Пищевая аллергия на рыбу и морепродукты у детей с атопией

Одной из причин увеличения числа аллергических заболеваний является изменение образа жизни и питания жителей индустриально развитых стран и особенно больших городов. Изменился не только состав, но и качество пищевых продуктов.




Пищевая аллергия на рыбу и морепродукты у детей с атопиейОдной из причин увеличения числа аллергических заболеваний является изменение образа жизни и питания жителей индустриально развитых стран и особенно больших городов. Изменился не только состав, но и качество пищевых продуктов. Увеличение количества таких пищевых продуктов, как сладости, и продуктов с повышенным содержанием жира приводит к развитию эндокринных заболеваний: диабета и ожирения, снижает защитные свойства иммунной системы. С другой стороны, значительное уменьшение в рационе продуктов, богатых антиоксидантами и омега-3 жирными кислотами, является причиной изменения иммунологических показателей, участвующих в аллергических и аутоиммунных заболеваниях [Балаболкин И. И. (1999, 2006), Геппе Н. А. (2002), Лусс Л. В. (2003)].

В новом тысячелетии мы наблюдаем настоящий бум вокруг вопросов, связанных с улучшением качества жизни и профилактики заболеваний, связанных с состоянием иммунной системы (аллергии, онкологии, аутоиммунных заболеваний), заболеваний сердечно-сосудистой системы (ишемическая болезнь сердца (ИБС), заболевания сосудов), психических расстройств (болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, депрессия) и т. д. Вся литература последних лет изобилует доказательствами важности присутствия рыбы в пищевом рационе людей любого возраста, в том числе и детей [Куркова В. И., Георгиева О. В., Конь И. Я. (1999)]. Многими врачами рекомендуется повышенное потребление рыбы для пациентов с высоким риском развития ИБС в связи с богатым содержанием в ней омега-3 жирных кислот, способных снизить риск развития заболеваний, связанных с коронарными артериями, и повлиять на снижение смертности среди больных с ИБС [Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992)]. Эпидемиологические исследования свидетельствуют о том, что диета, богатая рыбьим жиром, имеет благоприятное воздействие на такие воспалительные заболевания, как ревматоидный артрит и астма [Hartert T. V., Peebles R. S. (2001)]. Однако Woods R. K., Thien Fc., Abramson M. J. (2000) считают, что существует мало доказательств того, что у пациентов с астмой при добавлении в диету омега-3 жирных кислот улучшается течение астмы, одновременно они считают, что также не существует доказательств и того, что они при этом рискуют [Woods R. K., Thien Fc., Abramson M. J. (2000)]. Несмотря на это, перевес на стороне тех, кто высказывается в пользу увеличения рыбы и продуктов моря в пищевом рационе.

Изучение иммунотропного действия ДНК молоки от семги в эксперименте показало, что повышается противоинфекционная защита мышей к Escherichia coli и Salmonella enteritidis, стимулируется активность Т- и В-лимфоцитов, повышается абсорбционная и переваривающая активность моноцитарных фагоцитов. В связи с этим ДНК молоки от семги может использоваться при различных иммунодефицитных состояниях и при заболеваниях, связанных с нарушением защитных сил организма. Не исключено в скором времени использование ДНК молоки от семги в качестве пищевой добавки. В связи с увеличенным интересом к продуктам моря и рыбы в США значительно выросло потребление рыбы (в 1,5 раза с 1960 по 1990 г.) [Antalis C. J. et al. (2006), Hirayama S., Hamazaki T., Terasawa K. (2004)].

Другим очень важным аспектом употребления рыбы в питании детей является риск развития патологической реакции на рыбу, особенно среди детей с аллергией. Патологические реакции на пищевые продукты могут иметь генетическую основу и развиваются после употребления непереносимых продуктов. Реакции на пищу могут быть вторичными, которые развиваются как аллергическая реакция (реакция гиперчувствительности) или пищевая интолерантность [Arshad S. H. (2001), Hofer T., Wuethrich B. Nahrungsmittelallergien. II (1985), Nagakura T., Matsuda S., Shichijyo K. et al. (2000)].

Пищевая аллергия является результатом патологического реагирования иммунной системы, в то время как пищевая интолерантность имеет неиммунологические механизмы. Научные исследования Bock S. A. (1987) показали, что от 6% до 8% детей раннего возраста и 1% взрослых имеют аллергические реакции на пищу. Пищевые продукты содержат белки, жиры и углеводы. В основном, сильными аллергенами являются водорастворимые гликопротеины с молекулярным весом от 10,000 до 60,000 kD. Они обычно не разрушаются при воздействии температуры, кислот и ферментов (протеаз).

По данным Sampson H. A. (1997) в возрасте до четырех лет пищевая аллергия встречается у 8% детей и у 1–2% в общей популяции. Однако при исследовании отдельных групп пациентов, например, с атопическим дерматитом, процент пищевой аллергии превышает треть всех обследованных лиц. Чаще всего обнаруживается сенсибилизация на один или два продукта по данным провокационных проб (82%): 47% на один и 35% на два продукта. Считается, что в первые три года аллергические реакции чаще всего развиваются на яйца, коровье молоко и пшеницу, а у детей старшего возраста появляется сенсибилизация на рыбу, продукты моря и орехи. С 1988 года технология выращивания животных и растений значительно изменилась, например, широко используется мука костных рыб для кормления животных и подкормки растений, как экологически чистое удобрение. Кроме того, в быту широко используются строительные материалы, например, клеи, которые содержат костную муку рыб.

Рыба является одной из причин аллергических реакций немедленного типа среди детского и взрослого населения. Существует мнение, что чем больше население какой-либо страны употребляет в пищу рыбы, тем чаще развиваются аллергические реакции на рыбу. Например, аллергические реакции на треску чаще регистрируются в Скандинавских странах, Португалии и Испании, чем в странах, где рыбу употребляют редко [Aas K. (1966)]. В Финляндии установлено, что 3% детей до 3-летнего возраста имеют аллергические реакции на рыбу. Кроме того, антигены рыбы найдены и в домашней пыли. Аллергологи рекомендуют, в основном, всем больным с аллергическими реакциями на рыбу или при положительных результатах тестов RAST или КПТ исключить из рациона употребление всех сортов рыбы.

Несколько лет назад существовала общая практика элиминации рыбы вообще из диеты пациента с атопией, основанная на мнении более ранних исследований о широком распространении внутривидовых перекрестных аллергических реакций между пищевыми продуктами, включая не только рыбу, но и бобовые. Недавние ретроспективные исследования Aas К. (1966) показали, что из 61 ребенка с аллергией на треску 34 имели реакции на все исследуемые аллергены рыб, но 27 из них употребляли один или более рыбных продуктов без каких-либо реакций. Другие исследования de Martino M., Novembre E., Galli L. et al. (1990) показали, что у пациентов с аллергическими реакциями на треску употребление других видов рыб не вызывает каких-либо реакций. Итак, почему результаты исследований разные? И что рекомендовать ребенку с атопией?

Рыба. Рыба — один из основных и сильных пищевых аллергенов, участвующих в аллергических реакциях немедленного типа [Aas K. (1966)]. В 1921 году Pausnitz C. и Kustner H. описали развитие аллергической реакции немедленного типа на рыбу и установили, что большинство из них развиваются в первые 30 минут после употребления рыбы в пищу и все они имеют IgE-медиаторный механизм. Подтверждают это положительные результаты кожных проб и обнаруживаемые специфических IgE-антитела [Praustniz C., Kustner H. (1921)]. Однако есть сообщения и о том, что системные реакции могут развиться и через несколько часов после употребления рыбы в пищу [Golbert T. M., Patterson R., Pruzansky J. J. (1969)].

Развитие IgE-медиаторных реакций может вызвать употребление в пищу или вдыхание аллергенов рыбы. И ранее, и сейчас у врачей, при обнаружении аллергической реакции на рыбу, существует противоречивое мнение о том, рекомендовать ли употребление в пищу другие виды рыб и каков при этом риск развития аллергической реакции [Aas K, (1966)]. Например, при аллергических реакциях на треску считалось, что употребление в пищу других видов рыб совершенно безопасно. Однако позднее выяснилось, что Cad с 1 — основной аллерген трески, относится к группе мышечных белков, известный как parvalbumins, который присутствует во многих других группах рыб и амфибий. Молекулярный вес этого аллергена 12,5 kD.

Cad с 1 впервые был идентифицирован Aas К. et al., которые установили, что этот антиген состоит из 113 аминокислотных остатков, является классическим сильным пищевым антигеном, устойчив к перевариванию, тепловой обработке и протеолизису. Первичная аминокислотная структура белка обладает аллергенными свойствами [Aas K., Jebsen J. W. (1967); Elsayed S., Apold J. (1983)]. Cad с 1 имеет три аллергенных домена, два из которых соединены с кальцием [Elsayed S., Apol J. (1983)]. По крайней мере 10 образцов рыб имеют этот антиген в составе и 29 — фрагменты этого антигена [Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992)].

Самые разные виды рыб могут быть причиной аллергических реакций. Из 11 детей, имеющих в анамнезе аллергические реакции на рыбу, положительные результаты Prick-тестов показали, что 7 из них реагируют на один вид рыб, один — на два вида, два на три и один не имел положительных результатов [Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992)].

Ракообразные и моллюски. Аллергены ракообразных и моллюсков довольно часто являются причиной аллергических реакций у взрослых пациентов и подростков. В США их численность достигает 250 тысяч человек [Daul C. B., Morgan J. E., Lehner S. B. (1993)]. Ракообразные включают лобстеров, крабов, креветок, в том числе пильчатых креветок и речного рака, а моллюски класса Pelecypoda (двустворчатых моллюсков) включают мидии, съедобного морского моллюска, гребешки, устрицы и класс Gastropoda, состоящий из моллюсков, раковин, улиток, и класс Cephalopoda, включающий осьминогов [Yungiger U. W. (1991)]. Из продуктов моря более тщательно изучены аллергены креветок. Hoffman D. R., Day E. D., Miller J. S. первые дали характеристику креветкам и выделили два белка в теле креветки и в хитиновом покрове — антиген I и антиген II. Было высказано предположение, что антиген II — это сильный антиген, получен из креветок, термоустойчив, с молекулярным весом 38 kD и содержит 431 аминокислотный остаток [Hoffman D. R., Day E. D., Miller J. S. (1981)]. Lehrer S. B., McCants M. L., Salvaggio J. E. выделили из экстракта креветок восемнадцать преципитирующих антигенов, семь из которых обладают аллергенностью [Lehrer S. B., McCants M. L., Salvaggio J. E. (1981)]. Интересно то, что половина транспортной РНК может быть производной аллергенов. Nagpal S., Medcalfe D. D., Rao P. V. S. считают, что аллергенность может быть атрибутом РНК-ассоциированных пептидов и содержит 16% аминокислот даже после энзимной обработки [Nagpal S., Medcalfe D. D., Rao P. V. S. (1987)]. Pen a 1, 36 kD, мышечный гликопротеин (тропомиозин), получен из коричневых креветок, является сильным аллергеном и составляет 20% растворимого белка в общей массе термически обработанных креветок [Daul C. B., Sllatery M., Reese G. et al. (1994)]. Риск развития перекрестных аллергических реакций между ракообразными очень высок, что подтверждается данными кожных проб и RAST [Waring N. P., Daul C. B., deShazo R. D. et al. (1985)].

Антигенные свойства моллюсков изучены недостаточно. Исследования de la Cuesta C. G., Garcia B. E., Cordoba H. et al. (1989) показали, что из 10 пациентов с респираторными проявлениями аллергических реакций на улитки у 8 не развивались ни гастроинтестинальные, ни кожные симптомы пищевой аллергии. Другие исследования показали, что около 25% пациентов с положительными кожными пробами на экстракты улиток после употребления их в пищу ощущали бронхоспазм [Amoroso S., Cocchiara R., Locorotondo G. et al. (1988)].

Пациенты с положительными кожными пробами и/или RAST к ракообразным реагируют на большинство представителей этого семейства. У больных с положительными кожными пробами и наличием специфических IgE-антител, особенно на креветки, аллергические реакции обычно развиваются на большинство ракообразных. Креветки, голубые крабы и речной рак содержат Pen a 1 [Lehrer S. B., Helbling A., Daul C. B., (1992)]. Экспериментально установлено, что между креветками, речным раком и лобстером имеется 6–7 общих антигенных детерминант, а между креветками и крабами только два [Sachs M. I., O’Connell E. J. (1988)]. Креветки, голубой краб, лобстеры и речные раки имеют высокий риск развития перекрестных аллергических реакций к устрицам [Lehrer S. B., Helbling A., Daul C. B. (1992)].

Клинические проявления. IgE-медиаторные реакции на рыбу, появляясь в раннем возрасте, преследуют пациентов с пищевой аллергией в течение всей жизни. Клиническими проявлениями могут быть: крапивница, ангионевротические отеки, астма, риниты, конъюнктивиты, рвота, диарея и анафилаксия [Hofer T., Wuethrich B. (1985); De Besche A. (1937)].

Пищевая аллергия — одна из основных причин анафилактических реакций. В США в отделениях интенсивной терапии зарегистрировано 29 000 анафилактических реакций на пищу, кроме того, ежегодно погибают от анафилактических реакций от 125 до 150 человек. Чаще всего анафилаксия развивается на арахис, орехи, рыбу и продукты моря [Bock S. A., Munoz-Furiong A., Sampson H. A. (2001)].

Анафилактические реакции на пищевые продукты со смертельным исходом в 90% случаев связаны с употреблением орехов и в 9% с рыбой и молоком. В связи с этим пациентам с пищевой аллергией чаще рекомендуют исключить эти продукты из рациона питания [Bock S. A., Munoz-Furiong A., Sampson H. A. (2001)].

По данным Helbling A. et al. наиболее частыми симптомами пищевой аллергии на рыбу являются кожные и респираторные проявления. Из 39 обследованных ими пациентов только у одного респираторные проявления были единственным симптомом, которые появлялись в процессе приготовления пищи [Helbling A. et al. (1996)].

Чаще аллергия на рыбу развивается у женщин (62%), на костлявые рыбы аллергические реакции регистрируются у 76% пациентов, на омары — у 34%, на замороженную рыбу — у 71%, на нарезную — у 63%, на содержащуюся в неволе — у 58%. Кожные проявления были у 78%, астма у 7% [Jeebhay M. F., Lopata A. L., Robins T. G. (2000)].

Bonlokjke J. H. описал случай острого приступа астмы, сопровождавшегося пневмотораксом [Bonlokjke J. H. (2000)]. По нашим данным частота сенсибилизации к рыбе и морепродуктам из 236 детей с атопией составила 79,7%, причем у 18,2% была изолированная сенсибилизация к рыбе и морепродуктам [Примак Е. А. (2008)]. Из 74 детей с атопическим дерматитом 33,8% имели пищевую аллергию, причем пищевая аллергия превалировала у 27%.

Атопический дерматит у детей до двух лет связан с сенсибилизацией к яйцам, орехам, молоку, рыбе, а после двух лет к пшеничной муке и продуктам моря [Guillet M. H., Guillet G. (2000)].

Синдром уртикарного контактного дерматита описан Dominguez-C. et al. в 1996 году у одного ребенка с пищевой аллергией. Авторы обследовали 197 детей с пищевой аллергией. 78% из них имели сенсибилизацию к рыбе в возрасте до двух лет, и у 29 из них обнаружили клинические проявления контактного дерматита при контакте кожи с рыбой.

Диагностика аллергических реакций на рыбу. Диагноз пищевой аллергии требует осторожной интерпретации как анамнеза, так и результатов RAST и кожных проб. В большинстве случаев необходимо сопоставление времени употребления рыбы в пищу и возникновения симптомов аллергии. Тем не менее, диагностика для большинства пищевых аллергенов основана, как правило, на результатах кожных проб. Sampson H. A. и Albergo R. (1984) рекомендуют его как основной метод диагностики, а Dreborg S. (1991) и Hill D. J., Duke A. M., Hosking C. S., Hudson I. L. (1988) полагают, что данный метод имеет малую специфичность. Результаты кожных проб на рыбу положительны у 65% детей с атопией [Sampson H. E., Metcalfe D. D. (1991)]. Различие между данными анамнеза и результатами кожных проб может быть обусловлено многими факторами, и одним из них является разное содержание гистамина, которое зависит от условий хранения и приготовления рыбы. Рыба в замороженном виде отправляется для продажи далеко от берегов моря, в котором ее выловили [Gilbert R. J., Hobbs G., Murray C. K. et al. (1980)].

Данные RAST показывают высокий процент наличия специфических IgE-антител у сенсибилизированных пациентов, что обусловлено общими антигенными свойствами многих видов рыб [Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992), Helbling A., Lopez M., Lehrer S. B. (1992)]. Это мнение подтверждается и исследованиями James J. M., Helm R. M., Burks A. W., Lehrer S. B. (1995), описавшими присутствие Cad c 1 протеина с молекулярным весом 12,5 kD во многих разновидностях рыб. По мнению Helbling A. et al. результаты кожных проб и наличие специфических антител в сыворотке крови не должны между собой совпадать [Helbling A. et al. (1996)]. Главный антиген рыбы Cad c 1 присутствует во многих видах рыб, но отсутствует в тунце [Helbling A. et al. (1996)]. Это подтверждается и теми данными, что тунец — наиболее часто употребляемая в пищу рыба в Соединенных Штатах Америки, но аллергические реакции на этот вид рыбы значительно ниже, чем на другие виды рыб. Существует мнение, что на эти показатели влияет и способ приготовления рыбы [Bernhisel-Broadbent J., Strause D., Sampson H. A. (1992)]. Пациенты, сенсибилизированные к рыбе, довольно часто указывают на непереносимость других продуктов моря, включая креветки, речного рака, перекрестные аллергические реакции между finfish и ракообразными маловероятны, т. к. они происходят от различных типов. Данные анамнеза о реакциях у лиц, сенсибилизированных к рыбе, скорее всего, связаны с гиперреактивностью, которая является частым компонентом атопии. Перекрестные аллергические реакции между рыбой и ракообразными не подтверждаются данными RAST с использованием ингибиции специфических антител [Helbling A. et al. (1996)]. Установлено, в то время как одни пациенты реагируют на один вид рыбы, другие реагируют на несколько видов [Haydel R., El-Dhar J., McCants M. et al. (1993)].

Несомненно, двойной слепой метод провокационных проб является самым объективными методом диагностики пищевой аллергии [Sampson H. A., Albergo R. (1984), Bock S. A., Sampson H. A., Atkins F. M. et al. (1988)]. Работы, в которых говорится о высокой корреляции результатов кожных проб и возникновении симптомов после употребления рыбы в пищу, проводились у пациентов, сенсибилизированных к треске, с использованием аллергенов трески с высокой степенью очистки [Aas K. (1966), Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992), Sampson H. A., Albergo R. (1984), Sampson H. A., Buckley R. H., Medcalfe D. D. (1987)].

Повышенный уровень специфических IgE-антител к яйцам, молоку, орехам и рыбе в 95% случаев совпадал с результатами двойного слепого метода [Sampson H. A. (2001)].

Диагностика аллергических реакций на рыбу осложняется тем, что высока возможность развития перекрестных аллергических реакций; реакций у лиц с аллергией на насекомых, которыми кормили рыб [Morrow Brown H., Merrett J., Merrett T. G (2000)]; на нематоды, обсеменяющие рыбу и, наконец, с псевдоаллергическими реакциями на гистамин.

Перекрестные аллергические реакции. До недавнего времени только небольшое число исследований было посвящено перекрестным аллергическим реакциям на рыбу среди детей [Aalberse R. C. (2000)]. Перекрестные аллергические реакции могут развиваться к разным видам рыб, причем у взрослых чаще, чем у детей. Однако провокационные пробы оказываются чаще всего положительными на множество видов рыб [James J. M., Helm R. M., Burks, Lehrer S. B. (1995)].

В 1992 году Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M. и Sampson H. A. провели серию двойных слепых провокационных проб и установили, что дети с аллергическими реакциями на определенную рыбу могут употреблять другие виды рыбы. Действительно, у 80% детей провокационные пробы были отрицательными. Однако открытые провокационные пробы (когда пациент знает, что ему предложено съесть) у 21% детей были положительными. Другое исследование Sampson H. A. и Albergo R. в 1984 году показало, что только у 1,8% пациентов провокационные пробы были ложнонегативными.

Обычно у лиц, сенсибилизированных к белкам рыбы, обнаруживаются специфические IgE-антитела ко многим видам рыб, кроме того, у этих пациентов могут развиваться и перекрестные аллергические реакции [Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. (1992)], но существуют и достоверные доказательства того, что аллергические реакции могут развиваться лишь на один вид рыбы, например меч-рыбу, которая, как и многие виды рыб, содержит Cad с 1. Однако иммунологические исследования показали, что специфические антитела против этого антигена (молекулярная масса 13 kD) не вырабатывались у этого пациента, а причинно-значимым антигеном являлся белок с молекулярной массой 25 kD. Следует заметить, что у исследованного пациента были положительными кожные пробы и повышены специфические антитела только к меч-рыбе [Kelso J. M., Jones R. T., Yunginger J. W., (1996)].

Антигены рыб могут быть замаскированы в продуктах, например, в продуктах, содержащих желатин (состоит из белка крупного рогатого скота и рыбы) или в медикаментах (желатинсодержащие вакцины и желатиновые капсулы). Sakaguchi-M., Nakayama-T., Inouye-S. описали перекрестные аллергические реакции на желатинсодержащие вакцины (вакцина против кори/краснухи/эпидемического паротита), применяемые у детей, которые могут сопровождаться анафилактическими реакциями у детей с пищевой аллергией на желатин [Sakaguchi-M., Nakayama-T., Inouye-S. (1996)].

Вдыхание или контакт с мукой рыбы, содержащей большое количество гистамина, вызывает гастроинтестинальные симптомы, кожные и конъюнктивальные, респираторные и сердечно-сосудистые в течение 30 минут. При транспортировке рыбы в голубых мешках симптомы заболевания возникали чаще, чем при транспортировке в черных. Причем транспортировка в черных мешках у работников вызывала лишь легкие симптомы раздражения глаз. Химический контроль содержания гистамина в рыбе в двух партиях показал, что содержание гистамина в рыбе, транспортируемой в голубой упаковке, выше, чем в черной (510 мг/100 г муки и 50 мг/100 г муки).

Лечение. У детей с атопией стандартным подходом является исключение гистаминсодержащих продуктов и продуктов с сильным аллергенным потенциалом. Гистамининдуцированная непереносимость пищи это не IgE-опосредованная аллергия. Кожные пробы и отсутствие специфических IgE-антител подтверждают это. Хроническая головная боль может быть связана с употреблением в пищу продуктов, богатых гистамином, у пациентов с дефицитом диаминоксидазы. В таких случаях эффективными оказываются диета, исключающая пищу, богатую гистамином (рыба, сыр, консервированные сосиски, соленая капуста и алкоголь), и антигистаминные препараты. Одновременно диета становится богатой белком и жирами животного происхождения, что способствует развитию у подростков таких заболеваний, как астма [Huang S. L., Lin K. C., Pen W. H. (2001)].

Установлено, что докозагексаеновая кислота, содержащаяся в рыбьем жире, в отличие от животных жиров, обладает противовоспалительным эффектом. Омега-3 полиненасыщенная жирная кислота в эксперименте снижает число эозинофилов в бронхоальвеолярном ловаже [Yokoyama A., Hamazaki T., Ohshita A. et al. (2000)]. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты in vitro обладают противовоспалительным эффектом, и диета с высоким содержанием этих жирных кислот снижает риск развития воспалительных заболеваний и реактивность бронхов в ответ на ацетилхолин [Nagakura T., Matsuda S., Shichijyo K. et al. (2000)]. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты предупреждают развитие заболеваний сердца в 59% случаев, воспаление — в 29%, онкологических заболеваний — в 25% [Hazel Z., Riggs S., Vaz R. et al. (2001)]. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты содержатся в растительном масле, но эти кислоты, в отличие от рыбьего жира, короткоцепочечные, и в процессе рафинирования растительного масла содержание таких веществ, как альфа-, бета-, гамма- и дельта-токоферола, значительно снижается, а термическое воздействие уменьшает количество полезных жиров. Термическая обработка рыбы не дает таких эффектов [Alpaslan M., Tepe S., Simsek O. (2000)].

В связи с этим пациенты с атопическим дерматитом в процессе лечения расплачиваются риском развития дефицитных заболеваний. Элиминационная диета исключает такие продукты, как рыба, яйца, свинина, цитрусовые, яблоки, киви, зеленый и красный перец, арахис и лесные орехи. Эти мероприятия могут привести к дефициту кальция, йода, витамина С и омега-3 жирных кислот [Barth G. A., Weigl L., Boeing H., Disch R., Borelli S. (2001)].

Предполагают, что перспективным в лечении аллергических реакций на рыбу будет применение таких иммуномодулирующих методов лечения, как анти-IgE-антитела, и искусственные рекомбинантные белки рыбы и продуктов моря [Sampson H. A. (2000)].

Более 4% населения имеют пищевую аллергию, обусловленную иммунологическими механизмами. Наиболее часто вызывающий аллергию пищевой антиген — карповый parvalbumin. Он вызывает IgE-опосредованные реакции у 95% пациентов с атопией на рыбу, у 83% может вызывать перекрестные реакции с другими антигенами рыбы. В связи с этим этот антиген может быть признан как универсальный антиген для диагностики аллергических реакций на рыбу и использоваться при проведении аллерген-специфической иммунотерапии у лиц, сенсибилизированных к рыбе.

Элиминационные мероприятия в сочетании с назначением антигистаминных препаратов в возрастных дозах дают положительный эффект в большинстве случаев. Тяжелые аллергические реакции на рыбу и морепродукты требуют применения топических стероидов для лечения кожных проявлений и ингаляционных стероидов при респираторных реакциях. С целью профилактики тяжелых аллергических реакций на рыбу и морепродукты целесообразно профилактическое применение дезлоратадина в возрастных дозах за час до приема пищи с неизвестным составом. В случае появления первых признаков аллергической реакции возможен повторный прием препарата без риска развития побочных эффектов.

Литература

  1. Балаболкин И. И. Пищевая аллергия у детей // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 1999. Т. 9. № 4. С. 57–61.
  2. Геппе Н. А., Пахомова О. А., Глюшкина Н. С. К вопросу о становлении атопического фенотипа / Сборник «Пульмонология детского возраста». Вып. 2. Москва–Иваново. 2002. С. 96–98.
  3. Детская аллергология. Руководство для врачей. Под ред. А. А. Баранова, И. И. Балаболкина. М., 2006. С. 688.
  4. Куркова В. И., Георгиева О. В., Конь И. Я. Новый класс готовых блюд прикорма отечественного производства для детей первого года жизни — мясо и рыборастительные консервы: Свойства и опыт применения в питании детей // Все о мясе. 1999. № 4. С. 35–39.
  5. Луcc Л. В. Пищевая аллергия: проблемы диагностики и терапии // Леч. Врач. 2003. № 3. С. 12–20.
  6. Примак Е. А. Аллергические реакции на рыбу и морепродукты у детей с атопией. Автореф. дис. к.м.н. М., 2008. 20 с.
  7. Aalberse R. C. Structural biology of allergens // J Allergy Clin Immunol. 2000, Aug; 106 (2): 228–238.
  8. Aas K. Studies of hypersensitivity to fish. A clinical study // Int Arch Allergy Appl Immunol. 1966. 29. P. 346–363.
  9. Amoroso S., Cocchiara R., Locorotondo G. et al. Antigens of Euparipha pisana (snail) // Int Arch Allergy Appl Immunol. 1988. V. 85. P. 69–75.
  10. Arshad S. H. Food allergen avoidance in primary prevetion of food allergy // Allergy. 2001, Apr; 56. Supl 67: 113–116.
  11. Barth G. A., Weigl L., Boeing H., Disch R., Borelli S. Food intake of patients with atopic dermatitis // Eur J Dermatol. 2001, May-Jun; 11 (3): 199–202.
  12. Bernhisel-Broadbent J., Scanlon S. M., Sampson H. A. Fish hypersensitivity. I. In vitro and oral challenge results in fish allergic patients // J. Allergy Clin Immunol. 1992. 89. P. 730–737.
  13. Bock S. A., Sampson H. A., Atkins F. M. et al. Doubl-blind, placebo-controlled food challenge as an office procedure; a manual // J Allergy Clin Immunol. 1988. 82. P. 986–997.
  14. Bock S. A., Munoz-Furiong A., Sampson H. A. Fatalities due to anaphylactic reactions to foods // J Allergy Clin Immunol. 2001, Jan; 107 (1): 191–193.
  15. Bonlokjke J. H. Pneumothorax as a complication to occupational asthma // Ugeskr Laeger. 2000, Aug 21; 162 (34): 4552–4553.
  16. Daul C. B., Morgan J. E., Lehner S. B. Hypersensitivity reactions to crustacean and mollusks // Clin Rev Allergy. 1993. V. 11. P. 201–222.
  17. Daul C. B., Sllatery M., Reese G. et al. Identification of the major brown shrimp allergen as the muscle protein tropomyosin // Int Arch Allergy Appl Immunol. 1994. V. 105. P. 49–55.
  18. De Besche A. On asthma bronchiale in man provoked by cat, dog and different other animals // Acta Med Scand. 1937. 92. P. 237–255.
  19. Dreborg S. Skin test in diagnosis of food allergy // Allergy Proc. 1991. 12. P. 251–254.
  20. Gilbert R. J., Hobbs G., Murray C. K. et al. Epidemiology: scombrotoxic fish poisoning: features of the fish 50 incidens to be reported in Britain (1976–1979) // Br Med J. 1980. 281. P. 71–72.
  21. Guillet M. H., Guillet G. Management of atopic dermatitis: practical guidelines suggested by the conclusion of systematic assessment iAntalis CJ, n 500 children//Allergy Immunology.2000,Oct;32 (8):305–308
  22. Hazel Z., Riggs S., Vaz R. et al. Omega-3 polyunsaturated fatty acids in adolescents: knowledge and consumption // J Adolesc Health. 2001, Jan; 28 (1): 10–15
  23. Haydel R., El-Dhar J., McCants M. et al. Food allergy: challenge studies of fish allergic subjects [Abstract] // J Allergy Clin Immunol. 1993. V. 91. P. 344.
  24. Helbling A. et al. Immunopathogenesis of fich allergy: identification of fish-allergic adults by skin test and radioallergosorbent test // Ann Allergy Asthma & Immunology. 1996. V. 77. P. 48–54.
  25. Helbling A., Lopez M., Lehrer S. B. Fish allergy: is it real problem with surimibased products? // Int Arh Allergy Immunol. 1992. 99. P. 452–455.
  26. Hill D. J., Duke A. M., Hosking C. S., Hudson I. L. Clinical manifestations of cows’ milk allergy in childhood. II. The diagnostic value of skin test and RAST // Clin Allergy. 1988. 18. P. 481–490.
  27. Hofer T., Wuethrich B. Nahrungsmittelallergien. II. Haeufingkiet der Organmanifestationen und der allergieausloesenden Nahrungsmittel // Schweiz med Wschr. 1985. 115. P. 1437–1442.
  28. Hoffman D. R., Day E. D., Miller J. S. The major heat stable allergen of shrimp // Ann Allergy. 1981. V. 17. P. 17–22.
  29. Huang S. L., Lin K. C., Pen W. H. Dietary factors associated with physician-diagnosed asthma and allergic rhinitis in teenagers: analyses of the first Nutrition and Health Survey in Taiwan // Clin Exp Allergy. 2001, Feb; 31 (2): 259–264.
  30. James J. M., Helm R. M., Burks, Lehrer S. B. Comparison of pediatric and adult IgE antibody binding to fish protein extracts // J Invest Med. 1995. 43. P. 25.
  31. Jeebhay M. F., Lopata A. L., Robins T. G. Seafood processing in South Africa: a study of working practices, occupational health services and allergic health problems in the industry // Occup Med (Lond). 2000 Aug; 50 (6): 406–413.
  32. Lehrer S. B., Helbling A., Daul C. B. Seafood allergy: prevalence and treatment // J Food Safety. 1992. 13. P. 61.
  33. Morrow Brown H., Merrett J., Merrett T. G. Fish food allergy // Allergy. 2000, V. 55, № 9, p. 901–902.
  34. Nagakura T., Matsuda S., Shichijyo K. et al. Dietary Supplementation with fish oil rich in omega-3 polyunsaturated fatty acids in children with bronchial asthma // Eur Respir J. 2000, Nov; 16 (5): 861–865.
  35. Praustniz C., Kustner H. Studient ueber die Ueberempfindlichkeit // Zbl. Bkd. 1921. 86. P. 160–169.
  36. Sachs M. I., O’Connell E. J. Cross-reactivity of foods — mechanisms and clinical significance // Annals of Allergy. 1988. V. 61. P. 36–40.
  37. Sakaguchi-M., Nakayama-T., Inouye-S. Food allergy to gelatin in children with systemic immediate-type reactions, including anaphylaxis, to vaccines // J Allergy Clin Immunol.1996.V. 98 (6 Pt 1). P. 1058–1061
  38. Sampson H. A. Utility of food-specific IgE concentrations in predicting symptomatic food allergy // J Allergy Clin Immunol. 2001, May; 107 (5): 891–896.
  39. Sampson H. A. Food anaphylaxis // Br Med Bull. 2000; 56 (4): 925–935.
  40. Sampson H. E. Immediate reactions to food in infants and children. In Food Allergy: Adverse Reactions to Foods and Food Additives, edn 2. Edited by Metcalfe D. D., Sampson H. A., Dimon R. A. Cambridge: Blackwell Science. 1997. P. 169–182.
  41. Sampson H. A., Albergo R. Comparison of results of skin test, RAST, and double-blind, placebo-controlled food challenges in children with atopic dermatitis // J Allergy Clin Immunol. 1984. 74. P. 26–33.
  42. Sampson H. A., Buckley R. H., Medcalfe D. D. Food Allergy // JAMA. 1987. 258. P. 2886–2890.
  43. Sampson H. E., Medcalfe D. D. Immediate reactions to food. In: Med calfe DD, Sampson HE, Simon RA, eds. Food allergy. Adverse reactions to food and food addition. Boston: Black-well Scientific Publication. 1991. P. 99–112.
  44. Waring N. P., Daul C. B., deShazo R. D. et al. Hypersensitivity reactions to ingested crustacean: clinical evaluation and diagnostic studies in shrimp-sensitive individuals // J Allergy Clin Immunol. 1985. V. 76. P. 440–445.
  45. Yokoyama A., Hamazaki T., Ohshita A. et al. Effect of aerosolized docosahexaenoic acid in a mouse model of atipic asthma // Int Arch Allergy Immunol. 2000, Dec; 123 (4): 327–332.
  46. Yungiger U. W. Food antigens. In: Metcalfe D. D., Sampson H. A., Simon R. A. ed: Food Allergy: adverse reactions to foods and food additives. Boston. 1991.

Н. А. Геппе, доктор медицинских наук, профессор
Е. А. Примак, кандидат медицинских наук
О. А. Субботина, доктор медицинских наук, профессор

ММА им. И. М. Сеченова, Москва

Контактная информация об авторах для переписки: Integration@yandex.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: