ЮВЕНИЛЬНЫЙ ОСТЕОПОРОЗ как возможная причина компрессионных переломов тел позвонков у детей

К омпрессионные переломы позвоночника у детей — частая причина обращения за медицинской помощью.




РЕКЛАМА

Каковы клинические проявления ювенильного остеопороза?
Каковы методы диагностики остеопороза?
Как лечить остеопороз у детей?

К омпрессионные переломы позвоночника у детей — частая причина обращения за медицинской помощью. По данным отечественных травматологов-ортопедов, компрессионные переломы тел позвонков встречаются у детей в 0,3-0,6% случаев, с одинаковой частотой у мальчиков и девочек преимущественно в возрасте 10-15 лет (Тер-Егиазаров Г. М. и соавт., 1991, Яхъяев Я. М., 1995). По данным Mullenhoff G. et al. (1993), частота переломов грудного и поясничного отделов позвоночника среди детей достигает в популяции 2-3%.

Для компрессионных переломов тел позвонков у детей характерны свои проявления, объясняющиеся возрастными анатомо-физиологическими особенностями. В отличие от взрослых переломы у детей чаще возникают при падении на спину, локализуются в среднегрудном отделе позвоночника. Характерна множественность повреждений, практически не бывает переломов остистых отростков и дужек позвонков.

До настоящего времени в вопросах диагностики компрессионных переломов имеются большие трудности. Клинические проявления (боль, возникающая в момент травмы, кратковременная задержка дыхания, болезненность при пальпации и перкуссии остистых отростков, боль при осевой нагрузке на голову и надплечья, напряжение мышц спины, ограничение подвижности в позвоночнике) могут быть кратковременными, маловыраженными и не являются патогномоничными. При рентгенологическом исследовании могут выявляться клиновидная деформация тел позвонков, снижение высоты передних отделов, повреждение замыкательных пластинок и др. Однако в рентгенодиагностике компрессионных переломов имеются свои трудности. Чтение и интерпретация обзорных рентгенограмм часто бывают затруднены. Проекционные наслоения ребер, костей плечевого пояса, наложение легочного рисунка на позвоночник иногда не позволяют достоверно судить об изменениях в позвонках. На прицельных рентгенограммах ограничена протяженность исследуемого отдела и также не всегда устраняются анатомические наслоения.

Послойное рентгенологическое исследование — зонография — позволяет четко видеть контуры и структуру тел позвонков, дужек, отростков и т. д. на большом протяжении, делает более выраженными основные рентгенологические признаки компрессионных переломов тел позвонков.

В последние годы появились новые, более информативные методы диагностики компрессионных переломов тел позвонков. К ним относятся радионуклидные исследования и рентгеновская компьютерная томография. Радиоизотопная диагностика основывается на способности радиофармпрепарата накапливаться в компремированных позвонках. Однако метод не является высокоспецифичным, поскольку гиперфиксация радиофармпрепарата у некоторых больных выявлялась на уровне, не соответствующем уровню перелома. Кроме того, исследование информативно только в течение непродолжительного времени с момента травмы.

Рентгеновская компьютерная томография позволяет выявить повышение плотности компрессированного позвонка, обусловленное взаимным внедрением костных балок в месте компрессии, оценить целостность замыкательных пластин, состояние апофизов тел позвонков, а также межпозвонковых дисков более точно, чем банальная рентгенография. Однако этот метод также наиболее информативен в ранние сроки после травмы.

Особенно сложна диагностика у больных с множественными клиновидными деформациями тел позвонков, поскольку неосложненные компрессионные переломы в этом случае необходимо дифференцировать с юношеским кифозом, системными заболеваниями скелета, а также ювенильным остеопорозом (ОП). Однако до недавнего времени можно было лишь предполагать, что в ряде случаев причиной компрессионных переломов тел позвонков у детей оказывается ювенильный остеопороз. Развитие неинвазивных методов оценки минеральной плотности кости (МПК), и в первую очередь рентгеновской денситометрии, позволило подтвердить это предположение.

В условиях отделения детской травмы ЦИТО и детской поликлиники ЦИТО проведено комплексное исследование 123 пациентов с клиновидными деформациями тел позвонков, которое также должно было подтвердить предположение о том, что иногда компрессионные переломы происходят у детей вследствие ювенильного ОП. Были проведены клиническое, рентгенологическое, биохимическое исследования, в ряде случаев — инвазивная оценка состояния костной ткани — гистоморфометрия.

Из обследованных методом рентгеновской денситометрии детей с нормальными показателями МПК были выделены 12 пациентов (в дальнейшем — первая группа). У 6 пациентов из первой группы были диагностированы компрессионные переломы тел позвонков вследствие травмы, у других 6 детей клиновидная деформация тел позвонков была расценена как признак юношеского кифоза. 36 пациентов с низкой МПК по данным денситометрии в дальнейшем были разделены на две группы в зависимости от степени потери костной массы в поясничном отделе позвоночника — с потерей МПК до 20% возрастной нормы (в дальнейшем — вторая группа, 26 детей) и со значительной (свыше 20% возрастной нормы) потерей МПК (в дальнейшем — третья группа, 10 детей). Во всех трех выделенных группах пациенты значимо не отличались друг от друга по возрастному и половому составу, что позволило сравнить исходные показатели второй (с потерей МПК до 20%) и третьей (с потерей МПК более 20%) групп с показателями пациентов первой группы (без потери МПК).

При сборе анамнеза оценивались наличие травмы, болевой синдром, факторы, влияющие на формирование МПК, — физическая активность, сопутствующие заболевания и прием лекарств, питание (потребление кальция). Ни по одному из показателей достоверной разницы между группами не выявлено, хотя физическая активность была заметно снижена у пациентов с дефицитом костной массы более 20%. Кроме того, у этих пациентов чаще встречались сопутствующие заболевания, а боли в спине были сильнее. Отсутствие у наших пациентов частых переломов в анамнезе позволило исключить несовершенный остеогенез.

При осмотре оценивалось наличие признаков, часто сопутствующих ювенильному ОП, — вялая осанка, кифоз, сколиоз, плоскостопие, болезненность при пальпации остистых отростков. У пациентов с потерей минеральной плотности более 20% эти признаки встречались намного чаще.

При рентгеновском исследовании определялся индекс клиновидности (отношение высоты вентрального края тела позвонка к дорсальному). Физиологическим считался индекс не ниже 0,92. Средние значения индекса клиновидности были достоверно снижены у детей с дефицитом минеральной плотности (табл. 1).

При биохимическом исследовании изучались особенности гомеостаза кальция и фосфора, а также уровни маркеров костеобразования и костной резорбции. Уровни кальция и фосфора в крови и моче достоверно не отличались по группам, а уровень щелочной фосфатазы и оксипролина был достоверно выше у пациентов с потерей костной массы.

Гистоморфометрическое исследование биоптатов из крыла подвздошной кости было выполнено нами у 24 детей — у 6 из группы с нормальными денситометрическими показателями (первая группа), у 13 — из второй группы с умеренным снижением МПК (до 20%) и у 5 детей из третьей группы с потерей костной массы более 20%. Метод дает возможность не только получить сведения о процессах резорбции и костеобразования, но и провести раздельную количественную оценку потери губчатой и кортикальной кости. При гистоморфометрии оценивались масса губчатой и жировой ткани, ширина и порозность кортикальных пластин, количество остеобластов и остеокластов (табл. 2).

Как видно из таблицы, отмечено достоверное снижение массы губчатой кости у пациентов с дефицитом костной массы более 20%. У этих пациентов выявлена достоверная высокая корреляция между значениями минеральной плотности кости и массой губчатой кости. Согласно опубликованным данным, у трех пациентов с потерей костной массы от 10 до 19% также выявлено снижение массы губчатой кости ниже нормального уровня. Параллельно с потерей губчатой ткани возрастала масса жировой ткани. Ниже приводимых в литературе норм оказалась ширина кортикальных пластин у 3 пациентов с дефицитом костной массы менее 20% и у 1 пациента с дефицитом 28%. У пациентов с дефицитом костной массы выявлено достоверно меньшее количество остеокластов, что не подтверждает увеличение костной резорбции при ювенильном ОП.

Все пациенты с компрессионными переломами тел позвонков получали общепринятое комплексное восстановительное лечение (лечебная физкультура, повторные курсы укрепляющего массажа, в некоторых случаях — ношение реклинирующего корсета). Кроме того, все пациенты с дефицитом костной массы в поясничном отделе позвоночника от 10% и выше получали лечение препаратами, рекомендованными к применению при ОП — α-кальцидолом (α-D3 TEVA или оксидевитом) в дозе до 1 мкг/сутки, а также препаратами кальция (кальций-cандоз форте 500-1000 мг/сутки).

Двухлетнее наблюдение за пациентами и контрольные денситометрические исследования позволили оценить динамику МПК у наших пациентов и определить показания к медикаментозной терапии при дефиците костной массы различной степени выраженности. Следует отметить, что в процессе динамического наблюдения пациенты второй группы разделились на три подгруппы: пациенты, у которых значения МПК нормализовались в течение одного года без медикаментозного лечения (11 человек); пациенты, у которых значения МПК нормализовались в течение одного года на фоне медикаментозной терапии (8 человек); пациенты, у которых через один год на фоне терапии значения МПК оставались сниженными (7 человек).

У 11 детей из второй группы, не получавших медикаментозного лечения (с потерей МПК в поясничном отделе позвоночника менее 10%, в среднем — 7,98% возрастной нормы), значения МПК нормализовались в течение одного года без специальной терапии (на фоне ЛФК, массажа и достаточного потребления кальция). У 8 детей из второй группы, получавших лечение препаратами кальция и α-кальцидолом до нормализации значений МПК в течение одного года, исходная потеря МПК в поясничном отделе позвоночника составила в среднем 11,04% возрастной нормы. 7 детей из второй группы наблюдались и получали вышеописанное лечение в течение двух лет, что связано с сохранявшимися низкими значениями МПК. Исходная потеря МПК у этих детей составила в среднем 16,63% возрастной нормы. В третьей группе исходная потеря МПК составила в среднем 31,14%. При этом за два года наблюдения у некоторых пациентов из второй и третьей групп значения МПК с большим исходным дефицитом костной массы так и не нормализовались.

Восстановление высоты клиновидно деформированных тел позвонков у больных ювенильным ОП происходит медленнее прироста МПК и зависит от исходных величин компрессии и дефицита МПК. Так, у пациентов второй группы среднее значение индекса клиновидности составляло: исходное — 0,82, через один год — 0,88, через два года — 0,91. В третьей группе среднее значение индекса клиновидности составляло: исходное — 0,73, через один год — 0,76, через два года — 0,82.


Таблица 1. Индекс клиновидности у пациентов выделенных групп
Индекс клиновидности Число пациентов
Группа 1 (n=12) Группа 2 (n=26) Группа 3 (n=10)
0,92-0,8 12 19 -
0,8-0,7 - 7 7
<0,7 - - 3
Средние значения индекса клиновидности 0,89 0,82 0,73

Таблица 2. Результаты гистоморфометрического исследования у пациентов из трех выделенных групп
Показатель Группа 1 (n=6) Группа 2 (n=13) Группа 3 (n=5)
Масса губчатой ткани, % 28,4 24,39
Масса жировой ткани, % 9,78 17,9 18,48
Ширина трабекул, мм 0,17 0,21 0,15
Ширина 1-й кортикальной пластинки, мм 0,85 0,87 0,74
Ширина 2-й кортикальной пластинки, мм 0,97 0,67 1,13
Порозность 1-й кортикальной пластинки, % 6,47 8,18 5,2
Порозность 2-й кортикальной пластинки, % 10,97 13,9 12,5
Остеобласты 12,12 14,88 182
Остеокласты 6,23 2,29 2,7

Обратите внимание!

  • Ювенильный ОП является одной из причин компрессионных переломов у детей
  • Сходство клинико-рентгенологических проявлений посттравматических переломов и патологических переломов на фоне ювенильного ОП требует включения в алгоритм обследования рентгеновской денситометрии
  • Снижение минеральной плотности кости, по данным рентгеновской денситометрии, на 10% и более от возрастной нормы может быть основанием для постановки диагноза ювенильного ОП
  • Лечение детей с компрессионными переломами на фоне ювенильного ОП должно быть комплексным и включать в себя, помимо ортопедических мероприятий, использование лекарственных средств, влияющих на метаболизм костной ткани. Применение α-кальцидола в суточной дозе до 1 мкг и препаратов кальция до 1,5 г в сутки целесообразно при потере костной массы более 10% возрастной нормы
  • Лечение должно проводиться до восстановления минеральной плотности кости