Витаминно-минеральная недостаточность у детей: соматические и психоневрологические аспекты проблемы

Проблема дефицита витаминов и/или минеральных веществ у детей не утрачивает своей актуальности до настоящего времени. Именно витамины и минеральные вещества относятся к так называемым микронутриентам, обеспечивающим в человеческом организме множество физи




Проблема дефицита витаминов и/или минеральных веществ у детей не утрачивает своей актуальности до настоящего времени. Именно витамины и минеральные вещества относятся к так называемым микронутриентам, обеспечивающим в человеческом организме множество физиологических функций, сопряженных с деятельностью нервной, эндокринной, иммунной и других систем. Это обстоятельство объясняет интерес к витаминно-минеральной недостаточности врачей различных педиатрических специальностей: детских неврологов, гастроэнтерологов, диетологов, аллергологов, иммунологов, кардиологов, эндокринологов и др.

Общеизвестно, что вышеперечисленные микронутриенты необходимы для нормального роста и развития детей. Дефицит витаминов и/или минеральных элементов может приводить к развитию специфических болезней (гиповитаминозы и минералодефицитные состояния — дисэлементозы). Большинство этих патологических состояний давно описаны в доступной медицинской литературе [1–5]. Врачам хорошо известны такие гиповитаминозы, как макроцитарная (пернициозная) гиперхромная анемия (дефицит витамина В12 — цианокобаламина), геморрагическая болезнь новорожденных (дефицит витамина К — менадиона), рахит (дефицит витамина D — кальциферола) и многие другие варианты витаминной недостаточности [1–5]. Детским неврологам и неонатологам также знакомо состояние, получившее название «пиридоксин-зависимых судорог» (пароксизмы, вызванные потребностью в витамине В6). Основные клинические проявления при недостаточности минеральных веществ в различные периоды детства также описаны в литературе [1, 4, 5].

К сожалению, приходится признать, что обеспечение поступления в организм всех микронутриентов с пищей остается малодостижимой перспективой. Поэтому необходимые детям витамины и минеральные вещества следует дотировать. Это положение, считавшееся в прошлом дискутабельным, сегодня уже является аксиомой.

Витамины и минералы — важнейшие микронутриенты. Помимо так называемых макронутриентов (белки, жиры и углеводы), для полноценной работы организма необходимы и микронутриенты, к которым относятся витамины и минеральные вещества. Последние в отличие от макронутриентов не обеспечивают поступление пищевой энергии, но обладают целым рядом иных полезных свойств. Так, D. Benton указывает, что обеспеченность микронутриентами необходима для нормального уровня интеллектуального развития у детей [6].

Существуют и другие «непитательные» функции микронутриентов. Так, например, витамин D является гормоноподобным веществом и обладает доказанным иммуномодуляторным действием, а физиологические функции Са настолько многочисленны и связаны со столь многими системами организма (нервной, костной, мышечной, сердечно-сосудистой, пищеварительной, эндокринной, ферментной, свертывающей, иммунной и др.), что не возникает никаких сомнений относительно эссенциальности последнего макроэлемента.

Витамины. Все витамины (жирорастворимые: А — ретинол, Е — токоферол, D — кальциферол, K — менадион, водорастворимые: B1 — тиамин, В2 — рибофлавин, РР или B3 — никотиновая кислота/никотинамид, B5 — пантотеновая кислота, B6 — пиридоксин, B12 — цианокобаламин, B9 — фолиевая кислота, С — аскорбиновая кислота, биотин — витамин Н) постоянно выполняют в организме конкретные, присущие только им функции. Гиповитаминозы и витаминодефицитные состояния — это специфические проявления недостаточного поступления витаминов в человеческий организм [1, 3, 4, 7, 8].

Детский организм является особенно чувствительным к дефициту витаминов. Помимо изолированных и клинически манифестных гиповитаминозов (цинга, болезнь бери-бери, пеллагра и др.), которые хорошо известны детским врачам, в педиатрической практике нередко встречаются случаи сочетанной витаминной недостаточности, которые проявляются менее специфично. В частности, признаками сезонных поливитаминодефицитных состояний можно считать следующие: повышенная утомляемость или возбудимость, плаксивость, снижение аппетита, нарушения сна и т. д. В ряде случаев признаками сочетанного витаминного дефицита служат снижение в крови уровня гемоглобина, различные изменения слизистых оболочек и кожных покровов, частичное снижение остроты зрения, нарушения нормального функционирования желудочно-кишечного тракта (запоры и т. п.) [7, 8].

Для терапевтического воздействия на ключевые звенья метаболизма обязательным является использование комплекса витаминов группы В.

Известно, что тиамин (витамин В1), никотинамид (витамин РР), рибофлавин (витамин В2), пиридоксин (витамин В6) участвуют в метаболизме аминокислот, углеводов, жиров, в синтезе РНК/ДНК, гемоглобина, ацетилхолина, нейротрансмиттеров, обеспечивают функционирование окислительно-восстановительных реакций.

Пантотеновая кислота (В5) необходима для синтеза гормонов, желчных кислот, холистерола, для поддержания нормальной работы нервных клеток и обеспечения детоксикационных процессов в организме, цианкобаламин (витамин В12) — для синтеза миелина, нуклеиновых кислот и эритроцитов, а фолиевая кислота — для обеспечения функциональной целостности нервной системы, высокого уровня иммунитета, оптимизации процессов деления и роста клеток, их регенерации.

Следует отметить, что для нормальной работы жизненно важных органов: сердца, мозга, печени, почек, для поддержания психического и физического здоровья необходимо введение комплекса витаминов связи с их взаимозависимым и потенцирующим действием.

Препаратом, который отвечает этим требованиям, является Нейромультивит, содержащий витамин В1 в дозе 100 мг, витамин В6 — 200 мг, витамин В12 — 200 мкг.

Препарат назначается предпочтительно в утренние часы по 1 таблетке 1–2 раза в сутки, с учетом возраста и тяжести неврологических нарушений, в течение 1–2 месяцев.

Минеральные вещества. Кудрин А.В. и Громова О.А. подчеркивают, что среди более чем 80 элементов (макро- и микро), обнаруженных в человеческом организме, 15 признаны эссенциальными (среди них Fe, I, Cu, Zn, Se, Mn и др.), а не менее четырех других (Cd, Pb, Sn и Rb) являются «серьезными кандидатами на эссенциальность» [9].

Рекомендуемое суточное потребление минеральных веществ (Ca, P, Mg, Fe, Zn, I) представлено в «Нормах физиологических потребностей в пищевых веществах и энергии для различных групп населения» Минздрава РФ и остается неизменным с 1991 г. (как и нормативы потребления витаминов) [10].

Потребление достаточного количества макро- и микроэлементов с пищей и в составе витаминно-минеральных комплексов оказывает выраженное положительное влияние на состояние многих органов и систем человеческого организма.

В свою очередь, дефицит минеральных веществ приводит у детей к выраженным нарушениям со стороны соматического и психоневрологического здоровья.

Так, при рассмотрении макродисэлементозов можно констатировать, что недостаток натрия (Na) сопровождается гипонатриемией и дисфункцией ЦНС, а калия (К) — гипокалиемией, нарушениями проведения нервных импульсов, снабжения головного мозга кислородом, мышечной сократимости и др. (включая специфические изменения на ЭКГ, нефропатию с нарушением концентрационной функции почек и полиурией, вторичную полидипсию и т. д.). Дефицит кальция (Са) приводит к кальциопеническим состояниям, магния (Mg) — к нарушениям со стороны сердечно-сосудистой системы и гипомагниемическим судорогам, а также предрасполагает к повышенной подверженности стрессам, синдрому хронической усталости и головным болям [4, 9, 10].

Дефицит микроэлементов встречается не с меньшей частотой, чем недостаточность минеральных веществ, относящихся к макроэлементам. Хорошо известно, что у детей йодная недостаточность способна приводить к задержке нервно-психического развития и снижению работоспособности, а длительный период дефицита йода (I) в детском возрасте вызывает развитие специфического кретинизма [4, 9, 10].

В свою очередь, дефицит фтора (F) приводит к поражению зубов (зубной кариес, гипоплазия эмали и т. д.) [4].

Недостаточное поступление в организм меди (Cu) сопровождается не только признаками анемии, лейкопении и костной деминерализации, но и снижением показателей иммунного статуса, а также нарушениями формирования коллагена [4, 9, 10].

Дефицит хрома (Cr) нередко приводит к повышенной возбудимости и раздражительности, нарушениям памяти, а также полидипсии. В случаях тяжелой депривации по Cr у детей могут возникать спутанность сознания (различной степени выраженности) и другие нарушения функций ЦНС [4, 9, 10].

Недостаточное потребление железа (Fe) — причина снижения у детей уровня иммунной резистентности; выраженный дефицит Fe проявляется гипохромной анемией, мышечной слабостью, нарушениями вкуса и обоняния, патологическими изменениями структуры волос и ногтей, а также ухудшением сна. Имеются данные о нарушениях психомоторного и интеллектуального развития при недостатке Fe у детей грудного и раннего возраста [4, 9, 10].

При дефиците марганца (Mn) у детей отмечаются недомогание, похудание, тошнота и/или рвота, замедление роста волос (с изменением их структуры и окраски), иногда возникает транзиторный дерматит [4, 9, 10].

Недостаточность никеля (Ni) приводит к нарушениям процессов нормального кроветворения и обеспечения клеток кислородом (O2) [4, 9, 10].

Дефицит бора (B) клинически выражается в нарушениях формирования костной ткани и метаболизма в соединительной ткани. Для недостаточности этого микроэлемента также характерны признаки снижения иммунитета [4, 9, 10].

Недостаточность кремния (Si) в детском возрасте сопровождается нарушениями процессов роста и формирования костей, а также хрящевой и соединительной тканей [4, 9, 10].

Цинк (Zn) и селен (Se) — это микроэлемeнты, которым в настоящее время уделяется особое внимание. Проявления дефицита цинка многочисленны и многообразны, но на первый план выступают признаки снижения иммунитета, нарушения заживления ран, иногда развивается специфическая дефицитарная энцефалопатия; недостаточность Zn может сопровождаться дефицитом Se. Недостаточность Se приводит к снижению антиоксидантной и иммунной защиты, а в регионах, где наблюдается недостаточное потребление этого микроэлемента, отмечается повышенная встречаемость онкологических заболеваний. В настоящее время также не исключается, что дефицит Se является причиной болезни Кашина–Бека [4, 9–12].

Другие элементы (в частности, Mg) также обладают важными доказанными физиологическими функциями, вследствие чего недостаточность по этим минеральным веществам приводит к появлению соответствующих симптомов различной степени специфичности [13]. Нарушения витаминной и минеральной обеспеченности усугубляют течение соматических и неврологических болезней даже при отсутствии выраженного дефицита по этим веществам [1].

Распознавание типичных гиповитаминозов и дисэлементозов обычно не вызывает существенных затруднений в практике детских врачей, но иногда имеют место сочетания витаминной и минеральной недостаточности, которые клинически не столь специфичны и однозначны.

Классическим примером сочетанной витаминно-минеральной недостаточности у детей служит витамин D-дефицитный рахит, который в последние годы в зарубежной литературе принято называть нутритивным, подчеркивая тем самым алиментарную зависимость этой болезни, нередкой у детей грудного и раннего возраста. При этом возраст-зависимом заболевании у детей первых лет жизни отмечаются симптомы поражения не только нервной и скелетной систем, но и многих других органов и систем организма (сердечно-сосудистой, эндокринной, кроветворной, иммунной и т. д.).

Помимо рахита Prince R. и Glendenning P., выделяют целую группу остеопенических состояний с нарушением костного и минерального метаболизма [14]. Подчеркивается, что эти нарушения вызываются как алиментарной недостаточностью микронутриентов, так и генетическими факторами и метаболическими заболеваниями.

Психоневрологические аспекты витаминно-минеральной недостаточности. Выше уже были упомянуты некоторые аспекты взаимосвязи между нервной системой и обеспеченностью детского организма витаминами и минеральными веществами. Роль микронутриентов в формировании когнитивных функций, а также влиянии на поведение и настроение уже может считаться признанной с позиций доказательной медицины (существует представительная группа систематических обзоров, представленная в международной базе данных библиотеки Cochrane). Тем не менее особо хотелось бы подчеркнуть один из актуальнейших аспектов детской психоневрологии, а именно — роль микронутриентов в противостоянии острым и хроническим стрессам различного генеза [15, 16].

Поскольку многие витамины и минеральные вещества являются антистрессорными факторами, препятствующими дезадаптации, то есть одновременно выполняют и роль адаптогенов, то именно эти свойства описываемых микронутриентов нашли применение в современной нейродиетологии [17].

Нейродиетология. Так называется новое направление нейронауки, занимающее промежуточное положение между медикаментозными и немедикаментозными методами лечения и ориентированное на терапию многих болезней нервной системы. Нейродиетология нацелена на качественное и количественное манипулирование составом рационов питания, а также на алиментарную профилактику нарушений со стороны ЦНС и оптимизацию психомоторного, эмоционального и психологического развития детей [17]. Поэтому детские неврологи назначают витаминные, минеральные и комплексные препараты при широком спектре заболеваний центральной нервной системы (эпилепсия, синдром дефицита внимания с гиперактивностью, рассеянный склероз и др.), а также при соматоневрологической патологии [15–17]. К представителям последней, в частности, относятся целиакия (глютеновая энтеропатия) и другие виды пищевой непереносимости, болезнь Вильсона–Коновалова, ювенильный ревматоидный артрит, нейродермит и т. д.

Хотя, как уже указывалось, обеспечить 100%-ное поступление в организм алиментарным путем витаминов, микро- и макроэлементов далеко не всегда представляется возможным, использование моно- или комплексных препаратов на основе эссенциальных витаминов и минеральных веществ является одним из важных «инструментов» нейродиетологии. Именно контролируемое применение описываемых микронутриентов позволяет добиться своевременной профилактики или коррекции изолированной витаминной и минеральной, а также сочетанной витаминно-минеральной недостаточности [1, 4, 5].

Следует отметить, что в настоящее время большинство специалистов склонны признавать полную идентичность натуральных (пищевых) и химически синтезированных витаминов и минеральных веществ, а также отсутствие предпочтительности первых или последних в реализации ими физиологических эффектов в человеческом организме [17].

Витаминные и витаминно-минеральные комплексы. Для профилактики витаминной и витаминно-минеральной недостаточности в России представлен целый ряд отечественных и зарубежных препаратов, которых насчитывается не менее 150. Для детей некоторые компании предлагают так называемые «витаминные линейки», то есть поливитаминные препараты и витаминно-минеральные комплексы, предназначенные для различных возрастных категорий [3–5, 8, 11, 15, 16, 18]. Вполне естественно, что прием детьми поливитаминных препаратов, не содержащих минеральных веществ, имеет основной целью профилактику и коррекцию витаминной недостаточности, но не минералодефицитов.

В настоящее время пристально рассматривается проблема нежелательного взаимодействия между отдельными витаминами и минеральными веществами. В частности, малосовместимыми считаются такие элементы, как железо и кальций, а витамин С (аскорбиновая кислота) обладает свойством к частичной дезактивации цианокобаламина (витамин В12). При определенных условиях такие эссенциальные вещества, как Cu, Zn, Se, Si и некоторые другие микроэлементы способны оказывать прямое токсическое влияние на детский организм. Существуют и другие виды неблагоприятных взаимодействий между микронутриентами, возникающие вследствие биохимических реакций [15].

Поэтому в настоящее время для избежания проблем нежелательного взаимодействия витаминов и минеральных веществ нередко прибегают к раздельному приему малосовместимых компонентов витаминно-минеральных комплексов. С этой целью многие современные витаминные, минеральные и витаминно-минеральные комплексы состоят не из одной таблетки, а из двух или трех [11]. Указанная практика позволяет добиться увеличения эффективности компонентов витаминно-минеральных препаратов до 50% и соблюдения одного из старейших постулатов медицины «Не вреди!» (Noli Nocere!).

Все витаминные и витаминно-минеральные комплексы для детей обязательно должны быть адаптированы для конкретных категорий пациентов и ориентированы на конкретные возрастные группы [19–21]. Помимо препаратов в виде таблеток, капсул, драже и жевательных пастилок, для детей грудного и раннего возраста предусмотрены жидкие лекарственные формы витаминно-минеральных комплексов (сиропы, суспензии) — с учетом вкусовых предпочтений и функциональных возможностей ЖКТ этих пациентов.

Не следует забывать, что в целях обеспечения плода необходимыми витаминами и минеральными веществами для нормального внутриутробного и последующего постнатального развития в периоды беременности и кормления грудью женщинам показан регулярный и систематический их прием. В России представлен сравнительно широкий ассортимент витаминно-минеральных комплексов, производимых отечественной и зарубежной промышленностью для беременных и кормящих матерей [22].

Регулярное потребление витаминов и минеральных веществ практически всеми возрастными категориями населения в России продолжает оставаться крайне неудовлетворительным. Детским врачам всегда следует помнить о том, что в настоящее время имеются все возможности как для профилактики, так и для коррекции любых форм витаминно-минеральной недостаточности. Игнорирование этих возможностей абсолютно недопустимо и ничем не может быть оправдано.

Литература

  1. Щеплягина Л.А., Нестеренко О.С., Курмачева Н.А., Марченко Т.К. Профилактика и коррекция витаминной и минеральной недостаточности у детей и матерей (информационное письмо). М., 2000. 17 с.
  2. Принципы организации питания детей первых двух лет жизни (учебно-методическое пособие)/ под ред. Тутельяна В. А. М.: ГУ Институт питания РАМН/ГОУ ДПО РМАПО Росздрава/ГУ НЦЗД РАМН, 2007. 20 с.
  3. Студеникин В.М., Николаев А.С., Акоев Ю.С., Балканская С.В. и др. Витамины и применение поливитаминных препаратов в педиатрии // Справочник педиатра, 2006. № 6. С. 68–88.
  4. Витамины и минералы в современной клинической практике. Возможности лечебных и профилактических технологий/ под ред. Громовой О.А., Намазовой Л.С. М., 2003. 56 с.
  5. Витамины и минералы для здоровья детей (учебное пособие). // М. СПР-ОФ «Здоровый ребенок». ГУ НЦЗД РАМН, 2003. 28 с.
  6. Benton D. Micro-nutrient supplementation and intelligence of children // Neurosci. Biobehav. Reb. 2001; 25: 297–309.
  7. Студеникин В.М. Гиповитаминозы // Лечащий Врач, 2002. № 5. С. 52–55.
  8. Студеникин В.М. Гиповитаминозы и поливитамины // Вопросы современной педиатрии, 2002. Т. 1. № 1. С. 48–51.
  9. Кудрин А.В., Громова О.А. Микроэлементы в неврологии. Серия: «Обучающие программы ЮНЕСКО». М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. 304 с.
  10. Нормы физиологических потребностей в пищевых веществах и энергии для различных групп населения СССР // Министерство здравоохранения СССР. М., 1991.
  11. Студеникин В.М., Курбайтаева Э.М., Балканская С.В., Высоцкая Л.М. и др. Витаминно-минеральные комплексы для детей: азбука эссенциальных веществ // Лечащий Врач, 2007. № 2. С. 91–93.
  12. Цинк в педиатрической практике (учебное пособие). М.: ИД Медпрактика-М., 2001. 84 с.
  13. Метаболизм магния и терапевтическое значение его препаратов. М.: ИД Медпрактика М., 2002. 28 с.
  14. Prince R. L., Glendenning P. Disorders of bone and mineral other than osteoporosis // Med. J. Aust. 2004; 180: 354–359.
  15. Витамины в нейропедиатрии, как антистрессорные факторы (Справочное пособие для врачей)/ под ред. проф. Студеникина В.М.Серия: «Новое в нейропедиатрии». М., 2006. 32 c.
  16. Балканская С.В., Студеникин В.М., Шелковский В.И. Результаты применения поливитаминных комплексов «Пиковит» в психоневрологическом отделении // Русский медицинский журнал, 2007. Т. 15. № 1. С. 15–19.
  17. Студеникин В.М., Курбайтаева Э.М., Балканская С.В., Боровик Т.Э. и др. Нейродиетология: концепция и основные понятия (часть 1) // Справочник педиатра, 2007. № 3(март). С. 41–58.
  18. Студеникин В.М., Балканская С.В., Курбайтаева Э.М., Высоцкая Л.М. и др. Поливитаминные комплексы для здоровых и больных детей // Практика педиатра, 2007. № 5. С. 12–14.
  19. Pediatric nutrition in chronic diseases and developmental disorders. Prevention, assessment and treatment/ Ekvall S. W., Ekvall V. K. (eds). 2nd ed. Oxford University Press. Oxford-New York. 2005. 532 p.
  20. Krause’s food, nutrition and diet therapy/ Mahan K., Escott-Stump S. (eds). 11th ed. Saunders/ An. Imprint. of Elsevier. 2004. 1322 p.
  21. Витаминотерапия у детей раннего возраста (пособие для врачей). М., 2004. 16 с.
  22. Студеникин В.М. Поливитаминные препараты и витаминно-минеральные комплексы для беременных // Лечащий Врач, 2007. № 4. С. 63–65.

Студеникин В. М., доктор медицинских наук, профессор
Балканская С. В., кандидат медицинских наук
Шелковский В. И., кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ
Курбайтаева Э. М.
НЦЗД РАМН,
Москва

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий:

  • 14
    Ноя
    «Manage Pain» (Управляй Болью!) дата окончания: 16 Ноября 2019 Место проведения: «Radisson Collection, Москва» (г. Москва, Кутузовский пр., 2/1, стр. 6)
  • 20
    Ноя
    XIV Национальный конгресс терапевтов дата окончания: 22 Ноября 2019 Место проведения: г. Москва, Крокус Экспо
  • 22
    Ноя
    АДАИР дата окончания: 23 Ноября 2019 Место проведения: г. Москва, пл. Европы 2,  отель «Radisson Slavyanskaya»
  • 10
    Дек
    II Global Genetic Forum 2019 дата окончания: 12 Декабря 2019 Место проведения: Инновационный Центр «Сколково» (Москва)