Гендерно-половые различия восприятия и осознания болезни у детей и особенности формирования ее внутренней картины

В статье приведены данные исследования восприятия и осознания болезни у девочек и мальчиков, выявлены отличительные особенности формирования внутренней картины болезни в отличие от взрослых людей. Представлена модель составляющих внутренней картины болезн




Gender and sex differences in perception and awareness of disease among children and peculiarities of formation of its inward picture (part 2)

The article gives data of the research of perception and awareness of disease among girls and boys, distinctive features of the formation of the inward picture of a child’s disease as opposed to adults. The model of components of inward picture of the child’s disease is presented, which contains the system of factors of as positive and negative impact.

Часть 2. Начало статьи читайте в № 10, 2015 г.

Лимфостаз — это заболевание, при котором происходит скопление лимфы в тканях, приводящее к их отеку и увеличению размеров пораженного органа. Наиболее часто поражаются нижние и верхние конечности. Это заболевание имеет врожденную этиологию. Лимфостаз — единственное заболевание, которое внешне выражено, видно окружающим. И единственное, которое полностью не описано в медико-социологической и психологической литературе.

При анализе зарубежной литературы по проблемам различных аспектов лимфостаза можно выделить ряд авторов (Kashani, Cowen, Steinhauser, Schindler, McCollum, Gibson, Pumariega, Crist, Berry), которые освещали вопросы их половозрастных различий, особенностей пищевых расстройств и обучения в школе.

Согласно результатам работ Ю. Е. Куртановой, у больных детей с нефрологическими заболеваниями значимых гендерных различий в восприятии, осознании и переживании заболевания выявлено не было. Мальчики с лимфостазом значимо чаще проявляют уверенность в выздоровлении, чем девочки; при муковисцидозе у девочек в подростковом возрасте, в отличие от мальчиков, отмечается несоответствие сознательных представлений о болезни и подсознательных догадок о тяжести заболевания или стремлений к выздоровлению, выявленных при помощи проективного метода.

Сравнительное изучение эмоций мальчиков и девочек с минимальной гидроцефалией в исследовании Е. В. Щетининой не обнаружило различия в степени эмоциональной адаптированности и агрессивности поведения. Но при этом исследование показало, что у девочек отмечается более высокая степень адаптированности и более низкая степень агрессивности, чем у мальчиков [19]. С нашей точки зрения, это, возможно, указывает на то, что у девочек эмоциональная сфера находится в более сохранном состоянии; нервная система и психика девочек более пластична; темпы физиологического и психического развития несколько ускорены, чем у представителей противоположного пола [22].

При выявлении гендерных различий в осознании здоровья детей без соматической патологии было показано, что для девочек более значим социальный аспект в разрушении здоровья, чем физиологический. Для мальчиков эти аспекты равноценны. Кроме того, у девочек преобладает социальный мотив сохранения здоровья над физиологическим. Девочек меньше волнует физиологический аспект болезни («Болезнь мешает человеку тем, что у него начинаются боли»; «От болезни можно умереть» и т. д.), чем социальный («Болезнь мешает тем, что нельзя гулять, ходить в школу, к друзьям»). Для мальчиков эти аспекты болезни равноценны [15]. Более того, у девочек выше, чем у мальчиков, общие показатели по уровню сформированности отношения к здоровью. Для первых более характерна ориентация на эмоциональные признаки здоровья, для мальчиков — на поведенческие и конкретно-предметные. Результаты мальчиков и девочек находятся в основном в зоне средних значений, редко встречаются высокие значения, и есть значения низкие. У мальчиков по сравнению с девочками отмечается более высокая степень значимости здоровья. При этом наиболее выраженными различиями являются частота встречаемости использования действий по сохранению здоровья (у мальчиков чаще, чем у девочек) и высокий уровень самооценки по шкале счастья (у девочек чаще, чем у мальчиков) [6]. Обобщенные результаты представлены нами в табл.

Обобщенные результаты половых/гендерных различий в осознании здоровья/болезни детей и формирования образа их отношения к здоровью/болезни

С нашей точки зрения, данные гендерные и половые особенности восприятия, осознания и переживания болезни детьми могут служить основанием для построения дифференцированной по полу тактики терапии, а также при разработке психотерапевтических, медико-педагогических и реабилитационных мероприятий в зависимости от типа заболевания.

В восприятии и представлении болезни самими детьми важное значение, по нашему мнению, имеет значимый психологический фактор, влияющий на течение болезни, как отношение детей с родителями, которые являются важной составляющей формирования адекватного отношения детей к болезни. А также тип семейного отношени как фактор, определяющий эмоциональные особенности больного ребенка, влияющий на уровень страхов, агрессивность поведения, фрустрационную толерантность и на произвольность выражения эмоций. Д. Н. Исаев отмечал, что представления ребенка об окружающем мире и, в частности, о болезни отражают мировоззрение родителей. В еще большей мере это относится к чувствам [23]. Переживания родителей чаще всего вызывают у больных детей аналогичные чувства, которые ложатся в основу внутренней картины болезни, определяя в свою очередь и внутрисемейные отношения.

Внутрисемейные отношения и отношения здоровых/больных детей с родителями

При изучении восприятия внутрисемейных отношений здоровыми и больными детьми было выявлено, что здоровые дети чаще считают семью благополучной, тем не менее, они же часто отмечают в своих семьях недостаток внимания, общения, эмоционального тепла. Здоровые дети проявляют преимущественно положительное отношение к матери, амбивалентное — к братьям и сестрам и негативное отношение к отцу, что находит свое подтверждение в исследовании Ю. Е. Куртановой [14], которая изучала детей с различными соматическими заболеваниями. Было показано, что дети с нефрологическими заболеваниями отмечают благополучие семейной обстановки, при этом достаточно часто воспринимают семью как недостаточную, ущербную, отмечают недостаток внимания в семье. В старшем возрасте в семьях больных нефрологическими заболеваниями нередко образуются симбиотические связи. Большинство детей данной группы проявляет положительное отношение к матери, амбивалентное — к сиблингам и прародителям и негативное отношение к отцу, дядям и тетям. Относительно гендерных различий имеются данные о том, что у мальчиков с нефрологическими заболеваниями в период 10–12 лет отмечается заниженная самооценка. В коммуникативной сфере в этом возрасте и мальчики, и девочки с нефрологическими заболеваниями начинают проявлять отказ от общения [4, 14].

Больные муковисцидозом дети отмечают благополучие семейной обстановки только в старшем возрасте. А в младшем возрасте больные лимфостазом, в отличие от остальных групп, не отмечают благополучие семейной обстановки и часто считают благополучие своей семьи недостаточной. Но при этом и не испытывают недостатка внимания и общения в семье, не считают свою семью ущербной. В большинстве случаев не проявляют ни положительного, ни отрицательного отношения к отцу, сиблингам и прародителям, а преобладание положительного отношения к матери отмечается только в старшем возрасте.

Таким образом, видение ребенком внутрисемейных отношений в группах больных и здоровых детей различно, к тому же имеет своеобразие при каждой нозологии.

С другой стороны, интересны половые различия в отношении родителей к болезни их детей. Заболевание ребенка в подавляющем большинстве случаев переживается семьей как исключительное событие. В такой ситуации ребенок оберегается от реальных и выдуманных опасностей и трудностей. В этих случаях изнеживающее эгоистическое воспитание сочетается с избыточной озабоченностью и опасениями относительно будущего ребенка. Нередко, лишая ребенка активности и инициативы, родители усугубляют его незащищенность, неприспособленность к реальной жизни, хотя при этом крайне тревожатся о его благополучии. Кроме того, на ситуацию, складывающуюся вокруг больного ребенка, влияют отношения родителей с медицинским персоналом. Уважение к знаниям лечащего врача и доверие ко всем его назначениям делают родителей, в особенности мать, не только незаменимыми(ым) сотрудниками(ом) в лечебном процессе, но и создают атмосферу надежды, веру в скорый благополучный исход болезни. Например, родители, имеющие психически больного или умственно отсталого ребенка, остро это переживают, часто внутренне не могут принять этого факта, а иногда и просто не доверяют специалистам (чаще отцы) или боятся их (чаще матери) [17].

Отношение отца больные дети обоего пола оценивают одинаково, в двух вариантах: «во всем проявляет любовь» или «много работает, на внимание не остается времени». Мальчики отмечают, что «матери всегда и во всем проявляют к ним любовь», девочки же не так категоричны в своих оценках, отмечая, что «матери порой требовательны и несправедливы». Непосредственное отношение родителей к создавшейся ситуации и психологический климат в семье девочки оценивают положительнее, чем мальчики.

Родительская оценка отношений к ребенку, как известно, находится в зависимости от пола родителей и также связана с полом ребенка. Матери, как правило, в каждом случае проявляют к детям любовь, отцы много работают, и на внимание не остается времени. Ранее нами было показано, что эти различия связаны не с индивидуально-психологическими особенностями, а с социально-гендерной ролью мужчины и женщины в семье [22]. Однако, согласно данным И. Шаца [17], с началом заболевания у ребенка форма отношения отцов изменяется, приобретая индивидуальную окраску. Отцы стараются уделить больше внимания и времени заболевшему ребенку, проявляют во всем заботу и любовь. Реакции родителей на прогноз заболевания проходят несколько стадий, при этом поведение матери и отца различно. Сразу после беседы с врачом у матери возникает состояние растерянности и паники, ситуация представляется совсем безнадежной. Отцы с большим недоверием относятся к заключениям врачей. На следующем этапе у обоих родителей возникает надежда, что в «их случае» может быть диагностическая ошибка. В некоторых семьях, указывает И. Шац, эта реакция была первой и только затем она сменялась состоянием безысходности. Следующий этап, более длительный, на протяжении которого родители, находясь в состоянии стресса, находят в себе силы ухаживать за ребенком, сохраняют надежду на выздоровление. В этот период матери, тесно контактируя с ребенком и врачом, чувствуют себя спокойнее и увереннее, чем отцы, состояние которых обычно подавлено. У них чаще возникает чувство вины перед ребенком. В терминальной стадии болезни ситуация чаще напоминает исходную, но и здесь большее мужество проявляют матери (рис. 4).

Процессуальная стадийность реакции родителей на прогноз заболевания ребенка

Отмеченные особенности позволяют сделать следующие обобщения и выводы. У больных детей выделяются половые и гендерные различия в реагировании на болезнь, проявляющиеся в том, что девочки адекватнее воспринимают госпитализацию, быстрее адаптируются к новым жизненным условиям и новому жизненному стереотипу, хотя чаще испытывают опасения за будущее. Представления о болезни, их интеллектуальная и эмоциональная переработка у девочек более объективны. Эти особенности не противоречат общепринятым представлениям о том, что у девочек раньше формируется социальная зрелость, они лучше справляются с повседневными задачами [22]. Матери больных детей быстрее, чем отцы, меняют свое отношение к создавшейся ситуации и играют основную роль в поддержании надежды на выздоровление у детей, помогают адаптироваться им к новым жизненным условиям. Обобщенные данные представлены нами на рис. 5.

Факторы, определяющие отношения родителей и родственников к здоровым и больным детям и отношения детей к родителям и родственника

Важно знать те особенности социальной ситуации развития больного ребенка, которые создает конкретное заболевание; особенности личностных нарушений, которые присущи детям с тем или иным заболеванием, для того, чтобы своевременно начать проводить профилактические мероприятия в целях формирования у них адекватного отношения к своему заболеванию. Кроме того, актуальность разработки данной проблематики определяется и задачами медико-психологической практики при работе с детьми, с ограниченными возможностями здоровья. При психолого-терапевтической коррекции негативных особенностей личностного развития больных детей необходимо знать и учитывать специфику возможных отклонений при определенных заболеваниях.

Литература

  1. Грошев И. В. Гендерно-личностные особенности представления пациентов о состоянии своего здоровья, переживания болезни и отношения к ней // Российский медицинский журнал. 2008; 3: 37–41.
  2. Грошев И. В. Пол и болезни: краткий обзор современных исследований // Социология медицины. 2004; 2: 35–50.
  3. Грошев И. В. Половозрастные особенности восприятия, осознания и переживания болезни и отношения к ней (по результатам медико-социологических и психологических исследований) // Социология медицины. 2006; 1 (8): 30–34.
  4. Куртанова Ю. Е. Особенности внутренней картины болезни детей и подростков с различными хроническими заболеваниями (на примере нефрологических заболеваний, лимфостаза и муковисцидоза). Материалы конференции «Научно-практическая деятельность молодых ученых и студентов в рамках программы модернизации московского образования». М.: МГППУ, 2013. С. 124–126.
  5. Васильева О. С., Филатов Ф. Р. Психология здоровья человека. М.: Мини-Тайп, 2005.
  6. Зинченко Т. О. Особенности отношения к здоровью у подростков в зависимости от пола // Известия ВГПУ. Педагогические науки. 2014; 1 (262): 140–142.
  7. Психология здоровья / Под ред. Г. С. Никифорова. СПб: Питер, 2013.
  8. Пахальян В. Э. Развитие и психологическое здоровье: дошкольный и школьный возраст. СПб: Питер, 2006.
  9. Аликин И. А. Отношение к здоровью учащихся и учителей как один из аспектов «Я-концепции» // Вестник практической психологии образования. 2008; 4 (17): 39–43.
  10. Бовина И. Б. Социальная психология здоровья и болезни. М.: Аспект Пресс, 2008.
  11. Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей. СПб: Речь; 2006. С. 212–233.
  12. Зинченко Т. О. К разработке понятия и типологии отношения к здоровью. Проблемы здоровьесбережения школьников и студентов. Новые научные тенденции в медицине и фармации. Материалы межрегиональной научно-практической юбилейной конференции. Воронеж: ВГУ, 2008. С. 193–197.
  13. Зинченко Т. О., Гребцова О. А. Работа психолога по здоровьесбережению в общеобразовательной школе. Проблемы здоровьесбережения дошкольников, учащихся и студентов. Новые здоровьесберегающие тенденции в фармации и медицине: Материалы всероссийской с международным участием научно-практической конференции, г. Воронеж, 26–27 апреля 2011 г. Воронеж: Изд.-полиграф. центр ВГУ, 2011. С. 88–91.
  14. Куртанова Ю. Е. Внутренняя картина болезни детей с различными соматическими заболеваниями // Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2003; 2: 16–21.
  15. Куртанова Ю. Е. Личностные особенности детей с различными хроническими соматическими заболеваниями: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2004.
  16. Шац И. К. Клинико-психологические аспекты острых лейкозов у детей. Тезисы докладов Пятого Всероссийского съезда невропатологов и психиатров. М.: Изд-во Медицина, 1985. Т. 3, с. 164–166.
  17. Шац И. К. Семья ребенка с острым лейкозом: половые различия в реагировании на болезнь. Психика и пол детей и подростков в норме и патологии. Л.: Изд-во Медицина, 1986. С. 36–39.
  18. Щетинина Е. В. Особенности эмоциональной сферы детей с проблемами психического развития: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2002.
  19. Щетинина Е. В. Сравнительный анализ особенностей эмоциональной сферы детей в норме и патологии. Научные труды аспирантов и докторантов. М.: Изд-во «Социум», 2002; 10: 34–41.
  20. Висневская Л. Я. Обзор третьего номера журнала «Европейская детская и подростковая психиатрия» (European Child and Adolescent Psychiatry. 1992. № 3) // Социальная и клиническая психиатрия. 1994; Т. 4. Вып. 1: 142–147.
  21. Исаев Д. Н., Шац И. К. «Внутренняя картина болезни» у детей с острым лейкозом // Педиатрия. 1995; 7: 42–47.
  22. Грошев И. В. Психофизиологические различия мужчин и женщин. М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2005.
  23. Исаев Д. Н. Детская медицинская психология. СПб: Речь, 2004.

И. В. Грошев, доктор психологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО ТГУ им. Г. Р. Державина, Тамбов

Контактная информация: aus_tgy@mail.ru


Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:



Вход на сайт