Место магнийсодержащих минеральных вод в долгосрочной терапии хронических заболеваний

Место магнийсодержащих минеральных вод в долгосрочной терапии хронических заболеваний

Минеральная вода – удобный и доступный для пациента инструмент долгосрочного воздействия на водно-солевой баланс организма. Это предоставляет широкие возможности по применению магнийсодержащих минеральных вод в амбулаторной терапевтической практике.




Функциональную роль ионов магния сложно переоценить. Магний, наряду с кальцием, натрием и калием, входит в число минералов с наибольшим содержанием в человеческом организме. Он напрямую задействован в трансмембранном переносе катионов кальция и натрия, является кофактором многих ферментов и участвует более, чем в 300 ферментативных реакций [1].

Суточная норма потребления магния составляет порядка 300 мг для женщин и 350 мг для мужчин. Потребность возрастает в жарком климате, при значительных физических или эмоциональных нагрузках, несбалансированном питании или злоупотреблении алкоголем, а также в период беременности и лактации [2].

В организм поступает около 30-40% магния, содержащегося в пищевых продуктах [2]. Наиболее богаты в отношении содержания магния бобовые и злаковые продукты, шпинат, салаты, руккола, брокколи. Это создает определенные трудности в поддержании необходимого ежедневного уровня потребления магния, поскольку значительном числе случаев диета не включает в себя достаточного количества перечисленных продуктов. Биодоступность магния ограничивается и тем, что для его всасывания необходимо наличие достаточного количества кофакторов: витамина B6, молочной, аспарагиновой и оротовой кислот [3]. Кроме того, согласно данным ВОЗ, приготовление пищи может сопровождаться потерей до 60% содержащегося в ней магния в зависимости от используемой при готовке воды [4].

При этом поступление магния в организм затрудняется не только низким поступлением с пищей. Поскольку гомеостаз магния регулируется кишечной и почечной функцией, острые и хронические поражения этих органов могут привести к существенному снижению количества задерживающегося в организме магния. Помимо этого, почечная реабсорбция магния варьирует в зависимости от гормонального фона. Всасывание магния в кишечнике также подвержено значительным колебаниям под воздействием множества факторов, не все из которых достаточным образом изучены [5].

Дефицит магния оказывает комплексное влияние на организм, однако наибольшие изменения наблюдаются со стороны органов, активно участвующих в процессах энергетического и электролитного обмена [6]. Так, неоднократно демонстрировалось, что содержание магния напрямую влияет на интенсивность неспецифической неврологической симптоматики (повышенной нервно-мышечной возбудимости, вегетативной дистонии, хронической усталости, стрессорных расстройств) [7, 8] с возможными соматическими проявлениями в виде изменений артериального давления, головных болей, нарушений сна и др. Ключевую роль магний играет и в функционировании сердечно-сосудистой системы: его нехватка приводит к развитию артериальной гипертензии, желудочковых экстрасистолий, диспластических изменений [9]. Предположительно, дефицит магния может быть связан с развитием приступов бронхиальной астмы [10]. При этом неспецифический характер жалоб, предъявляемых пациентами с дефицитом магния, зачастую затрудняет своевременную диагностику этого состояния.

Показано, что нормализация уровня магния приводит к улучшению состояния пациентов в долгосрочной перспективе. Это справедливо для широкого спектра врачебных специальностей. Например, применение препаратов магния у пациентов с пролапсом митрального клапана приводило к улучшению клинических показателей, снижению ЧСС и числа эпизодов тахикардии и экстрасистолии [11]. Влияние магния на трансмембранный транспорт способствует широкому использованию его препаратов в качестве антацидов [12]. Препараты магния находят применение в замедлении когнитивных изменений при болезни Альцгеймера и других нейродегенеративных заболеваниях [13].

Удобную и доступны альтернативу, позволяющую увеличить количество поступающего в организм магния, предоставляют магнийсодержащие минеральные воды. Имеющиеся данные показывают, что биодоступность магния, поступающего в организм в составе водорастворимых минеральных солей, достигает 59,1% [14]. При этом концентрация катионов магния в воде с высоким содержанием магния, например, воды «Донат Mg», достигает 950-1100 мг/л. При вышеуказанной биодоступности позволяет удовлетворить требования организма при употреблении порядка 450-500 мл (2-3 стакана) воды в сутки независимо от индивидуальных пищевых предпочтений.

С учетом вышесказанного становится очевидно, что минеральные воды предоставляют широкие возможности для долгосрочной терапии хронических больных амбулаторного профиля. Прием минеральных вод не требует значительного изменения привычного распорядка, и простота применения становится ключевым аспектом, увеличивающим приверженность пациентов к такому виду лечения. Дополнительным преимуществом минеральных вод является низкое количество противопоказаний и побочных эффектов, связанных с их использованием, что особенно актуально в контексте долгосрочных терапевтических курсов. Немаловажным фактором является и относительно низкая стоимость минеральных вод по сравнению со стоимостью витаминно-минеральных комплексов: среди 28 тысяч опрошенных россиян 24% отметили, что именно высокая стоимость лекарств часто служит причиной отказа от назначенной терапии [15].

Форма поступающего в организм магния не оказывает влияния на эффективность проводимой терапии, и использование минеральных вод для длительного курсового лечения хронических заболеваний приводит к успешному результату. Так, показано, что тридцатидневный курс вышеупомянутой магнийсодержащей минеральной воды «Донат Mg» приводил к значительному улучшению функции желудочно-кишечного тракта у пациентов с патологией желчевыводящей системы, способствовал нормализации эвакуаторной функции толстого кишечника при гипомоторных дискинезиях и запорах [16-18]. Показано, что увеличение содержания магния в питьевой воде способствует снижению риска смертельных осложнений ишемической болезни сердца [19,20]. Отмечается высокая эффективность магниевых минеральных вод и в лечении патологий гинекологического профиля, например, постменопаузального остеопороза [21]. Наконец, применение воды «Донат Mg» рекомендовано в качестве компонента комплексной терапии у пациентов с сахарным диабетом, поскольку способствует нормализации метаболических процессов и снижает риск сердечно-сосудистой патологии [22].

Положительное влияние магнийсодержащих минеральных вод носит комплексный характер и не ограничивается прямым воздействием на функцию органов. Показано, что недостаток магния напрямую связан с накоплением избыточной массы тела, которая, в свою очередь, способствует развитию воспалительных реакций и хронических патологических состояний [23, 24]. А согласно данным крупного мета-анализа, проведенного в 2014 году, ежедневное употребление достаточного количества магния, напротив, снижает риск развития метаболического синдрома и ожирения почти в два раза [25].

Подытоживая вышесказанное, можно утверждать, что минеральные воды представляют собой практичный и доступный инструмент, пригодный для длительного амбулаторного лечения пациентов с хронической патологией. Необходимо отметить, что особое внимание при выборе воды следует уделять должному содержанию в ней минеральных веществ. Как показывают независимые исследования, не все представленные на рынке минеральные воды содержат магний в необходимое для эффективного воздействия количестве [26]. Осознанный выбор минеральной воды может значительно повлиять на успех проводимой терапии.

Литература

  1. Гурциева Д.А., Неёлова О.В. Биологическая роль магния и применение его соединений в медицине. // Успехи современного естествознания. – 2014. – № 8. – С. 165-166.
  2. Недогода С.В. Роль препаратов магния в ведении пациентов терапевтического профиля. // Лечащий Врач. – 2009. – № 6.
  3. Школьникова М.А., Чупрова И.С., Калинин Л.А. и др. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов. – М.: Медпрактика-М, 2002. – 27 с.
  4. Kozisek, Frantisek. (2004). Health Risk from Drinking Demineralized Water. Rolling Revision of the WHO Guidelines for Drinking Water Quality.
  5. Bohn, Torsten. (2008). Dietary Factors Influencing Magnesium Absorption in Humans. Current Nutrition & Food Science. 4. 53-72.
  6. Спасов А.А. Магний в медицинской практике. – Волгоград: Отрок, 2000. 272 с.
  7. Акарачкова Е.С. Дефицит магния. Случаи из практики врача-невролога. // РМЖ. – 2010. №26.
  8. Тарасов Е.А., Блинов Д.В., Зимовина У.В., Сандакова Е.А. Дефицит магния и стресс: вопросы взаимосвязи, тесты для диагностики и подходы к терапии. // Терапевтический архив. – 2015. – №9. – С. 114-122.
  9. Морозова Т.Е., Дурнецова О.С. Препараты магния в кардиологической практике. // Лечащий Врач. – 2014. – №4.
  10. Sutherland G. et al. Le syndrome de Bartter. Acta Pediatr. Scand.,1970, 10, 200.
  11. Мартынов А.Т., Акатова Е.В., Николин О.П. // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2012. – №3. – С.30-35.
  12. Бордин Д.С. Преимущества невсасывающихся антацидов. // Лечащий Врач. – 2011. – №2.
  13. Li W., Yu J., Liu Y. et al. Elevation of brain magnesium prevents synaptic loss and reverses cognitive deficit in Alzheimer«s disease mouse model. Mol Brain, 2014 Sep 13; 7:65.
  14. Verhas M., de la Guéronnière V, Grognet JM et al. Magnesium bioavailability from mineral water. A study in adult men. Eur J Clin Nutr. 2002 May;56(5):442-7.
  15. Вольская Е.А. Пациентский комплаенс. Обзор тенденций в исследованиях. // Ремедиум. – 2013. – №11.
  16. Кручинина М.А., Пюрвеева К.В., Минущкин О.Н., Львова Н.В. Опыт применения минеральной воды «Донат Mg» в гастроэнтерологической практике. // Медицинский совет. – 2017. – №15. – С. 92-96.
  17. Bothe G., Coh A., Auinger A. Efficacy and safety of a natural mineral water rich in magnesium and sulphate for bowe lunction: a double blind, randomized, placebo-controlled study. Eur J Nutr (2017) 56: 491.
  18. Dupont C., Campagne A., Constant F. Efficacy and safety of a magnesium sulfate-rich natural mineral water for patients with functional constipation. Clin Gastroenterol Hepatol. 2014 Aug;12(8):1280-7.
  19. Lumoa H., Aromaa A., Helminen S. et al. Risk of myocardial infarction in Finnish men in relation to fluoride, magnesium and calcium concentration in drinking water. Acta Med Scand. 1983;213(3):171-6.
  20. Marx A., Neutra RR. Magnesium in drinking water and ischemic heart disease. Epidemiol Rev. 1997;19(2):258-72.
  21. Petraccia L., Liberati G., Masciullo S.G. et al. Water, mineral waters and health. Clin Nutr. 2006 Jun;25(3):377-85.
  22. Балаболкин М.И. Изучение влияния «Донат Mg» на состояние больных инсулинонезависимым сахарным диабетом [Электронный ресурс: http://www.donat.kiev.ua/klin3.aspx]
  23. Nielsen F.H. Magnesium, inflammation, and obesity in chronic disease. Nutr Rev. 2010 Jun;68(6):333-40.
  24. Nielsen F.H. Magnesium deficiency and increased inflammation: current perspectives. J Inflamm Res. 2018 Jan 18;11:25-34.
  25. Dibaba D.T., Xun P., Fly A.D. et al. Dietary magnesium intake and risk of metabolic syndrome: a meta-analysis. Diabet Med. 2014 Nov;31(11):1301-9.
  26. Aa, Monique. (2003). Classification of Mineral Water Types and Comparison with Drinking Water Standards. Environmental Geology. 44. 554-563.



Актуальные проблемы

Специализации



Календарь событий:



самые читаемые