Компания Schering.

Сегодня в гостях у журнала «Лечащий Врач» доктор Манфред Пауль, глава представительства известной немецкой компании Schering. Компания работает в России более 10 лет, известна самым широким спектром препаратов для гинекологии




Сегодня в гостях у журнала «Лечащий Врач» доктор Манфред Пауль, глава представительства известной немецкой компании Schering. Компания работает в России более 10 лет, известна самым широким спектром препаратов для гинекологии и андрологии, онкологии, диагностической визуализации и терапии заболеваний, приводящих к инвалидности, обладает собственной научно-исследовательской базой.

C господином Паулем беседовала главный редактор журнала Софья Владимировна Камзолова.

С. К.: Мы рады Вас приветствовать сегодня, спустя полгода после начала Вашей деятельности на посту главы представительства. Вы проработали в общей сложности 15 лет в СССР и в России. Чем отличается обстановка в России сегодня, и нравится ли Вам здесь?

М. П.: Я работал в вашей стране с 1985 по 1990 год. Это было время перестройки, и, безусловно, очень многое изменилось. Москва сегодня — это европейский город. Настоящую Россию невозможно сравнивать с прежней. И конечно, изменения касаются не в последнюю очередь российского рынка.

Сегодня это маркетинговый рынок в чистом виде, и для меня работа на нем гораздо интереснее. В настоящее время в России действуют такие же законы, как и повсюду. Существует конкуренция, и это неплохо, потому что именно конкуренция стимулирует рынок.

С. К.: С какими фирмами вам приходится конкурировать и как вашей компании удается столь достойно выглядеть в условиях такого жесткого соревнования?

М. П.: Schering занимается развитием специализированных препаратов, они не так широко распространены, как, скажем, анальгин или аспирин. Наши конкуренты в России — это международные концерны, которые работают во многих странах, как и мы.

С. К.: Расскажите немного о себе — как начиналась Ваша карьера и вообще как Вы пришли в медицину?

М. П.: Это было не случайно. Я проучился в университете на математическом факультете 5 лет, прежде чем понял, что это совсем не то, чем я хотел бы заниматься. Как-то я услышал, что в компании Jenapharm есть вакансия. Это было 26 лет тому назад. Так я начал работать в фармацевтическом бизнесе. Мне хотелось работать и получать конкретные результаты. Кроме того, у меня появилось ощущение, что я в состоянии хоть чем-то облегчить страдания больных людей. Еще мечтал поработать не только в Германии, но и в других странах.

Мой личный пример повлиял и на выбор моих дочерей. Старшая работает медсестрой в стоматологии, младшая собирается учить больных детей.

В Москву приехал в 1985 году, немногие мои коллеги тогда отваживались на такой шаг. Вернулся в Германию в 2000-м. Затем мне предложили работу в Киеве, где я проработал 4 года. Мне очень приятно, что в России люди с доверием относятся к нашим препаратам. Это налагает на нас очень большую ответственность.

С. К.: Как вам удается ежегодно занимать лидирующее положение на рынке оральных контрацептивов?

М. П.: Это результат философии Schering. Мы знаем, что в состав всех оральных контрацептивов входят эстрогены и гестагены. Если эстрогенный компонент во всех комбинированных оральных контрацептивах одинаков и может отличаться только дозировкой, то гестагенные компоненты могут быть различными, и наша компания, в отличие от остальных фирм, предлагает максимально широкий спектр гестагенов. Schering — единственная компания, разработавшая различные комбинации эстрогена и гестагенов. Последняя разработка — это ярина с гестагеном дроспиреноном, до этого был жанин с уникальным гестагеном диеногестом, а еще раньше мы создали ципротерона ацетат — главное действующее вещество препарата диане — 35.

С. К.: В чем же заключается философия компании Schering?

М.П.: В том, чтобы предложить каждой женщине, каждой девушке наиболее подходящее для нее средство, содержащее разные комбинации компонентов препарата, потому что каждая женщина реагирует на определенный препарат по-разному. Молодой девушке нужны совсем другие контрацептивы, чем, к примеру, женщине 30 лет. Благодаря такому индивидуальному подходу мы занимаем первое место в сегменте оральных контрацептивов.

С. К.: Новый препарат ярина ориентирован в первую очередь на молодых или на зрелых женщин?

М. П.: Главные потребители этого препарата — женщины в возрасте от 20 лет и старше. Преимущество его состоит в том, что он помимо основного контрацептивного действия оказывает положительный эффект на кожу, волосы, помогает регулировать вес.

С. К.: Всегда ли контрацепция была основным направлением деятельности компании?

М. П.: Разработка гормональных препаратов началась еще в начале прошлого века, в 1930-х годах. В 1938 году в центральной лаборатории Schering Ганс Инхоффен и Уолтер Холвейг разработали этинилэстрадиол, который остается наиболее эффективным эстрогеном вплоть до сегодняшнего дня, являясь составной частью классических оральных контрацептивов всех компаний. Anovlar — первый оральный контрацептив Schering — появился на свет в 1961 году и стал первым гормональным контрацептивом, предложенным для продажи в Европе. В том же году в лабораториях Schering учеными были открыты антиандрогенные свойства гестагена ципротерона ацетата.

С. К.: Schering и Schering-Plough в то время были одной компанией?

М. П.: Штаб-квартира Schering всегда была в Берлине. В 1920-е годы в США было основано дочернее предприятие. Но в связи со Второй мировой войной американцы ликвидировали немецкую компанию Schering, а к названию оставшегося предприятия добавили слово Plough. С 1945 года Schering как таковая не существовала в Америке. Таким образом, компания Schering-Plough, где производят другой спектр препаратов, не имеет никакой связи с концерном Schering.

С. К.: До революции в России существовали заводы Schering, а как обстоит дело сегодня?

М. П.: Schering придерживается определенной концепции, в соответствии с которой в Германии находится завод, который производит гормональные препараты для всех стран Европы. В Италии имеются предприятия компании, выпускающие дерматологические препараты. В настоящий момент у нас нет необходимости строить новый завод в России. Но мы подумываем о том, чтобы совместно производить отдельные препараты и часть производственного процесса перенести в Россию. При этом основная доля производства останется в Германии.

С. К.: Вы не упомянули о таком направлении деятельности компании, как дерматология. В чем будет заключаться стратегия фирмы в этой области?

М. П.: С 1 января 2005 года будет функционировать дочернее предприятие Schering, призванное заниматься разработкой, производством и продажей только дерматологических препаратов. Это расширит наши возможности в сфере сотрудничества с другими компаниями, в приобретении лицензий. Таким образом, мы сможем получить новые препараты для лечения дерматологических заболеваний.

С. К.: Какие новые препараты компания планирует вывести на российский рынок?

М. П.: Это прежде всего анжелик — новый гормональный препарат для коррекции менопаузальных расстройств. В сегменте андрологии мы планируем выведение инновационного препарата небидо. Аналогов у него пока не существует. Новый препарат позволяет делать одну инъекцию только 1 раз в 3 месяца. Все остальные подобные средства, имеющиеся на сегодняшний день на рынке, требуют инъекций каждый месяц, что создает определенные неудобства для пациентов. Сейчас стоит вопрос о необходимости обучения врачей применению препарата для лечения симптомов гипогонадизма у мужчин.

С. К.: Прошел ли регистрацию в Европе ваш новый препарат для лечения неходжкинских лимфом — зевалин, о котором так много говорилось на международной конференции в Хельсинки? Насколько я понимаю, это средство может оказаться единственным шансом спасти жизнь больных с этим заболеванием. Когда зевалин появится в России?

М. П.: Мы подготовили регистрацию этого препарата в РФ, сертификат получим в 2006 году. Это недешевый препарат, поэтому очень важно решить вопросы, связанные с его оплатой для населения.

В сегменте онкологии у нас есть еще один препарат для лечения хронического лимфолейкоза — кэмпас. Его внедрение планируется в следующем году.

С. К.: Занимаетесь ли вы образовательной деятельностью?

М. П.: Да. У нас действуют две образовательные программы для специалистов-гинекологов и специалистов лучевой диагностики.

В диагностических центрах России теперь много рентгеноконтрастного оборудования последнего поколения, однако опыта работы с новейшими контрастными средствами, появляющимися на рынке у российских специалистов, пока недостаточно. Поэтому мы и начали создавать школы: одна уже функционирует в Москве, другая — в Санкт-Петербурге.

В Центре акушерства, гинекологии и перинатологии в Москве работают два консультативных образовательных центра, специализирующихся на вопросах контрацепции и гормональной терапии. Преподавателями являются ведущие специалисты НЦАГ и П РАМН. Они часто выезжают в регионы и проводят семинары на местах.

С. К.: Что делает компания для своих потребителей?

М. П.: Мы поддерживаем социальную программу, инициированную Международным фондом охраны здоровья матери и ребенка «Новое поколение против абортов». Ее задача — информировать молодежь о вреде абортов и дать объективную информацию по методам предупреждения нежелательной беременности. Важнейшим моментом является написание таких информационных материалов на доступном и «привычном» для молодежи языке. Коммуникация подразумевает различные виды мероприятий, в том числе выпуск печатной продукции, видео-, аудио- и других материалов.

С. К.: Мы знаем, что вы поддерживаете конкурсы молодых ученых, у вас, кажется, проводится даже собственный конкурс.

М. П.: В Германии существует специальный Фонд Эрнста Шеринга, который дает каждые 2 года возможность молодым специалистам-гинекологам из различных стран мира повышать свой профессиональный уровень в ведущих европейских клиниках.

С. К.: Ваша компания уже давно работает в России, заслужила несомненный авторитет и доверие россиян. Возможно, это отчасти связано с тем, что у наших народов схожий менталитет?

М. П.: Тесные отношения между Германией и Россией существуют на протяжении многих и многих лет. Еще Петр I очень интенсивно сотрудничал с Германией. Были хорошие контакты между Ельциным и нашим бывшим канцлером Колем, сегодня — между Шредером и президентом Путиным. Мы знаем друг друга очень хорошо. Это подтверждает тот факт, что между нашими странами существуют очень тесные экономические и духовные связи.

Я очень рад возможности работать здесь, в этой стране, и очень благодарен за поддержку, которую мы получаем в России. Хочу пожелать врачам, чтобы у них была возможность работать, лечить своих пациентов на самом высоком уровне, а мы со своей стороны будем стараться помогать им в этом.

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: