Проблема функциональной детренированности сердца у современной студенческой молодежи: конституциональный подход в диагностике и альтернативные вариант

Проблема функциональной детренированности сердца у современной студенческой молодежи: конституциональный подход в диагностике и альтернативные вариант

Изучены вопросы соматотипологической детерминированности в работе сердечно-сосудистой системы и ее адаптационного потенциала в ответ на завышенные требования – физическое усилие.




The functional detrained heart as the problem of modern students: the constitutional approach in diagnostics and the alternative variants of the pharmacologic correction P. K. Boichenko, A. A. Tjurenkov, A. R. Batova, V. P. Poteryakhin, V. V. Dolgopolov

The article describes the issues of somatotypological determination in functioning of cardiovascular system and its adaptation potential in response to steep demands — physical efforts.

Говоря о целесообразности учета антропометрических данных при диагностике функциональных резервов организма, хочется обратиться к фундаментальному постулату о «единстве формы и функции», что в частном случае интерпретируется как взаимодетерминирующая двоичность построения морфотипа индивида, облик (фенотип) которого всегда частично предопределен персональным функциональным резервом, а сами функциональные потенции, в свою очередь, обусловлены рядом фенотипических характеристик. То есть форма определяет функцию, и наоборот. Учет типа телосложения позволяет развивать концепцию индивидуализированного подхода к каждому отдельно взятому пациенту, пренебрегая незначительными персональными вариациями и особенностями, дает возможность выработать унифицированную терапевтическую стратегию, позволяющую составлять правильные планы лечебной и профилактической коррекции нарушений, свойственных группам людей со сходной конституцией. Таким образом, предметом для изучения в данной работе стал вопрос о подтверждении соматотипологической детерминированности в работе сердечно-сосудистой системы и ее адаптационного потенциала в ответ на завышенные требования — физическое усилие.

Материал исследования и формирование выборки для проведения обследования

Объектом наблюдения был выбран студенческий контингент — юноши (473 человека) и девушки (587 человек) в возрасте 16–21 года (юношеский период), обучающиеся в 2017–2018 гг. в Государственном учреждении Луганской Народной Республики ЛГМУ им. Святителя Луки на начальных курсах; русские и украинцы по этнорасовой принадлежности. Следует уточнить, что все испытуемые принадлежали к I или II группе здоровья по данным медицинских карт студенческих профосмотров и ни один из испытуемых не страдал врожденными аномалиями опорно-двигательного аппарата и сердечно-сосудистой системы и не посещал спортивных секций позже периода второго детства и до настоящего времени. Любительским фитнесом занималось всего 12% обследованных (8% девушек и 4% юношей). Большая часть (72,5%) испытуемых часто пропускали университетские уроки физвоспитания ввиду субъективных жалоб на «усталость», «плохую переносимость предложенных упражнений», «нежелание двигаться». Тенденция добровольного отказа от элементарной физической активности у столь молодого контингента, безусловно, настораживает, что и побудило авторов искать физиологические причины и возможные пути их коррекции, используя функциональные тесты, принятые в спортивной физиологии [1].

Дизайн эксперимента

Известно, что изменение частоты сердцебиения в ответ на предъявленную организму физическую нагрузку является важнейшим компенсаторно-приспособительным актом, обеспечивающим мобилизацию кровотока при внешнем «запросе». Для получения сведений о реактивных свойствах сердечно-сосудистой системы авторы избрали испробованную многолетней практикой физиологов нагрузочную пробу Мартине–Кушелевского с расчетом индекса лабильности частоты сокращений сердца в ответ на дозированные по времени и частоте приседания (индекс Руфье) [2]. Функциональные пробы проводились вне сессионного периода в середине осеннего семестра.

Для оценки фоновой работы сердечно-сосудистой системы каждый обследуемый приглашался в кабинет функциональной диагностики, будучи одетым в удобную и не стесняющую движений одежду и привычную для себя спортивную обувь, отдыхал 10 минут, сидя в комфортной позе, и затем ему измерялись артериальное давление и первый пульсовой показатель — пульс покоя (Пс1) за 10 сек. Под удары метронома обследуемые выполняли 20 глубоких приседаний с вытянутыми вперед руками в течение 30 секунд и тотчас садились на кушетку для замера пульса. ЧСС фиксировалась за первые 10 сек тотчас по выполнении пробы (Пс2), на 50-й секунде первой минуты после выполнения пробы (Пс3) и далее — каждую последующую минуту вплоть до восстановления исходной частоты пульса. В случае восстановления исходной ЧСС по истечении менее 3 минут после нагрузки функциональная лабильность сердечно-сосудистой системы индивида оценивалась как хорошая, если восстановление занимало от 3 до 4 минут — средняя, а если затягивалось дольше 4 минут — низкая. Также исходя из трех показателей пульса (Пс1, Пс2 и Пс3) рассчитывался индекс Руфье по формуле: 6 × (Пс1 + Пс2 + Пс3) – 200))/100, на основании результатов которого устанавливалось заключение о степени адекватности и эффективности мобилизации сердечно-сосудистого потенциала на физическую нагрузку: атлетическое сердце (спортсмена) — при значении индекса Руфье 0,1 и менее; сердце обычного человека: «отлично» — 0,1–5,0, «удовлетворительно» — 10,1–15,0, «неудовлетворительно» — 15,1–20,0. Также испытуемым определяли процентную долю мышечной массы на аналитических весах BC-545N.

Конституциональный тип тело­сложения, или соматотип, определяли по пропорционному признаку по методике П. Н. Башкирова, согласно которой соматотип (тип телосложения) — это соотношение продольных и поперечных размеров тела, выраженных в процентах от роста. Итак, на основе проведенных антропометрических измерений (рост, ширина плеч и таза, длины конечностей) пропорции тела каждого индивида оценивались как отношение длины туловища, рук и ног, ширины плеч и таза к длине тела по формуле: Bотн = (Bабс/L) × 100 (%), где Bабс — абсолютная величина вышеперечисленных признаков, см; L — длина тела, см. Полученные относительные величины анализировались и использовались для установления типа телосложения (соматотипа) по методике П. Н. Башкирова [3]. В результате такого соматотипирования весь контингент подразделялся на «узкоширотный» вариант — долихоморфов (Д-соматотип), «уравновешенный», или мезоморный (М-соматотип), и «выраженноширотный» — брахиморфный вариант (Б-соматотип).

Интерпретацию результатов выше­указанных функциональных проб авторы приводят в виде сравнительной характеристики между показателями у субъектов, продемонстрировавших наилучшую и наихудшую с точки зрения адаптационного резерва сердца ответную реакцию на пробу с физической нагрузкой. Итак, среди юношей отличным (согласно значениям индекса Руфье) адаптационным резервом обладало 13,89% от общего числа выборки; лица с неудовлетворительным результатом пробы составили 19,44%. Остальной процент обследованных продемонстрировал удовлетворительную реакцию на пробу с физической нагрузкой. При этом для обследованных юношей прослеживалась четкая соматотипологическая детерминированность результата пробы Мартине–Кушелевского: субъекты с отличным результатом были преимущественно брахиморфами, а с неудовлетворительным — долихоморфами.

Среди обследованных девушек отлично отреагировали на пробу с физической нагрузкой всего 3,84%. Несмотря на общепопуляционно низкую степень тренированности, среди наших студенток также был невысок процент и лиц с наихудшими (неудовлетворительными) результатами пробы Мартине–Кушелевского (всего 6,6%), а оставшаяся доля обследованных девушек отреагировала на предложенную нагрузочную пробу удовлетворительно. Также, как и в мужской группе, у девушек отмечена закономерность: отличным адаптационным резервом сердечно-сосудистой системы обладали преимущественно девушки брахиморфного соматотипа, наихудшим — в большей мере долихоморфного. При этом время, которое потребовалось ребятам с признаками плохой переносимости физической нагрузки для восстановления своего пульса после приседаний, затягивалось от 4,7 до 5,6 мин, что указывало на очевидную детренированность.

Средние величины артериального давления до прохождения нагрузочного теста в группе с отличным адаптационным резервом (отличной реакцией на пробу Мартине–Кушелевского) у юношей составляли около 116/78 мм рт. ст. В случаях неудовлетворительной реакции на нагрузочный тест исходные цифры артериального давления оказывались несколько ниже: в среднем 106/78 мм рт. ст. Среди девушек, прошедших нагрузочный тест на «отлично», исходные цифры артериального давления были также относительно выше (в пределах 109/74 мм рт. ст.), нежели у девушек с признаками детренированности (105/70 мм рт. ст. — 100/79 мм рт. ст.).

Показательным оказалась среднегрупповая частота пульса покоя: независимо от половой принадлежности, у тех субъектов, которые продемонстрировали высокие адаптационные способности к физическим упражнениям, базовый пульсовой ритм был на порядок — до 20 уд./мин — ниже, чем у юношей и девушек с плохой реакцией на нагрузочный тест. Так, в группе прошедших пробу Мартине–Кушелевского на «отлично», базовый пульс покоя составлял в среднем 69 уд./мин у юношей и 64 уд./мин — у девушек. В то же время в группе с не­удовлетворительной оценкой результата по пройденному тесту Мартине–Кушелевского исходная частота пульса была значительно выше: в среднем 99 уд./мин.

Относительная доля мышечной ткани в группах с отличными показателями нагрузочного теста составляла от 35,3% до 38%, а студенты с признаками детренированности, как ни парадоксально, обладали достоверно большим запасом мышц, на долю которых приходилось уже от 42,4% (девушки) до 48,6% (юноши).

Делая выводы по результатам проведения скринирующей функциональной диагностики, приходится констатировать, что современный юношеский контингент, к сожалению, обладает относительно низкими функциональными резервами сердечно-сосудистой системы в популяции в целом, причем для лиц с неудовлетворительной реакцией на дозированную физическую нагрузку типичным соматотипом является долихоморфный, а в случаях наилучших результатов прохождения нагрузочного теста — брахиморфный. Наилучшую реакцию на физическую нагрузку демонстрировали юноши и девушки с исходно более высокими цифрами артериального давления (но не выше 129/86 мм рт. ст.); относительно низким пульсом покоя (не более 69 уд./мин) и сравнительно малой долей мышечной ткани (38%). Здесь стоит подчеркнуть практическое применение полученных в работе результатов соматотипирования: долихоморфный тип телосложения современных юношей и девушек выступает условно «невыгодным» вариантом конституционального типа для успешного выполнения завышенного нагрузочного запроса на мобилизацию ресурсов сердца, на что следует обратить внимание педиатров и спортивных методистов.

После объективной диагностики состояния функционального потенциала сердечно-сосудистой системы юношам и девушкам, прошедшим предложенное тестирование с наихудшим результатом, были назначены общеметаболические средства разной направленности с целью повысить выносливость и улучшить адаптационные ресурсы сердца. Препаратами выбора стали:

  1. Мельдоний — фармакологический антагонист карнитина. Мельдоний, обратимо ингибируя γ-бутиробетаина гидроксилазу, уменьшает биосинтез карнитина, снижая тем самым перекисное окисление липидов в связи с подавлением интенсивности использования жирных кислот как источника энергообеспечения. Авторы пользовались препаратом Милдронат®GX производства АТ «Гриндекс» (Латвия).
  2. L-карнитин (биологически активная добавка) — естественное природное соединение, с эффектом, полностью противоположным мельдонию, а именно — напрямую катализирующее процесс высвобождения энергии из жирных кислот, что связано с прямой транспортной функцией молекулы карнитина в переносе длинноцепочных жирных кислот в митохондрии, где происходит их окисление до ацетилкоэнзима А [4], являющегося субстратом для образования АТФ в цикле Кребса. Применялся препарат L-Карнитин фирмы «Солгар» (Австрия).
  3. Фенибут, представляющий собой гидрохлорид бета-фенил-гамма-аминомасляную кислоту, экзогенное введение которой способствует физиологическому тонизированию нервной системы, улучшает мотивационно-волевые качества и биоэнергетические ресурсы головного мозга, что косвенно потенцирует физическую выносливость. В данной работе применялся Фенибут производства ООО «Озон» (Россия) [5, 6].

Так, субъекты с неудовлетворительным результатом прохождения пробы Мартине–Кушелевского (92 юноши и 38 девушек) были разделены на 3 равновеликие подгруппы: принимающие Милдронат (М-подгруппа), принимающие L-Карнитин (К-подруппа) и принимающие Фенибут (Ф-подгруппа).

Препараты назначались перорально в течение 2 месяцев в следующих дозировках: Милдронат в капсулах по 500 мг 2 раза в день (утром и днем), L-карнитин — в таблетках по 500 мг 1 раз в день (утром), Фенибут в таблетках по 25 мг 3 раза в день (до 18:00). Дозы были выбраны согласно официальным фармакопейным инструкциям препаратов с ориентировкой на профилактический тонизирующий эффект. В частности, такие показания, как «сниженная работоспособность», «физическое и психоэмоциональное перенапряжение», «астенический синдром», стали ориентирами при выборе суточной и курсовой доз указанных препаратов [7]. В течение периода приема препаратов испытуемым настоятельно рекомендовалось не пропускать академические занятия физкультурой (три раза в неделю по два академических часа) и выполнять все предложенные упражнения в объеме стандартной учебной программы со строгим учетом посещаемости и двигательной активности в рамках каждого занятия. В конце второго месяца испытуемые снова проходили нагрузочную пробу Мартине–Кушелевского, но теперь главными ориентировочными показателями была скорость восстановления пульса и субъективная оценка переносимости пробы.

Результаты и обсуждение

Результаты оказались довольно не­ожиданными. Так, наилучшим образом на предложенные варианты медикаментозной поддержки отреагировала Ф-подгруппа: у лиц, принимавших Фенибут, скорость восстановления пульса после теста с интенсивными приседаниями заняла всего 2,96 мин, что соответствует хорошей оценке лабильности сердца и явному улучшению переносимости физической нагрузки. Также ребята, принимавшие Фенибут, охотнее и регулярнее посещали занятия физкультурой, отмечая положительный эмоциональный эффект от занятий, так называемую «мышечную радость».

Испытуемые из М-подгруппы подчеркивали субъективные положительные эффекты от приема Милдроната: физическая нагрузка уже в конце первой недели предложенной фармкоррекции стала даваться им гораздо легче, ребята фиксировали небывалый прирост собственных силовых результатов, проявляющийся даже в повседневной деятельности, однако по-прежнему сохранялось нежелание посещать стандартные уроки физкультуры, в связи с чем 23 человека из М-подгруппы предпочли заниматься в фитнес-центрах (преимущественно — в тренажерных залах) самостоятельно и вовсе прекратили посещение академических занятий на кафедре физвоспитания. Однако скорость восстановления пульса после повторного тестирования в М-подгруппе сократилась в среднем на 0,9–1,2 мин, что является недостаточно достоверной величиной для утверждения о повышении степени тренированности сердечно-сосудистой системы.

Практически малорезультативно прошел прием L-карнитина для К-подгруппы испытуемых. Ребята достоверно не улучшили скорость восстановления пульса при повторном тестировании (результат по-прежнему превышал 4 минуты), зато многие отмечали прилив энергии, общую гиперактивность при низкой ее результативности («суетность», со слов респондентов). Поступали жалобы на повышенную потливость и спонтанное учащение сердцебиения даже вне периодов нагрузки. Субъективные улучшения принес прием препарата только девушкам, поскольку 7% из них отметили эффект похудения, к чему, как известно, заветно стремится современная женская половина человечества.

Выводы

Резюмируя изложенное выше, можно предположить, что для юношеского контингента именно мотивационный компонент, а не общеэнергезирующий, является доминирующим физиологическим фактором, способным не только субъективно улучшить переносимость физических нагрузок, но и объективно улучшить выносливость и стабилизировать адекватность реакции сердечно-сосудистой системы за довольно короткий срок. Таким эффектом проявил себя Фенибут, который авторы рекомендуют назначать в протестированной дозировке короткими (не дольше 2 месяцев) курсами молодым лицам долихоморфного соматотипа для улучшений их физических резервов. Милдронат, несмотря на скандальную известность как допинг, таковым проявил себя большей частью субъективно, однако прекрасно вписывается в план фармакологической «поддержки» силового результата при закреплении режима регулярных физических нагрузок, т. е. может быть рекомендован вслед за курсом Фенибута. Очевидно, что широко популяризируемый в информационных просторах спортивной и wellness-индустрии L-карнитин не оправдывает себя в качестве акселератора адаптационного потенциала — по меньшей мере, в испытанных в данной работе дозировках, превышать которые ввиду скорого обнаружения побочных эффектов авторам видится нецелесо­образным.

Литература

  1. Кучма В. Р., Кардашенко В. Н., Суханова Н. Н. Оценка физического развития и состояния здоровья детей и подростков, изучение медико-социальных причин формирования отклонений в здоровье: методические рекомендации. М., 1996. 55 с.
  2. Михайлова С. В. Сравнительная характеристика уровня функциональных резервов сельских и городских школьников // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 8. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web. snauka. ru/issues/2014/08/37210 (дата обращения: 24.09.2018).
  3. Башкиров П. Н. Учение о физическом развитии человека М.: МГУ, 1962. 340 с.
  4. Леонтьева И. В. Роль L-карнитина в метаболизме миокарда и возможности его применения для лечения заболеваний сердца. Научный обзор. М., 2002. 31 с.
  5. Громов Л. О. Фармакологічний профіль дії ГАМК-ергічних препаратів в ряду психотропних засобів // Вісн. фармакології та фармації. 2001. № 11. С. 12–14.
  6. Мехилане Л. С., Ряго Л. Г., Алликметс Л. Х. Изучение эффективности фенибута при лечении психических расстройств у детей. К.: ООО Олфа, 2002. Вып 6. 11 с. (Серия «В помощь практическому врачу»).
  7. Компендиум-2008 / Под ред. В. Н. Коваленко, А. П. Викторова. К.: Морион, 2008. 1165 с.

П. К. Бойченко*, доктор медицинских наук, профессор
А. А. Тюренков**, 1
А. Р. Батова***,
кандидат медицинских наук
В. П. Потеряхин***, кандидат медицинских наук
В. В. Долгополов***, кандидат медицинских наук

* ЛНУ им. Тараса Шевченко, Луганск
** ЛНУ им. Владимира Даля, Луганск
*** ЛГМУ им. Святителя Луки, Луганск

1 Контактная информация: lvstklyanina@yandex.ru

 

Проблема функциональной детренированности сердца у современной студенческой молодежи: конституциональный подход в диагностике и альтернативные варианты фармакологической коррекции/ П. К. Бойченко,  А. А. Тюренков, А. Р. Батова, В. П. Потеряхин, В. В. Долгополов
Для цитирования:  Лечащий врач № 12/2018; Номера страниц в выпуске: 74-77
Теги: детренированность, молодые люди, конституциональный подход

Купить номер с этой статьей в pdf




Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: