Фитопрепараты в лечении и профилактике инфекции органов мочевой системы

Инфекция органов мочевой системы (ИОМС) — важная медицинская и социальная проблема. Своевременная диагностика и правильно назначенное лечение позволяют снизить риск рецидивирования и осложнений ИОМС. Комбинированные фитопрепараты промышленного производств




Phytopreparations in treatment and prevention of urinary apparatus infections

Urinary apparatus infection (UAI) is an important medical and social problem. Timely diagnostics and proper treatment allow to reduce the risk of UAI recurrence and complication. Combined phytopreparations of industrial production are effective as a component of UAI complex therapy, and may be used as monotherapy at the stage of preventive and anti-recurrence treatment.

Инфекция органов мочевой системы (синонимы: инфекция мочевыводящих путей, инфекция мочевых путей, инфекция мочевой системы, ИОМС) — это инфекционно-воспалительный процесс, локализующийся в различных отделах мочевыделительной системы. Этот термин в современной литературе используется двояко: 1) как групповое понятие, объединяющие такие заболевания, как пиелонефрит, абсцесс и карбункул почки, апостематозный пиелонефрит, цистит, уретрит и асимптоматическая бактери­урия; 2) как нозологическая единица в ситуациях, когда наличие инфекции установлено, а признаки вовлеченности в инфекционный процесс конкретных структур (почки, мочевыводящие пути) выражены слабо или отсутствуют.

Клинически, особенно в амбулаторных условиях, установить уровень, на котором протекает воспалительный процесс, бывает чрезвычайно сложно. Локально протекающая в мочевых путях инфекция в той или иной степени вызывает реакцию всей мочевой системы, что не позволяет даже при скудной клинической симптоматике исключить поражения почечных структур и развитие пиелонефрита. Поэтому зачастую во многих странах предпочитают избегать топической диагностики, говоря о неосложненной, осложненной и рецидивирующей инфекции органов мочевой системы. Такой подход вполне оправдан, учитывая общность этиопатогенеза и принципов терапии этих заболеваний.

Инфекция органов мочевой системы, варианты ее течения, подходы к терапии — одна из самых частых тем медицинских публикаций. Несмотря на большое число статей и всестороннее освещение, актуальность этой проблемы и интерес к ней со стороны врачей всех специальностей не снижаются. И это неудивительно, ведь в структуре инфекционной заболеваемости ИОМС занимает второе место, уступая лишь респираторным инфекциям.

Значимость ИОМС зависит от половозрастной группы пациентов. В детском возрасте ИОМС встречается с частотой около 20 случаев на 1000 детского населения, а ее ежегодный прирост составляет более 6% [1, 2]. Более 50% женщин за свою жизнь переносят хотя бы 1 эпизод ИОМС [3], ежегодно в нашей стране регистрируется до 36 млн случаев цистита [4].

ИОМС приобретает особую актуальность у людей пожилого и старческого возраста. Частота ее встречаемости у женщин и мужчин постепенно сравнивается, что обусловлено развивающейся практически у 100% мужчин доброкачественной гиперплазией простаты, нарушающей уродинамику. Кроме того, с возрастом нарастает частота старческого пиелонефрита, причем в большей степени у мужчин [5].

Экономическую значимость ИОМС подтверждает тот факт, что в США на долю ИОМС приходится более 7 млн визитов к врачу в год, из которых более 2 млн связаны с циститом [6]. а в России развитием или рецидивированием цистита вызваны около 60% визитов к урологу [4]. Около 15% всех амбулаторно назначаемых в США антибиотиков, общей стоимостью более 1 млрд долларов, выписываются по поводу ИОМС [7].

По характеру течения ИОМС делятся на неосложненную и осложненную. Неосложненная ИМП развивается, как правило, у людей без обструктивных уропатий, структурных изменений в почках и мочевыводящих путях или других предрасполагающих факторов. Этот термин наиболее соответствует традиционному понятию «первичная».

Осложненная ИОМС (наиболее соответствует традиционному термину «вторичная») возникает у больных с обструктивными уропатиями, структурными аномалиями, мочекаменной болезнью, пузырно-мочеточниково-почечным рефлюксом, поликистозом почек, доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ), выраженными функциональными нарушениями мочевыводящих путей, на фоне катетеризации мочевого пузыря и/или при инструментальных (инвазивных) методах исследования, а также у больных с сопутствующими заболеваниями, такими как сахарный диабет, подагра, другие метаболические нарушения. У мужчин любые ИМП обычно трактуются как осложненные. Осложненная ИОМС часто приобретает рецидивирующий (хронический) характер течения, т. к. сохраняются предпосылки для развития инфекционного процесса.

С практической точки зрения, особенно у детей, выделяют фебрильную и афебрильную ИОМС [1]. Фебрильная ИОМС преимущественно указывает на поражение верхних мочевых путей, афебрильная — на поражение нижних мочевых путей. Однако такое разделение является весьма условным.

Особое место занимает асимптоматическая (бессимптомная) бактериурия. Это бактериологический диагноз, который устанавливается при исследовании мочи, собранной с максимальным соблюдением стерильности и доставленной в лабораторию в предельно короткие сроки. По определению Американского общества инфекционных болезней (Infectious Diseases Society of America, IDSA), асимптоматическая бактериурия — это изолированная бактериурия в образце мочи, полученном в условиях, исключающих контаминацию, и при отсутствии симптомов мочевой инфекции [8]. Диагноз бессимптомной бактериурии (ББ) может быть установлен:

  • если в двух последовательных анализах мочи у женщин без клинических признаков ИОМС выделен один и тот же штамм микроорганизмов в количестве ≥ 105 КОЕ/мл;
  • если в анализе мочи у мужчин без симптомов ИОМС однократно выделен бактериальный штамм в количестве ≥ 105 КОЕ/мл;
  • если в анализе мочи, полученном при катетеризации как у мужчин, так и женщин, выделен бактериальный штамм в количестве ≥ 102 КОЕ/мл.

Неосложненные ИОМС более чем в 95% случаев вызываются грамотрицательными микроорганизмами из семейства Enterobacteriacеae, причем основным возбудителем является E. coli (80–90%). Значительно реже при неосложненной ИМП выделяют Staphylococcus saprophyticus (3–5%), Klebsiella spp., P. mirabilis и др. [9].

У детей в 57% случаев возбудителем внебольничной ИОМС является E. coli, в 9% — P. mirabilis, в 9% — Enterococcus spp., в 9% — Klebsiella spp., в 6% — представители рода Еnterobacter, в 6% — Pseudomonas spp. и в 4% — Staphylococcus saprophyticus и Staphylococcus aureus [10].

При осложненной и рецидивирующей ИОМС частота выделения грамотрицательной флоры снижается до 60%, а E. coli до 30%. В то же время чаще встречаются другие возбудители — Proteus spp., Pseudomonas spp., Klebsiella spp., грибы (преимущественно Candida albicans); значительно возрастает роль микробных ассоциаций, доля которых достигает 40%. Карбункул почки (кортикальный абсцесс) в 90% вызывается Staphylococcus aureus, основными возбудителями апостематозного нефрита, абсцесса почки с локализацией в медуллярном веществе являются E. сoli, Klebsiella spp., Proteus spp. [9].

Особенности течения ИОМС в разных возрастных группах

Дети

ИОМС является одним из наиболее частых бактериальных инфекционных заболеваний в детском возрасте [11], встречаемость которого демонстрирует неуклонную тенденцию к росту [12]. Этому способствуют предрасполагающие факторы, включая незрелость иммунитета, аномалии развития органов мочевой системы, нарушения пассажа мочи, функциональные нарушения и др., что предопределяет высокую частоту рецидивов ИОМС (около 30% детей), у большинства — в течение 3 месяцев после дебюта [13, 14].

Течение ИОМС у детей имеет свои особенности. У детей раннего возраста в клинике пиелонефрита преобладают симптомы бактериальной интоксикации. При осмотре обращает на себя внимание бледность кожных покровов, периорбитальный цианоз, пастозность век. Возможно развитие нейротоксикоза, появление менингеальной симптоматики, частых срыгиваний и рвоты на высоте интоксикации. Нередко дети первого года жизни отказываются от еды, что приводит к развитию гипотрофии.

В этот период детства пиелонефрит может протекать под разнообразными «масками»: диспептические расстройства, острый живот, пилороспазм, кишечный синдром, септический процесс и др. Подобная симптоматика всегда требует исключения острого пиелонефрита и инфекции мочевой системы [15].

В старшем детском возрасте картина острого пиелонефрита близка к типичной и сходна с таковой у взрослых. Однако и у них острый пиелонефрит может протекать под «масками» гриппа или острого аппендицита.

Рецидивирующий (хронический) пиелонефрит у детей развивается прежде всего при наличии постоянных факторов риска, но в некоторых случаях причины рецидивирования остаются не ясными.

Цистит у детей старшего возраста, как и у большинства взрослых, протекает как местное страдание, без лихорадки и симптомов интоксикации. Для детей грудного и раннего возраста характерно течение цистита с симптомами общей интоксикации и лихорадкой, частое развитие странгурии (задержки мочи).

Женщины детородного возраста

ИОМС, включая пиелонефрит, среди женщин детородного возраста регистрируется в 30–50 раз чаще, чем у мужчин. Более половины женщин имеют в анамнезе хотя бы один эпизод ИОМС, у 25–40% пациенток этой возрастной группы в течение года ИОМС рецидивирует [3]. Большинство повторных эпизодов инфекции отмечается в нижележащих отделах мочевой системы, однако такие частые рецидивы повышают риск развития пиелонефрита.

Особое место занимает ИОМС у беременных. Беременность является фактором риска развития как осложненной, так и неосложненной ИОМС, которая нередко проявляется в виде бессимптомной бактериурии (ББ). Частота ББ у беременных составляет около 6–7% [9], острый цистит и острый пиелонефрит встречаются несколько реже — в 1–2,5% случаев, однако у 20–40% беременных с ББ во II и III триместрах развивается острый пиелонефрит [16, 17], а примерно у 1/3 пациенток, страдающих хроническим пиелонефритом, во время беременности отмечается обострение существующего до беременности заболевания [18]. Все это предопределяет необходимость назначения антибактериальной терапии беременным с ББ [9].

ИОМС у беременных создает риск серьезных осложнений как для самой беременной, так и плода и новорожденного: возрастает риск преждевременных родов, плацентарной недостаточности, преэклампсии, преждевременного излития околоплодных вод, хориоамнионита, рождения недоношенных или

функционально незрелых детей, а также новорожденных с задержкой внутриутробного развития, признаками внутри­утробной инфекции и детским церебральным параличом [19–21].

Пожилые пациенты

Широкому распространению ИОМС в пожилом и старческом возрасте способствует ряд факторов: изменение нормальных анатомо-физиологических особенностей органов малого таза (пролапс тазовых органов), несостоятельность эпителия мочевыводящих путей, уменьшение образования слизи, ослабление местного иммунитета, нарушения микроциркуляции, множество предсуществующих заболеваний, которые являются этиологическими по отношению к пиелонефриту (аденома простаты, мочекаменная болезнь, сахарный диабет и др.), увеличение загрязнения в области уретры в результате недержания мочи, недержания кала, старческого слабоумия (со снижением критики, опрятности и т. д.) [5, 22].

Частота встречаемости ИОМС у пожилых людей значительно выше, чем у молодых. По крайней мере 20% женщин и 10% мужчин старше 65 лет имеют мочевую инфекцию. В сравнении с молодыми людьми, среди которых наличие мочевой инфекции в 30 раз чаще встречается у женщин, у пожилых людей соотношение встречаемости заболевания женщина/мужчина снижается до уровня 2:1 [22]. Особое место среди ИОМС занимает старческий пиелонефрит, частота которого возрастает с каждым десятилетием жизни, достигая к 100 годам 45% у мужчин и 40% у женщин. Нарастают наиболее опасные гнойные формы, частота которых у мужчин приближается к 25%, у женщин — к 15% [5].

На клиническое течение пиелонефрита в пожилом возрасте во многом оказывает влияние общая коморбидность пациента, выраженность общедистрофических процессов, старческой или обусловленной патологией кахексий, на фоне чего клиническая картина даже гнойного и апостематозного пиелонефрита может быть скудной, характеризоваться только незначительными изменениями в анализах мочи. Отмечается преобладание общих симптомов, преимущественно мозговой симптоматики — нарушения ментальности, развитие летаргии, нарушения равновесия, внезапная потеря ориентировки в пространстве и во времени, недержание кала, мочи, снижение социальной активности. Стертость клинической симптоматики в такой ситуации приводит к несвоевременной установке диагноза, запоздалому лечению, ухудшает прогноз.

На фоне общего снижения иммунитета обострение пиелонефрита у пожилых людей чаще приводит к развитию гнойных осложнений, бактериемическому шоку и сепсису. Иногда в клинической картине доминируют симптомы нарушения кислотно-основного и водно-электролитного баланса вплоть до развития отека головного мозга.

Стертая клиническая картина, частое преобладание общих симптомов интоксикации создают значительные трудности в своевременной диагностике пиелонефрита у пожилых пациентов. Известно, что в 13% случаев пиелонефрит не диагностируется (чаще у мужчин седьмого десятилетия жизни, особенно в отягощенных онкологической патологией случаях), а гипердиагностика допускается в 10% случаев (чаще у женщин восьмого и девятого десятилетия жизни) [5].

Особенности лечения ИОМС в отдельных группах пациентов

Важность своевременной диагностики и лечения ИОМС несомненна.

Ключевую роль в терапии ИОМС играют антибактериальные препараты, выбор которых довольно широк. Их применение в разных группах пациентов имеет свои особенности и ограничения. Так, при лечении мочевой инфекции примениение цефепима и ко-тримоксазола противопоказано у детей до 2 месяцев, а меропенема — до 3 месяцев жизни. Применение фторхинолонов в детском возрасте допускается только в отдельных случаях при осложненном пиелонефрите, вызванном P. aеruginosa или полирезистентными грамотрицательными возбудителями. Препаратами выбора являются амоксициллин/клавуланат и пероральные цефалоспорины II–III поколения [9].

Особенностью антибактериальной терапии беременных и кормящих женщин является необходимость учитывать безопасность препаратов для плода и ребенка. В течение всего периода беременности противопоказаны к использованию фторхинолоны, аминогликозиды применяются только по жизненным показаниям, а применение ко-тримоксазола возможно только во II триместре беременности. Фторхинолоны противопоказаны в течение всего периода кормления грудью, а применение ко-тримоксазола — в первые 2 месяца кормления грудью. В случае жизненной необходимости назначения этих препаратов ребенок на время терапии должен быть переведен на искусственное вскармливание.

При лечении ББ препаратами выбора являются фосфомицина трометамол и амоксициллин; альтернативный препарат — нитрофурантоин. При лечении пиелонефрита беременных препаратами выбора являются цефалоспорины II–III поколения (цефуроксим, цефотаксим), амоксициллин/клавуланат, ампициллин, амоксициллин [9].

ИОМС у пожилых чаще всего носит осложненный характер, поэтому комплексная терапия должна включать коррекцию предрасполагающих к возникновению инфекции факторов. Кроме того, функция почек у людей пожилого возраста нередко снижена, что необходимо учитывать при назначении и расчете дозы любого препарата, но особой осторожности требует использование аминогликозидов, нитрофурантоина и ко-тримоксазола [9]. Профилактическое применение антибактериальных средств у пожилых больных также ограничено в большей степени, чем в других группах, так как токсические эффекты лекарственных препаратов могут превышать положительный эффект терапии [5].

Роль и место фитопрепаратов в лечении и профилактике ИОМС

Частое рецидивирование ИОМС диктует необходимость проведения повторных курсов антибактериальной терапии. Кроме того, таким пациентам назначается длительное противорецидивное лечение, включающие уросептические препараты, а детям курсы противорецидивной терапии проводятся даже после первого эпизода неосложненной ИОМС. Это ставит перед врачом сложную задачу, когда нужно, с одной стороны, добиться полной эрадикации возбудителя и максимально снизить риск повтора заболевания, а с другой, избежать побочных эффектов и осложнений антибактериальных препаратов.

Одним из способов решения этой задачи является применение фитопрепаратов в комплексной терапии ИОМС. Эффективность некоторых растений и растительных препаратов в лечении и особенно профилактике ИОМС хорошо известна многие столетия. Врачи древности (Гиппократ, Авиценна, Гален и др.) уделяли им особое внимание, т. к. растения были основным источником приготовления лекарств. Не обходили вниманием фитотерапию такие корифеи отечественной медицины, как Н. Ф. Филатов, С. П. Боткин, В. П. Образцов, Е. М. Тареев и многие другие.

От пожилых пациентов часто можно услышать, что они постоянно принимают различные настои и отвары собственного приготовления, рецепты которых поведала «еще бабушка». Эффективность и, главное, необходимость такой терапии оценить сложно, однако представление о пользе фитотерапии среди населения довольно распространено. И этому есть основания. Многие растения обладают выраженными антимикробными, противовоспалительными, спазмолитическими и анальгетическими свойствами, поэтому приготовленные из них препараты с успехом применяются в лечении ИОМС.

Многие растения, содержащие в своем составе флавоноиды, фенолкарбоновые кислоты, эфирные масла, способны оказывать непосредственное бактериостатическое и бактерицидное действие [23–25]. Выраженно влияя на рН мочи, некоторые растительные компоненты создают для бактерий непригодную для выживания среду. А спазмолитический и диуретический эффект некоторых фитопрепаратов облегчает восстановление нормального пассажа мочи и очищение слизистых от бактериальных клеток [26].

Например, в состав корня любистока входят эфирные масла и фалькаринол, обладающие антибактериальными свойствами, фталиды, снижающие воспаление. Схожими свойствами обладают эфирные масла апельсина, сосны обыкновенной, шалфея, перечной мяты. Богатые кремнием соединения хвоща в организме образуют защитные коллоиды, препятствующие кристаллизации минеральных компонентов и затрудняющие образование мочевых камней. Трава золотарника способствует растворению камней в почках и мочевом пузыре, обладает противовоспалительным действием. Благодаря растворимым соединениям кремниевой кислоты трава горца птичьего (спорыша) препятствует образованию мочевых камней. Спорыш способствует отхождению конкрементов из почек и мочевого пузыря, снижает воспалительную реакцию эпителия мочевых путей. Действие ромашки обусловлено комплексом веществ, содержащихся в цветочных корзинках. Полифенольное соединение ромашки, а также кумарины оказывают умеренное спазмолитическое и противовоспалительное действие. Клюква сохраняет питательные и витаминные свойства благодаря содержанию в ягодах бензойной кислоты, обладающей противомикробными свойствами. Пектиновые вещества клюквы легко образуют нерастворимые соединения — хелаты — с тяжелыми и радиоактивными металлами, способствуя их детоксикации и выведению из организма [22, 26]. Эти свойства плодов клюквы хорошо известны и давно используются при лечении ИОМС в виде настоев, отваров, клюквенного сока. Также экстракт плодов клюквы является основой некоторых лекарственных препаратов промышленного производства, таких, например, как Журавит.

Эти и многие другие растения для наших предков служили основными «производственными» источниками лекарственных препаратов, немного в меньшей степени использовались животные и в гораздо меньшей — минералы. Значимость знания лечебных свойств растений и умения приготовить из них лекарственный препарат подчеркивается одним из древних названий врача — «травник».

Однако многие растения, обладающие лечебными свойствами, являются потенциально ядовитыми или могут приобрести такие свойства при неправильном приготовлении или комбинации. Кроме того, при изготовлении лекарственного препарата имеет значение «чистота» лекарственного сырья, отсутствие примесей и загрязнений. Добиться такого в «домашних условиях» крайне сложно, а проконтролировать процесс приготовления и вовсе невозможно. Поэтому употребление кустарно приготовленных растительных препаратов таит в себе серьезную опасность. В нашей практике имелись случаи развития острой печеночной или почечной недостаточности после употребления настоев и бальзамов на основе комбинации нескольких растений, иногда со смертельным исходом.

С другой стороны, правильно приготовленная смесь растительных препаратов из проверенного сырья, с возможностью лабораторного и биологического контроля, предварительными испытаниями и тестированием является не только вполне безопасной, но часто по своему лечебному эффекту не уступает химическим лекарственным препаратам, при этом может применяться длительно и без отрицательных последствий.

Современное промышленное производство фитопрепаратов отвечает нескольким важным условиям [27]:

  • тщательный отбор, анализ и селекция собственного посевного материала без применения генной инженерии, возделывание на плантациях, расположенных в экологически чистых регионах;
  • продуманные и рассчитанные условия сбора и обработки урожая, позволяющие сохранить высококачественный растительный материал;
  • высокотехнологичное производство с запатентованным методом низкотемпературной вакуумной экстракции, позволяющим сохранить активные вещества растительного сырья;
  • контроль качества на всех этапах — от сырья до конечного продукта. Использование масс-спектрометрии позволяет подтвердить, что любая капля или таблетка, произведенная в соответствии с фитонирингом, будет иметь одинаковое содержание биологически активных компонентов и, соответственно, гарантировать терапевтическое действие;
  • безопасность и эффективность фитопрепарата, подтвержденные проведением необходимых экспериментальных доклинических и клинических исследований.

Приготовленный таким образом препарат характеризуется стандартным количеством активных веществ, обеспечивает точность дозирования и создает условия для наибольшего лечебного результата [27]. И, что наиболее важно, отвечает наивысшим параметрам безопасности, позволяющим длительное применение.

На отечественном рынке представлен довольно широкий спектр комбинированных фитопрепаратов, соответствующих этим требованиям (Фитолизин, Бруснивер, Пролит, Канефрон, ЦистоТранзит и другие). Такие фабричные растительные препараты пользуются неизменной популярностью, а некоторые, например Фитолизин, используются многие годы и заслужили доверие пациентов.

Несмотря на доказанную эффективность комбинированных фитопрепаратов, невозможно их считать альтернативой антимикробной химиотерапии, которая обеспечивает быстрый и прогнозируемый эффект по эрадикации возбудителей ИОМС. Однако для некоторых категорий пациентов значение фитотерапии неоценимо.

Во-первых, это категория пациентов, предпочитающих «экологическое» лечение, для которых фитопрепараты становятся фактически препаратами выбора.

Во-вторых, пациенты с индивидуальными психосоциальными особенностями: обеспокоенные, тревожные, считающие, что если они «не будут ничего делать, произойдет что-то непоправимое». Часто такие «наседки» встречаются среди родителей, которые буквально требуют от врача назначить терапию, чтобы «прикрыть» ребенка. Противоположность им составляют беззаботные, не следящие за собой, не желающие идти к врачу — для них применение фитопрепаратов может стать единственным способом какого-то воздействия на микробно-воспалительный процесс.

Однако наиболее важной является третья группа пациентов. Это люди разного возраста и пола, которым, вследствие редицивирующей инфекции мочевой системы, действительно необходимы длительные курсы фитопрепаратов. Особенно это относится к пожилым пациентам. В период стихания у них инфекционно-воспалительного процесса лекарственные сборы оказывают отчетливое противовоспалительное действие и могут использоваться как в сочетании с химиопрепаратами (чередование курсов — антибактериальный препарат — фитолечение), так и отдельно в качестве поддерживающей многомесячной терапии. Более того, при хронических процессах, при наличии противопоказаний к активной антибактериальной терапии (конечно, не при выраженном инфекционном процессе) фитолечение выходит на первый план [5].

Многочисленные исследования, в том числе проведенные нами, показывают высокую эффективности применения комплексных растительных препаратов (Фитолизин, Канефрон) при лечении легкой неосложненной инфекции у женщин, иногда даже в качестве монотерапии; использование этих препаратов в комплексной терапии позволяет снизить ее длительность и курс антибактериальных средств. При проведении противорецидивной терапии, профилактике ИОМС эти фитопрепараты с успехом применяются как монотерапия.

Аналогичные данные приводятся и по эффективности комбинированных фитопрепаратов у детей и беременных женщин. У них преимуществом применения комплексного растительного препарата в целях профилактики рецидивов инфекции мочевой системы является меньшая частота побочных эффектов по сравнению с антибактериальными препаратами. Особое значение имеет возможность длительного применения этих средств при беременности, например, при бессимптомной бактериурии [19, 21, 22, 27–29].

Эффективность промышленных фитопрепаратов обусловлена оптимальной комбинацией растений, позволяющих оказать на мочевую систему комбинированный эффект, сочетая в себе воздействие на разные звенья патогенеза. Например, в состав препарата Фитолизин входят производ­ные многих растений (трава золотарника, трава хвоща полевого, трава горца птичьего, корневища пырея, шелуха лука, листья березы, семена пажитника, корень петрушки, корень любистока, масла апельсина, шалфея, мяты перечной, сосны обыкновенной), что позволяет получать антибактериальный, противовоспалительный, диуретический, спазмолитический и литолитические эффекты. Применение подобного препарата в качестве средства профилактики рецидивов часто позволяет добиться стойкой ремиссии без применения химических антимикробных средств.

Таким образом, инфекция органов мочевой системы является важной медицинской и социальной проблемой. Своевременная диагностика и правильно назначенное лечение позволяют снизить риск рецидивирования и осложнений ИОМС. Однако у значимого количества пациентов ИОМС приобретает рецидивирующий характер, что требует проведения частых курсов противорецидивной антимикробной терапии. Комбинированные фитопрепараты промышленного производства эффективны в составе комплексной терапии ИОМС, а на этапе противорецидивного и профилактического лечения могут использоваться как монотерапия. Особенностью комбинированных растительных препаратов промышленного производства, по сравнению с химическими антимикробными средствами, является более высокая степень безопасности, что позволяет их широко использовать у детей, беременных женщин и лиц преклонного возраста.

Литература

  1. Urinary Tract Infection In Children (Diagnosis, Treatment And Long-Term Management). National Collaborating Centre for Women’s and Children’s Health UK. Clinical Guideline, August 2007.
  2. Лукьянов А. В. Инфекции мочевой системы у детей (этиология, механизмы развития, диспансеризация). Автореф. дис. … докт. мед. наук. Омск, 2005.
  3. Lindsay E. N. Managing recurrent urinary tract infections in women // Women’s Health. 2005; Jul, 1: 39–50.
  4. Клинические рекомендации по диагностике и лечению цистита. Российское общество урологов. Саратов, 2014.
  5. Кузнецова О. П., Воробьев П. А., Яковлев С. В. Инфекции мочевыводящих путей // РМЖ. 1997, № 1.
  6. Foxman B. Epidemiology of urinary tract infections: incidence, morbidity, and economic costs // Am J Med. 2002; 113: 5 S-13 S.
  7. Mazzuli T. Resistance trends in urinary tract pathogens and impact on management // J Urol. 2002; 168: 1720–1722.
  8. Nicolle L. E., Bradley S., Colgan R. et al. Infectious Diseases Society of America guidelines for the diagnosis and treatment of asymptomatic bacteriuria in adults // Clin Infect Dis. 2005; 40: 643–654.
  9. Практическое руководство по антимикробной химиотерапии / Под ред. Л. С. Страчунского, Ю. Б. Белоусова, С. Н. Козлова М.: Боргес, 2002. С. 384.
  10. Практические рекомендации по антибактериальной терапии инфекций мочевой системы внебольничного происхождения (АРМИД) / Под ред. Страчунского Л. С., Коровиной Н. А. Пособие для врачей. 2002. С. 22.
  11. Zorc J., Kiddoo D., Shaw K. Diagnosis and management of pediatric urinary tract infections II // Clin. Microbiol. Rev. 2005. № 18. P. 417–422.
  12. Письмо МЗиСР РФ «Об организации медицинской помощи детям с инфекцией мочевыводящих путей» № 567-ВС от 26.01.2007.
  13. Shlager T. Urinary tract infections in infants and children II Infect // Dis. Clin. 2003. № 17. P. 353–365.
  14. Jantunen M. E., Saxen H. Recurrent urinary tract infections in infancy: relapses or reinfections II // J. Infect. Dis. 2002. V. 185, № 3. P. 375–379.
  15. Нефрология детского возраста / Под ред. В. А. Таболина, С. В. Бельмера, И. М. Османова). Практическое руководство по детским болезням / Под ред. В. Ф. Коколиной и А. Г. Румянцева. М.: ИД Медпрактика-М, 2005. Т. VI. С. 539–589.
  16. Cunningham F. G., Morris G. B., Mickal A. Acute pyelonephritis of pregnancy: a clinical review // Obstet Gynecol. 1973; 42: 112–114.
  17. Wright et al. Asymtpmatic bacteriuria during pregnancy. Rapid answers using Cochrane library // Canadian Family Physician. 1993; 48: 58–60.
  18. Gilstrap L. C. et al. Renal infection and pregnancy outcome // Am J Obstet Gynecol. 1981; 141: 709.
  19. Гуменюк Е. Г. Современные подходы к профилактике и лечению инфекций мочевыводящих путей во время беременности // Журн. акуш. и жен. бол. 2005. Т. 54, № 4. С. 81–87.
  20. Иванов Д. Д., Назаренко В. И., Кушниренко С. В. и др. Фитотерапия метаболического синдрома и сахарного диабета 2-го типа: возможности фитониринга // Здоровя Украïни. 2005. № 17. С. 46–47.
  21. Хилькевич Е. Г. Возможности фитотерапии при инфекции мочевых путей в акушерской практике // Акуш. и гин. 2011. № 5. С. 115–119.
  22. Смирнов В. В., Мавричева И. С., Гаврилова А. Е. Инфекция мочевых путей в пожилом возрасте (старше 65 лет) и ее коррекция в амбулаторной практике // Лечащий Врач. 2010. № 1.
  23. Liu Y., Black M. A., Caron L. et al. Role of cranberry juice on molecular-scale surface characteristics and adhesion behavior of Escherihia coli // Biotechnol Bioeng. 2006. V. 93, № 2. P. 297–305.
  24. Scalbert A. Antimicrobial properties of tannins // Phytochemistry. 1991. № 30. P. 3875–3883.
  25. Howell A. B., Vorsa N., Marderosian A. et al. Inhibition of the adherence of P-fimbriated Escherihia coli to uroepithelial-cell surfaces by proanthocyanidin extracts from cranberries // N. Engl. J. Med. 1998. № 339. P. 1085–1086.
  26. Лавренова Г. В., Лавренов В. К., Онипко В. Д. От всех болезней (лекарственные растения полей и лесов). Справочник. Донецк: МП «Отечество», 1994, 523 с.
  27. Эрман М. В. Фитотерапия в лечении инфекции мочевой системы у детей // Эффективная фармакотерапия. Педиатрия. 2014. № 2.
  28. Вознесенская Т. С., Кутафина Е. К. Фитотерапия в лечении инфекции мочевой системы у детей // Педиатрическая фармакология. 2007. 4 (5). 38–40.
  29. Алешин И. В., Зайцев Ю. Е. Фитотерапия в лечении инфекции мочевыводящих путей у детей // Медицина и образование в Сибири. 2013. № 5.

А. В. Малкоч1, кандидат медицинских наук
Н. Н. Филатова, кандидат медицинских наук
Н. Н. Хасабов, кандидат медицинских наук

ГБОУ ДПО РМАПО МЗ РФ, Москва

1 Контактная информация: malkoch@mail.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: