Современный взгляд на молочные продукты в питании детей

Систематические эпидемиологические исследования состояния фактического питания и здоровья населения в различных регионах России выявили структуру наиболее распространенных нарушений пищевого статуса. Наряду с почти повсеместным недостатком




Систематические эпидемиологические исследования состояния фактического питания и здоровья населения в различных регионах России выявили структуру наиболее распространенных нарушений пищевого статуса. Наряду с почти повсеместным недостатком потребления животного белка, полиненасыщенных жирных кислот, большинства витаминов, обращает на себя внимание дефицит потребления кальция. Это очень тревожный момент, так как кальций в первую очередь принимает участие в формировании опорно-двигательной системы, и его дефицит в детском возрасте может привести к развитию остеопороза. Кроме того, важна сократительная и гемокоагуляционная роль кальция, а также его роль как регулятора активности ряда внутриклеточных ферментов обмена углеводов и выработки энергии.

Дефицит кальция, безусловно, связан с уменьшением потребления молочных продуктов (по данным НИИ питания РАМН), вытеснением их из рациона сладкими газированными напитками с низкой питательной ценностью. Согласно многочисленным исследованиям сладкие газированные напитки, кроме того, негативно влияют на усвоение кальция из других продуктов за счет высокого содержания фосфатов [1, 2]. Достоверное повышение фосфатов в кале при присутствии в рационе таких напитков продемонстрировал Wyshak G. [3].

Данной проблемой обеспокоены представители медицинской общественности во многих странах, и не только педиатры, но и представители всех медицинских специальностей [4–7], поскольку дефицит поступления кальция в детском возрасте сказывается на состоянии здоровья и в отдаленной перспективе. Сообщается о прямой связи количества потребляемых молочных продуктов с ростом детей, накоплением кальция в скелете подростков, молодых людей, установлением индивидуальной минеральной плотности костей [8–12] и отмечается обратная зависимость в отношении частоты переломов [13]. Причем дефицит в накоплении костной массы всего в 5–10% ведет к увеличению на 50% риска возникновения переломов [3]. Замена в рационе молочных продуктов сладкими газированными напитками ведет к достоверному повышению заболеваемости кариесом [14].

В некоторых регионах отмечен дефицит кальция у 11% детей первого года жизни, на втором году жизни достаточное количество кальция получают около 80% детей, на третьем году — около 60% детей, в дошкольном и школьном возрасте менее половины детей получают достаточное количество кальция с молоком [15]. Оптимальным считается употребление с молоком 2/3 суточного объема кальция.

Отказ от употребления молока далеко не всегда связан с его непереносимостью (непереносимость белка коровьего молока или лактазная недостаточность). Он определен зачастую формированием нерационального стереотипа пищевого поведения со стороны родителей ребенка. Данный факт является крайне негативным, так как низкое потребление молока в семье программируется с детства и на всю жизнь [9], обуславливает более низкие показатели костной минерализации, а также может приводить к внекостным негативным эффектам.

Молоко и молочные продукты должны обязательно присутствовать в рационе ребенка на протяжении всего периода детства, за исключением случаев непереносимости. Молоко является источником не только кальция, но и легко усваиваемого белка и жира, витаминов А и В2. Белки молока относятся к первой категории и усваиваются в желудочно-кишечном тракте до 98%. В молоке содержатся дефицитные и незаменимые аминокислоты: метионин, лизин, триптофан, сывороточные белки участвуют в выработке специфических антител. Метионин в пищевых белках играет важную роль в формировании вторичной структуры белков за счет образования дисульфидных мостиков, например, при образовании инсулина и ферментов пищеварительной системы. Метионин связывает соли тяжелых металлов [19]. Молочный жир, являясь эмульсией, не создает дополнительной нагрузки на систему пищеварения. Молочный сахар (лактоза) — эссенциальный источник галактозы, необходимой для созревания нервной системы, кроме того, она оказывает пребиотический эффект, способствует лучшему усвоению кальция.

Молоко лишено экстрактивных веществ, снижает кислотность желудочного сока, поэтому широко рекомендуется при гастритах с повышенной кислотностью, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, а также при заболеваниях печени и желчевыводящих путей. Благодаря содержанию метионина, лецитина и фосфора молоко отличается выраженным липотропным действием.

Обогащение молочных продуктов витаминами и минеральными веществами повышает его пищевую ценность. При этом сочетание с молочным белком повышает усвоение внесенных ингредиентов.

Все вышеизложенные факты и послужили стимулом к изучению эффективности применения «Молока обогащенного «Тема», с витаминами и минералами у детей с хроническими воспалительными и эрозивно-язвенными заболеваниями верхних отделов желудочно-кишечного тракта [20]. По результатам данного исследования отмечено положительное влияние дополнительного потребления молока на динамику симптомов основного заболевания (укорочение периода купирования болевого синдрома), а также на нутритивный статус детей.

Введение дополнительных объемов обогащенного витаминами и минералами молока в диету детей с эрозивными и язвенными поражениями (ЭЯП) препятствовало возникновению глубоких катаболических нарушений. В отсутствие диетологической поддержки дополнительными объемами молока катаболические изменения в организме были выражены максимально.

Результаты данного исследования, подкрепленные данными литературы, показали, что дополнительный объем молока позволил улучшить уровень сывороточного железа в организме детей с ЭЯП. Это можно объяснить как протективным действием молока на слизистую оболочку верхних отделов желудочно-кишечного тракта, так и более легким усвоением микронутриентов за счет ассоциации с белком.

Таким образом, результаты приведенного исследования еще раз подтверждают значимость молочных продуктов в питании детей различного возраста. Сохранение достаточной доли молочных продуктов — одна из существенных составляющих здорового рационального питания, привычки которого необходимо формировать с раннего возраста.

Литература

  1. Berkey C. S., Rockett H. R., Field A. E. et al. Activity, dietary intake, and weight changes in a longitudinal study of preadolescent and adolescent boys and girls // Pediatrics. 2000; 105: E56.
  2. Kranz S., Smiciklas-Wright H., Siega-Riz A. M., Mitchell D. Adverse effect of high added sugar consumption on dietary intake in American preschoolers // J Pediatr. 2005; 146: 105–11.
  3. Wyshak G. Teenaged girls, carbonated beverage consumption, and bone fractures // Arch Pediatr Adolesc Med. 2000; 154: 610–3.
  4. Johnson R. K., Frary C. Choose beverages and foods to moderate your intake of sugars: the 2000 Dietary Guidelines for Americans — what’s all the fuss about? // J Nutr. 2001; 131: 2766S–71S.
  5. Nicklas T. A., Yang S. J., Baranowski T., Zakeri I., Berenson G. Eating patterns and obesity in children. The Bogalusa Heart Study // Am J Prev Med. 2003; 25: 9–16.
  6. Blum J. W., Jacobsen D. J., Donnelly J. E. Beverage consumption patterns in elementary school aged children across a two-year period // J Am Coll Nutr. 2005; 24: 93–8.
  7. Nicklas T. A., Elkasabany A., Srinivasan S. R., Berenson G. Trends in nutrient intake of 10-year-old children over two decades (1973–1994): the Bogalusa Heart Study // Am J Epidemiol. 2001; 153: 969–977.
  8. Black R. E., Williams S. M. et al //Am. J. Clin. Nutr. 2002. V. 76. P. 675–680.
  9. Jensen V. B., Jorgensen I. M. et.al // Pediatric Allergy and Immunology. 2004. V. 15, № 6. P. 562–565.
  10. Zhu K., Du X., Cowell C. T. et al. // Am. J. Clin. Nutr. 2005. V. 81. P. 1168–1175.
  11. Kalkwarf H. J., Khoury J. C., Lanphear B. P. // Am. J. Clin. Nutr. 2003. V. 7. P. 257–265.
  12. Katherine L. Tucker, Kyoko Morita, Ning Qiao, Marian T. Hannan, L Adrienne Cupples and Douglas P Kiel Colas, but not other carbonated beverages, are associated with low bone mineral density in older women: The Framingham Osteoporosis Study // American Journal of Clinical Nutrition. Vol. 84, №. 4, 936–942, October 2006.
  13. Goulding A. // J. Am. Diet. Assoc. 2004. V. 104. P. 250–253.
  14. Heller K. E., Burt B. A., Eklund S. A. Sugared soda consumption and dental caries in the United States // J Dent Res. 2001; 80: 1949–1953.
  15. Кузнецова Г. В., Чумакова О. В., Щеплягина Л. А. // Вопросы современной педиатрии. 2004. Т. 3, № 3. С. 97–98.
  16. Шилин Д. Е. Молоко как источник кальция в питании современных детей и подростков // Педиатрия. 2006. № 2.
  17. Коровина Н. А. с соавт. Остеопороз у детей. М., 2005, 40 с.
  18. Teegarden D., Lyle et al. // Am. J. Clin. Nutr. 1999 V. 69. P. 1014–1017.
  19. Douglas G. Burrin and Teresa A. Davis. Protein and amino acids in enteral nutrition // Current opinion in clinical nutrition and metabolic care. 2004, 7: 79–87.
  20. Завьялова А. Н., Булатова Е. М., Ревнова М. О., Эрман Л. В., Cуржик А. В. // Вопросы практической педиатрии.
    2008. № 1.

А. В. Суржик, кандидат медицинских наук
А. Н. Завьялова
ООО «Юнимилк», Москва
СПб ГПМА, Санкт-Петербург

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: