутствии жалоб и отклонений в состоянии здоровья. При наличии клинико-лабораторного неблагополучия — более часто, по мере необходимости. По показаниям во время диспансерного наблюдения больные проходили обследование у ревматолога, гастроэнтеролога, эндокринолога, кардиолога, окулиста, дерматолога, гинеколога и гинеколога-эндокринолога с проведением необходимых лабораторно-инструментальных исследований.

Статистическая обработка результатов исследования проведена с помощью метода непараметрической статистики с использованием критерия Манна–Уитни и c2 для сравнения средних величин. Стадийная оценка клинических признаков в зависимости от исхода болезни проводилась с использованием регрессионного анализа с составлением уравнений регрессии. Математическая и статистическая обработка данных проводилась при помощи пакета статистических программ SPSS (9-я версия, допустимая ошибка Е = 5%).

Результаты и обсуждение

Длительное диспансерное наблюдение за переболевшими иерсиниозом и псевдотуберкулезом позволило нам разделить исходы иерсиниозной инфекции на несколько групп:

  1. выздоровление;
  2. неблагоприятные исходы: (а) формирование хронического течения иерсиниозной инфекции, (б) формирование патологических состояний и заболеваний, имеющих аутоиммунную природу;
  3. относительно неблагоприятные исходы с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента: (а) обострение хронических сопутствующих воспалительных заболеваний, (б) формирование новых заболеваний с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента;
  4. резидуальные явления.

Полученные данные показывают, что большинство больных (55,2%) после перенесенной иерсиниозной инфекции выздоравливали, при этом наилучший прогноз имели больные, принадлежащие к возрастной группе 19–25 лет (табл.). В то же время у 44,7% переболевших сформировались различные по генезу патологические состояния, входившие в категорию неблагоприятных исходов заболевания и наблюдавшиеся с довольно высокой частотой в возрастной группе 26–45 лет. Среди неблагоприятных исходов ведущее значение приобретало хроническое течение инфекционного процесса — 16,6%, а формирование этого исхода отмечалось чаще в возрасте старше 25 лет. В группу риска по развитию заболеваний и состояний, имеющих аутоиммунную и аллергическую природу, наоборот, входили преимущественно пациенты моложе 26 лет. Относительно неблагоприятные исходы несколько чаще были отмечены примерно в равной степени у больных 16–18 лет и 26–45 лет, особенно с формированием новых заболеваний с преобладанием инфекционно-воспалительного компонента (64,5% от числа случаев с относительно неблагоприятным прогнозом). Что касается резидуальных явлений, то общая частота их развития была относительно небольшой и составляла 5,1% с явным преобладанием в этой группе больных старше 45 лет.

Циклическое течение иерсиниоза/псевдотуберкулеза наблюдалось у большинства больных (65,3%) с генерализованной формой и 5,4% больных с вторично-очаговой формой болезни (p < 0,05) (рис. 1). Циклическим считали такое течение заболевания, при котором клиническая картина на протяжении первых трех месяцев от начала болезни характеризовалась определенной последовательностью развития, нарастания и убывания симптомов иерсиниозной инфекции. Клинические проявления циклического течения схожи с симптомами генерализованной формы иерсиниоза и смешанной формы псевдотуберкулеза.

Рецидивирующее течение зарегистрировано у 23 (12,5%) больных генерализованной формой и 40 (36%) больных вторично-очаговой формой болезни (p < 0,05). Под рецидивом понимали повторные волны заболевания, развивающиеся на фоне выраженной ремиссии и нормальной температуры. У 14 (60,9%) больных рецидив наблюдался на 1-м месяце болезни (с 17 до 30 дня), у 9 (39,1%) больных — в более поздние сроки (чаще на 2-м месяце болезни, крайне редко на 8–16 месяце от начала болезни). Как правило, рецидив начинался с подъема температуры без предшествующих продромальных симптомов. Кроме лихорадки, наиболее часто встречающимися симптомами рецидива были: боли в животе различной локализации и интенсивности, расстройство стула, высыпания на коже и артралгии, реже — артриты. У большинства больных (82,6%) наблюдалась одна рецидивная волна, лишь у 4 (17,4%) — две и более. Второй рецидив протекал легче первого с преобладанием симптомов локальных поражений на фоне субфебрильной лихорадки (артрит, энтероколит).

Изменения гемограммы в период рецидива при генерализованной форме иерсиниоза/псевдотуберкулеза носили непостоянный характер. У большинства больных (65,2%) количество лейкоцитов в периферической крови оставалось в пределах нормы, у 34,8% — повышалось умеренно (до 10·109/л). У 73,9% больных за 7–10 дней до появления клинических признаков рецидива наблюдалось увеличение относительного числа лимфоцитов (в пределах 43%) или тенденция к их увеличению, выявляемая при динамическом контроле. Лишь у 17,4% пациентов зарегистрировали эозинофилию (до 7%). СОЭ оставалась в пределах нормы у 14 (60,9%) больных, у остальных — в пределах 25 мм/ч. Из биохимических показателей наиболее часто перед рецидивом и во время него наблюдали повышение уровня активности лактатдегидрогеназы (в пределах 650 МЕ/л), степень повышения которой зависела от варианта течения и продолжительности рецидивной волны.

В отличие от генерализованной формы при рецидивирующем течении ВОФ не было ни одного случая рецидива в течение первого месяца болезни. Самые ранние рецидивы регистрировались у 9 (22,5%) больных на 2–3 месяце от начала болезни, в среднем на 58,6 ± 5,7 дня болезни. У большинства пациентов (72,5%) первая рецидивная волна наблюдалась спустя 6 месяцев — 1 год после манифестации ВОФ иерсиниозной инфекции, а у 2 больных — спустя 1,5 года. Течение рецидива было схоже с рецидивными волнами, развивающимися у больных с генерализованной формой иерсиниоза. У большинства больных с рецидивирующим течением ВОФ в крови длительно сохранялся относительный лимфоцитоз (до 45%); число лейкоцитов, эозинофилов и СОЭ оставались в пределах нормы.

У 19,8% пациентов с генерализованной формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза регистрировали обострение болезни, характеризующееся ухудшением самочувствия, нарастанием лихорадки и симптомов периода разгара, реже — присоединением новых симптомов. В 65% случаев обострение развивалось в конце второй — начале третьей недели, в среднем на 17,5 ± 1,9 дня болезни; в 35% случаев — в более поздние сроки: 62,6 ± 8,9 дня болезни.

Затяжное течение болезни наблюдали у 17 (9,2%) больных генерализованной формой и 26,8% больных с вторично-очаговой формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза. Под затяжным течением понимали случаи заболевания, характеризующиеся волнообразным характером с чередованием периодов обострений и относительных ремиссий, продолжительностью от 3 до 6 месяцев от начала болезни. Как правило, развитие затяжного течения приводило к значительному изменению клинической картины генерализованной формы иерсиниоза/псевдотуберкулеза. В первую очередь это касается ослабления или полного исчезновения типичных «инфекционных» симптомов (озноба, лихорадки, явлений интоксикации, поражения печени и селезенки и др.) и появления сочетанного поражения нескольких органов и систем с признаками системного процесса или вторично-очаговых изменений.

У 28 (26,7%) больных с ВОФ иерсиниоза наблюдали волнообразное течение болезни с чередованием периодов обострений и относительных ремиссий. Лишь у 18 (42,9%) впервые обострения регистрировались на 2–3 месяце от начала ВОФ, в среднем на 53,8 ± 5,2 дня болезни. Большинство пациентов (64,9%) отмечали ухудшение самочувствия первые полгода от начала болезни, в среднем на 71,1 ± 6,8 дня болезни. Каждый третий пациент (35,7%) с волнообразным течением ВОФ отмечал ухудшение самочувствия с определенной периодичностью (от 2 до 5 раз в год на протяжении 1–5 лет), проявляющееся усилением симптомокомплекса вторично-очаговых проявлений. Как правило, обострения протекали у каждого пациента по-разному (или только с развитием артритического варианта, или только обострения энтероколита и т. п.). У 16 (57,1%) больных наблюдали несколько волн обострений (3 и более за год). У этих пациентов лабораторные показатели не отличались постоянством. Общее число лейкоцитов, как правило, оставалось в пределах нормы или с тенденцией к лейкопении, у 22 (78,6%) сохранялась стойкая лимфопения или тенденция к снижению относительного числа лимфоцитов периферической крови. У 17 (60,7%) больных наблюдали ускорение СОЭ до 30 мм/ч, величина которого соответствовала активности воспалительного процесса со стороны опорно-двигательной системы.

У большинства пациентов, переболевших генерализованной формой иерсиниозной инфекции, заболевание продолжалось до 3–4 недель. На момент выписки из стационара их самочувствие расценивалось как удовлетворительное, жалоб не было. Однако у 11 пациентов (13,3%) с псевдотуберкулезом и 23 (22,8%) с иерсиниозом регистрировали непостоянный субфебрилитет (в пределах 37,1–37,3  °С) во второй половине дня, как правило, не ощущаемый пациентами и выявляемый при измерении температуры каждые 2–3 часа в течение 5–7 дней.

После генерализованной формы иерсиниозной инфекции полное клинико-лабораторное выздоровление наблюдается у половины больных — 97 (52,7%) (рис. 2). Хронический характер течение генерализованной формы иерсиниоза/псевдотуберкулеза приобрело у 24 (13,0%) пациентов. Из них у 11 (45,8%) больных регистрировали длительную (более двух лет) циркуляцию в крови специфических IgA, что расценивалось как косвенный признак продолжающейся персистенции в организме Y. enterocolitica. Двое из них (18,2%) через 3–5 лет получили 2 группу инвалидности. Хроническое течение псевдотуберкулеза с длительным выделением Y. pseudotuberculosis I серотипа наблюдали у 1 (1,2%) больного, у которого в течение последующих 5 лет диагностировали анкилозирующий спондилит. В течение 1–5 лет заболевания с аутоиммунным компонентом сформировались у 17 (9,2%) больных (15 — с иерсиниозом и 2 с псевдотуберкулезом). У большинства из них диагностировали аутоиммунный тиреоидит и серонегативную спондилоартропатию, реже — синдром Рейтера, ревматоидный артрит и анкилозирующий спондилит. У 20 (10,9%) больных в течение первого года после перенесенного иерсиниоза наблюдали дебют воспалительных заболеваний, чаще ЖКТ и мочевыводящих путей (гастрит, гастродуоденит, панкреатит, энтероколит, пиелонефрит и др.). 11 (6,0%) больных стали жаловаться на участившиеся случаи обострения сопутствующих заболеваний, чаще желудочно-кишечных, почек и приступов нейроциркуляторной дистонии. У 8,2% больных с генерализованной инфекцией в анамнезе наблюдались резидуальные явления. Резидуальными явлениями считали сохраняющиеся до 6 месяцев клинические проявления патологических изменений в различных органах и системах пациента (опорно-двигательного аппарата, нервной ткани, эндокринной системе и др.) при отсутствии изменений лабораторных показателей. По нашему мнению, резидуальные явления имеют частично деструктивный, дистрофический, дисциркуляторный или репаративный характер и характеризуются динамическими фазами компенсаций и декомпенсаций, исход которых зависит от многочисленных факторов (генетических, множественности поражений, особенностей применяемого лечения, присоединения вторичных инфекций, осложнений и др.). К резидуальным проявлениям мы отнесли непродолжительную субфебрильную лихорадку, периодические миалгии и артралгии, неврологические симптомы с вовлечением нервных сплетений и корешков, вегетативные реакции, астенический и ипохондрический синдромы, феномен интероцепции и др.

Длительное диспансерное наблюдение за больными, перенесшими ВОФ иерсиниозной инфекции, показало, что они в 4,5 раза реже выздоравливают по сравнению с больными, переболевшими острой циклической формой иерсиниоза/псевдотуберкулеза, соответственно 12,6% и 52,7% (p < 0,05) (рис. 3). Частота развития неблагоприятных и относительно неблагоприятных исходов после ВОФ иерсиниозной инфекции значительно выше, чем после генерализованной формы болезни (p < 0,05).

Заключение

Исходя из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  1. Для выработки адекватной каждому периоду болезни тактики ведения больного и прогноза исхода практикующему врачу целесообразно учитывать форму и вариант течения острого иерсиниоза и псевдотуберкулеза (циклическое, рецидивирующее, затяжное и хроническое).
  2. Выраженность и продолжительность клинических симптомов не являются объективными критериями, позволяющими в ранние сроки прогнозировать исход болезни. Так, у некоторых больных при затяжном и рецидивирующем течении иерсиниозная инфекция завершается выздоровлением, а у других при доброкачественном течении начального периода реконвалесценции развиваются иммунопатологические процессы, исходом которых являются хронические заболевания, в том числе аутоиммунные.
  3. Диспансерное наблюдение пациентов, переболевших иерсиниозом, должно быть активным, индивидуальным и систематизированным. Сроки диспансерного наблюдения за лицами, перенесшими иерсиниоз, должны быть дифференцированными с учетом формы, особенностей течения болезни и сопутствующей патологии. Мы рекомендуем обследовать реконвалесцентов через 1, 3 и 6 месяцев в течение первого полугодия, затем 1 раз в 6 месяцев при отсутствии жалоб и отклонений в состоянии здоровья. При наличии клинико-лабораторного неблагополучия — более часто, по мере необходимости, до трех лет после острого периода иерсиниоза и псевдотуберкулеза.

Литература

  1. Белая О. Ф., Ручкина И. Н., Ганюшкина Н. Н. Значение иерсиний при синдроме раздраженного кишечника. В кн. Инфекции, обусловленные иерсиниями (иерсиниоз, псевдотуберкулез), и другие актуальные инфекции. СПб; 2000: 6.
  2. Сидельникова С. М., Ющенко Г. В., Асеева Э. И. Иерсиниозы как терапевтическая проблема // Тер. архив. 2000; 11: 27–30.
  3. Рябчук Ф. Н., Пирогова З. И. Рецидивы иерсиниозной инфекции как фактор формирования хронической гастроэнтерологической патологии у детей // Гастробюллетень. 2000; 1–2: 81.
  4. Сапега Е. Ю. Нефропатии у детей с иерсиниозными инфекциями. Автореф. дисс. … канд. мед. наук. Хабаровск, 2001.
  5. Treacher D. F. Yersinia colitis associated with Crohn’s disease // Postgrad. Med. J. 1985; 61 (712): 173–174.
  6. Granfors K., Merilahti-Palo R., Luukkainen R. et al. Persistence of Yersinia antigens in peripheral blood cells from patients with Yersinia enterocolitica O:3 infection with or without reactive arthritis // Arthr. and Rheum. 1998; 41: 855.
  7. Учайкин В. Ф., Гордец А. В., Бениова С. Н. Иерсиниозы у детей. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2005.
  8. Zhang H., Kaur I., Niesel D. W. et al. Lipoprotein from Yersinia enterocolitica contains epitopes that cross-react with the Human Thyrotropin Receptor // J. Immunol. 1997; 158: 1976–1983.
  9. Saebo A., Lassen J. Yersinia enterocolitica: an inducer of chronic inflammation // Int. J. Tissue React. 1994; 16 (2): 51–57.
  10. O’Connor S. M., Taylor Ch. E., Hughes J. M. Emerging infectious determinants of chronic diseases // Emerg. Infect. Dis. 2006; 12 (7): 1051–1057.
  11. Di Genaro M. S., Caragnelutti D. E., Castro D. O. et al. Yersinia-triggered arthritis in IL-12 p40-deficient mice: relevant antigens and local expression of Toll-like receptor mRNA // Scand J. Rheumatol. 2007; 36 (1): 28–35.
  12. Hoogkamp-Korstanje J. A. Yersinia infections //Ned. Tijdschr. Geneeskd. 1996; 140 (3): 128–130.
  13. Wildner G., Diedrichs-Mohring M. Autoimmune uveitis induced by molecular mimicry of peptides from rotavirus, bovine casein and retinal S-antigen // Eur. J. Immunol. 2003; 33 (9): 2577–2587.
  14. Борисова М. А. Клиника иерсиниозов. Владивосток: Изд-во ДВГУ; 1990.
  15. Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ.
  16. Постановление Правительства РФ «Положения о государственном санитарно — эпидемиологическом нормировании», от 24 июля 2000 г. № 554.
  17. Постановление от 22 марта 2002 г. № 13 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика кишечных инфекций. СП 3.1.1.1117–02».
  18. Санитарные и ветеринарные правила. Профилактика инфекционных болезней. Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. Иерсиниозы. СП 3.1, 094–96. ВП 13.3.1318–96.
  19. Шестакова И. В., Ющук Н. Д., Балмасова И. П., Попова Т. И. Медицинская реабилитация и диспансерное наблюдение больных с иерсиниозом // Тер. архив. 2008; 80 (1): 28–32.

Ключевые слова: иерсиниоз, псевдотуберкулез, варианты течения, отдаленные исходы, диспансерное наблюдение.


Н. Д. Ющук, доктор медицинских наук, профессор, академик РАМН
И. В. Шестакова, кандидат медицинских наук
МГМСУ, Москва


Частота различных исходов в разных возрастных группах больных иерсиниозом и псевдотуберкулезом

Рис. 1. Варианты течения генерализованной и вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза

Рис. 2. Отдаленные исходы генерализованной формы иерсиниоза и смешанной формы псевдотуберкулеза

Рис. 3. Отдаленные исходы вторично-очаговой формы иерсиниоза и псевдотуберкулеза


Купить номер с этой статьей в pdf


Еженедельный дайджест "Лечащего врача": главные новости медицины в одной рассылке

Подписывайтесь на нашу email рассылку и оставайтесь в курсе самых важных медицинских событий


поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
Нажимая на кнопку Подписаться, вы даете согласие на обработку персональных данных

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:




Вход на сайт