Эволюция взглядов на половую идентичность

Рассмотрены современные теории и взгляды на половую идентичность, особенности половой дифференцировки и половой идентичности у детей. Проблема половой дифференцировки мозга и гендерных ролей у детей остается одной из ведущих в психологии, генетике и педиа




Evolution of views on sexual identity

Modern theories and views on sexual identity were considered, as well as characteristics of sexual differentiation and sexual identity in children. The issue of sexual identity of the brain and gender roles in children remains one of the key problems in psychology, genetics and pediatrics.

На разных исторических этапах развития социума представления о мужском и женском началах претерпевали уточнения и дополнения параллельно с трансформацией индивидуального и общественного сознания.

Этнокультурная трансформация взглядов на половую идентичность оформилась в работах многих отечественных и зарубежных исследователей. Но данных относительно формирования личности детей крайне мало. Принято считать, что формирование гармоничного для пола поведения подразумевает одновременное восприятие ребенком обеих ролей: мужской у отца и женской у матери. Полоролевая идентификация происходит не только через копирование аналогичной роли взрослого, но и путем противопоставления роли родителя другого пола. Возникают вопросы об особенностях половой дифференцировки, половой идентичности у детей с нарушениями формирования пола.

В современных работах по психологии пола выделяют ряд характеристик полоролевого поведения: половая идентичность, гендерная роль, маскулинность, фемининность и другие.

Под половой идентичностью принято понимать переживание и осознание человеком своей половой принадлежности, физиологических, психологических и социальных особенностей своего пола. Являясь аспектом личностной идентичности, половая идентичность определяет освоение половой роли, влияет на все поведение и развитие личности.

Феномен половой идентичности в первую очередь связан с соматическими признаками, на основе которых формируется идентичность человека как представителя определенного пола. Феномен психологического пола наряду с биологическими основами включает в себя психологические и поведенческие проявления личности как индикаторы мужского и женского, наполняющие содержанием аспект самосознания, связанный с полом [1].

Понятие пола является многокомпонентным физиологическим явлением, к составляющим которого относятся генетический, гонадный, фенотипический и психологический пол. Лишь при соответствии всех составляющих можно говорить о правильном формировании пола, в то время как несоответствие их ведет к различным вариантам нарушения формирования пола (НФП). Данная проблема осложняется необходимостью прогнозирования психологического пола, который должен соответствовать выбранному анатомическому, ибо несоответствие последнего останется причиной дискомфорта повзрослевшего пациента, стимулирующей к перемене пола либо драматическим решениям, связанным с перманентным психоэмоциональным стрессом.

В. Г. Каган под половой идентичностью понимал соотнесение личности с телесными, психофизиологическими и социокультурными значениями маскулинности и фемининности [2].

Гендерная роль, которую усваивает ребенок при половой социализации, представляет собой дифференциацию деятельности, статусов, прав и обязанностей индивидов в зависимости от их половой принадлежности. По сути они представляют собой систему ожиданий, нормативов, моделей поведения, которую индивид должен усвоить и соответствовать ей, чтобы его признавали представителем того или иного пола. Гендерные роли нормативны, их сутью является выражение определенных социальных ожиданий, проявляющихся в поведении. На уровне культуры они существуют в контексте определенной системы половой символики и стереотипов маскулинности и фемининности. Гендерные роли всегда связаны с определенной нормативной системой, которую личность усваивает и преломляет в своем сознании и поведении.

Первую теорию пола опубликовал З. Фрейд в 1914 г. в работе «Групповая психология и анализ эго». Согласно теории З. Фрейда, пол формируется как результат прохождения ребенком эдипова комплекса у мальчиков или комплекса Электры у девочек. Так, в возрасте 3–6 лет дети начинают испытывать бессознательные сексуальные влечения к родителю противоположного пола и амбивалентное ревниво-враждебное чувство к родителю своего пола, желая занять его место в обладании объекта, на который направлены эротические чувства.

Дети не в состоянии вести прямую борьбу с родителем-соперником, и, в конечном счете, мальчик в символическом плане отождествляется с отцом, которым он хочет быть возле матери, и перенимает особенности мужского поведения, систему моральных норм и ценностей взрослого мужчины. Также и девочка, бессознательно имитируя свою соперницу — мать, копирует ее, овладевая женской моделью поведения. Тем самым Фрейд определяет процесс идентичности как стремление сформировать собственное «я» по подобию другого, взятого за образец.

Половая идентичность нейтральна при рождении и формируется в раннем детстве конструктами социума, а социальный пол, который человек получил прижизненно, имеет большее значение, чем биологический пол.

Источником данной теории является бихевиоризм. Представители этого направления в психологии считали поведение человека результатом позитивного и негативного подкрепления. Эти убеждения составили фундамент теории половой типизации. Согласно этой теории родители и другие люди поощряют мальчиков за поведение, которое принято считать мальчишеским, и осуждают их, когда они ведут себя «женственно», девочки же, напротив, получают положительное подкрепление за фемининное поведение и отрицательное — за маскулинное [1]. В рамках социального направления работали такие ученые, как А. Бандура, Дж. Белотти, С. Х. Джеклин, К. Леви, М. Мид, П. Муссен, Т. Парсонс, Т. Н. Саарно, Р. Хэвигхерст.

Формирование половой идентичности у ребенка главным образом зависит от общего интеллектуального уровня развития. Эти взгляды составили теорию самокатегоризации. Согласно ей ребенок сначала усваивает представление о том, что значит быть мужчиной или женщиной, затем определяет и себя в качестве представителя того или иного пола, после чего старается согласовать свое представление согласно имеющимся у него представлениям о своей половой идентичности.

В когнитивной теории Л. Колберга идентификация заключается в том, что ребенок сначала узнает, что существуют два пола. Затем включает себя в одну из двух категорий и, наконец, на основе самоопределения ребенок руководит своим поведением, выбирая и предпочитая те или иные формы. В результате у ребенка формируется устойчивое осознание своего пола. Это означает, что он осознает его постоянным во всех ситуациях.

Согласно теории биосоциального подхода в основе формирования гендерной идентичности лежит биологический пол, который в свою очередь задает программу воспитания, зависящую от возраста и пола детей. Первоначально в процессе идентификации определяющую роль играет представитель своего пола в роли взрослого, затем большое значение приобретают сверстники. В результате выбор гендерной идентичности осуществляется в пользу анатомически предопределенного пола.

В случае, когда дифференцировка мозга и гонад не сонаправлены, возможно возникновение такого состояния, как транссексуализм. Транссексуализм характеризуется выраженной убежденностью принадлежности к противоположному полу в отсутствие анатомических нарушений, свидетельствующих о НФП. Данная убежденность имеет биологическую причину и не является результатом воздействия социальной среды. Ощущение транссексуальности впервые выражается в раннем детстве, но лишь 23% случаев ведут к транссексуализму во взрослом возрасте. Распространенность транссексуализма «мужской пол в женский пол» 1:30 000, «женский пол в мужской пол» — 1:10 000 [3].

В отечественных психолого-педагогических работах первоначально «половая идентичность» рассматривалась как внутренняя динамичная структура, интегрирующая отдельные стороны личности, связанные с осознанием и переживанием себя как представителя определенного пола.

Особый подход к определению половой идентичности имела С. Бэм. По ее мнению, половая идентичность представляет собой схемы, которые ребенок принимает к своему «я». Ребенок принимает только те формы поведения, которые подкрепляются взрослыми как принятые в данной культуре в отношении мужчины или женщины.

Модель гендерной идентичности андрогинии, разработанная С. Бэм, утверждает, что в маскулинной идентичности мужчин могут присутствовать и фемининные характеристики, а фемининная идентичность женщин может включать в себя и маскулинные черты.

Андрогинная личность успешно сочетает в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские психологические качества. Андрогинную личность можно сформировать только в том случае, если родители в процессе воспитания будут поощрять ребенка в усвоении моделей поведения как мужских, так и женских.

Главную мысль, которую хотела донести С. Бэм в своей концепции, это то, что в сообществе людей существуют представители не только двух полов.

Согласно гормональной теории пола, формирование принадлежности к тому или иному полу напрямую зависит от преобладания андрогенов или эстрогенов в организме ребенка, при этом генетическому и фенотипическому полу как определяющим факторам половой идентичности придается второстепенное значение.

Для половой дифференцировки мозга у людей крайне важно прямое действие тестостерона. Например, мужчины с дефицитом ароматазы и, как следствие, дефицитом эстрогенов не имеют каких-либо проблем половой идентификации [4, 5].

Считается, что сексуальная дифференцировка человеческого мозга определяется в два периода, во время которых наблюдаются диморфные пики уровня тестостерона — во время беременности и перинатального периода. Начиная с полового созревания и далее гормоны вызывают активацию определенных нейрональных сетей, таким образом, изменяя функцию ранее организованных нейронных систем и поведенческие образцы, которые формируются намного раньше в онтогенезе [6].

К нарушениям половой идентичности относятся транссексуализм, трансгендеризм, интерсексуализм. К признакам нарушений половой идентичности у детей относятся стремление к принятию облика другого пола, влюбленность в людей своего пола, идентификация с персонажами другого пола в восприятии произведений литературы и искусства и т. д. [2].

На современном этапе известно, что вклад гормонов в этот процесс существенен, но не является единственно значимым. Множество генетических факторов выходят на первый план половой дифференцировки мозга еще задолго до активации гормонов. Генетические и эпигенетические факторы играют немаловажную роль в половой дифференцировке мозга.

Множество научных исследований по данной тематике свидетельствуют, что половые гормоны играют важную роль в половой дифференцировке мозга. Однако наиболее вероятно, что гормональные и генетические пути переплетены и зависят друг от друга [7]. Например, ген андрогенового рецептора располагается на Х-хромосоме, и его экспрессия сексуально диморфна. Этот рецептор связывает андрогены, циркулирующие в разных концентрациях. Следовательно, развитие мозга будет зависеть от объединенной функции уровня экспрессии гена данного рецептора и концентраций андрогенов [8]. Исходя из этого, должны существовать и другие объяснения явлению транссексуальности, и это требует новых исследований.

Во время внутриутробного развития головной мозг плода подвергается половой дифференцировке под воздействием многих факторов, наиболее изученными из которых являются половые гормоны [9, 10]. Таким образом, сексуальная ориентация и половая самоидентификация запрограммированы в структурах мозга еще задолго до рождения ребенка.

Сторонники теории внутриутробной дифференциации головного мозга полагают, что в головном мозге в гипоталамусе расположено ядро (так называемая BSTc-область), который определяет восприятие человеком себя как личности определенного пола. Таким образом, BSTc-область образует врожденную половую идентичность. Этот участок формируется в пренатальном периоде, в глубинных структурах центральной нервной системы (ЦНС) на ранних стадиях беременности, в течение гормонально-модулируемого процесса импринтинга ЦНС.

С целью определения сроков старта половой дифференцировки BSTc-области было проведено исследование мужской и женской популяции с возраста середины гестации до взрослого состояния. Используя в качестве маркеров вазоактивный интестинальный пептид и соматостатин, было выявлено, что у мужчин BSTc-область больших размеров и содержит большее количество нейронов по сравнению с женскими показателями. Однако это различие становится наиболее заметным лишь в период зрелости [11].

BSTc-область у женщин на 40% меньше мужской и содержит на 40% меньше соматостатиновых нейронов. Замечено, что такое снижение размеров и концентрации нейронов BSTс-региона коррелирует с транссексуализмом у мужчин [12].

В процессе дифференцировки мозга половой диморфизм наблюдается не только на ранних этапах развития, но и во взрослом состоянии. Публикуются данные, в которых показаны половые различия в познавательных областях [13] и в восприимчивости к неврологическим и психическим расстройствам [14]. Половой диморфизм включает в себя и структурные различия отделов головного мозга и различия в нейрональных связях между ними.

Согласно этой теории, если мозг в перинатальном периоде подвергся маскулинизации под влиянием половых гормонов, некоторых лекарств, стресса и др., то ребенок приобретет мужскую половую идентичность независимо от того, являются ли его гены или гениталии мужскими. Если же структуры ЦНС не маскулинизировались, то ребенок будет иметь женскую половую идентичность вне зависимости от генов и гениталий.

В современной клинической практике при изучении психологических аспектов нарушений формирования пола наиболее применимы теории андрогении и пренатальной половой дифференцировки мозга, так как, лишь учитывая разные стороны проявлений расстройства половой идентификации, возможно выработать правильное решение в психологической адаптации детей при гендерных проблемах. Проблема половой дифференцировки мозга и гендерных ролей у детей остается одной из ведущих в психологии, генетике и педиатрии.

Литература

  1. Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание детей: медико-психологические аспекты. 1988. 54 с.
  2. Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. 1991. 493 с.
  3. Lippa R. A. Gender-related traits in transsexuals and nontranssexuals // Archives of Sexual Behavior. 2001. V. 30. P. 603–614.
  4. De Vries G. J. Minireview: Sex differences in adult and developing brains: compensation, compensation, compensation // Endocrinology. 2004. V. 145. P. 1063–1068. Doi: 10.1210/en.2003–1504.
  5. Davies W., Wilkinson L. S. It is not all hormones: alternative explanations for sexual differentiation of the brain // Brain Research. 2006. V. 1126. P. 36–45. Doi: 10.1016/j.brainres.2006.09.105.
  6. Josso N. Professor Alfred Jost: the builder of modern sex differentiation // Sexual Development. 2008. V. 2. P. 55–63. Doi: 10.1159/000129690.
  7. Savic I., Swaab D. F., Garcia-Falgueras A. Sexual differentiation of the human brain in relation to gender identity and sexual orientation // Functional Neurology. 2009. V. 24. P. 17–28. Doi: 10.1016/B978–0-444–53630–3.00004-X.
  8. Kruijver F. P. M., Zhou J. N., Pool C. W., Hofman M. A., Gooren L. J. G., Swaab D. F. Male-to-female transsexuals have female neuron numbers in a limbic nucleus // J Clin Endocrin Metab. 2000. V. 85. P. 2034–2041.
  9. Chung W. C. J., De Vries G. J., Swaab D. F. Sexual differentiation of the bed nucleus of the stria terminalis in humans may extend into adulthood // The Journal of Neuroscience. 2002. V. 22. P. 1027–1033.
  10. Cohen-Bendahan C. C., Van de Beek C., Berenbaum S. A. Prenatal sex hormone effects on child and adult sex-typed behavior: methods and findings // Neuroscience and Biobehavioral Reviews. 2005. V. 29. P. 353–384. Doi: 10.1016/ J.Neubiorev.2004.11.004.
  11. Cahill L. Why sex matters for neuroscience // Nature Review Neuroscience. 2006. V. 7. P. 477–484.
  12. Carani C., Granata A. R., Rochira V., Caffagni G., Aranda C., Antunez P. Sex steroids and sexual desire in a man with a novel mutation of aromatase gene and hypogonadism // Psychoneuroendocrinology. 2005. V. 30. P. 413–417. Doi: 10.1016/j.psyneuen.2004.10.004.
  13. Smith E. P., Specker B., Bachrach B. E., Kimbro K. S., Li X. J., Young M. F. Impact on bone of an estrogen receptor-alpha gene loss of function mutation // J Clin Endocrin Metab. 2008. V. 93. P. 3088–3096. Doi: 10.1210/jc.2007–2397.
  14. Swaab D. F. Sexual differentiation of the brain and behavior. Best Practice and Research // J Clin Endocrin Metab. 2007. V. 21. P. 431–444. Doi: 10.1016/j.beem.2007.04.003.

Е. К. Кудряшова
А. С. Масель
И. Л. Никитина1,
доктор медицинских наук

ФГБУ СЗФМИЦ им. В. А. Алмазова МЗ РФ, Санкт-Петербург

1 Контактная информация: nikitina0901@gmail.com


Купить номер с этой статьей в pdf


Еженедельный дайджест "Лечащего врача": главные новости медицины в одной рассылке

Подписывайтесь на нашу email рассылку и оставайтесь в курсе самых важных медицинских событий


поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
поле обязательно для заполнения
Нажимая на кнопку Подписаться, вы даете согласие на обработку персональных данных

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:




Вход на сайт