Загрязнение культур ставит под сомнение результаты 30 тысяч исследований

HeLa и другие бессмертные клетки полностью захватили питательные среды, вытесняя первоначальные клеточные линии. Из-за этого работы проводились не на тех клетках.

2017-10-17 18:00:00

HeLa, клетки, клеточная культураРезультаты более 30 тысяч клеточных исследований могут быть ошибочными, утверждают ученые из университета Неймегена. Причиной этого может служить загрязнение использовавшихся для проведения экспериментов культур бессмертными клеточными линиями.

Линии клеток, у которых в результате мутации или целенаправленного воздействия была отключена программа подавления роста, называются бессмертными. В лабораторных условиях они способны существовать и размножаться бесконечно. Самый известный пример – клетки HeLa, которые были получены из опухоли шейки матки американки Генриетты Лакс в 1951 году. Такие клетки часто используются в качестве экспериментального объекта со стандартными свойствами и достаточной для завершения исследования продолжительностью жизни.

Но использование бессмертных клеток может вести и к нежелательным последствиям. Они проявляются при попадании таких клеток в питательную среду, уже населенную другой культурой. Из-за того, что старение не влияет на активность размножения и функционирования бессмертных клеток, постепенно они полностью захватят среду, вытесняя первоначальную культуру.

Это, по мнению Сержа Хорбаха (Serge P.J.M. Horbach) и Виллема Халфмана (Willem Halffman) из университета Неймегена, и произошло с 451 клеточной линией, использовавшейся затем в исследованиях. Вместо нужных клеточных линий в эксперимент попадали вытеснившие их бессмертные клетки – а значит, полученные результаты также относились к неправильному экспериментальному объекту. Пользуясь регистром неверно идентифицированных клеточных линий (ICLAC) и базой Web of Science, исследователи нашли в общей сложности 32755 статей, написанных не о тех клетках, о которых изначально предполагали их авторы.

«Ученые публикуют работы, проведенные на неверных клеточных линиях, не из злого умысла, – считает Хорбах. – Это непреднамеренная ошибка». Масштабы этой ошибки, впрочем, не следует недооценивать: она ставит под вопрос данные исследований, использовавшихся для разработки терапевтических концепций и испытаний лекарственных препаратов в течение десятков лет.

Чтобы предотвратить ошибочную трактовку имеющихся исследований, авторы предлагают сопровождать работы, проведенные с использованием загрязненных клеточных линий, специальным примечанием: «Ответственность за интерпретацию такого предупреждения ложится на самого читателя… Данные могут быть и верными, но необходимо, чтобы их происхождение было ясно». По их мнению, полностью предотвратить подобные ошибки в будущем позволит генетическое исследование используемых культур. Впрочем, это связано с дополнительными финансовыми и времеными затратами, и пойти на это готовы не все ученые.