Молекулярно-биологическое обоснование применения имунофана в клинической практике

Нарушение иммунных механизмов защиты организма приводит к появлению инфекционных осложнений, аутоиммунной патологии, развитию злокачественных опухолей и аллергических заболеваний.




РЕКЛАМА

Нарушение иммунных механизмов защиты организма приводит к появлению инфекционных осложнений, аутоиммунной патологии, развитию злокачественных опухолей и аллергических заболеваний. Вторичная иммунная недостаточность часто наблюдается при вирусных, паразитарных и некоторых бактериальных инфекциях, при истощении организма, длительном стрессе, при тяжелых травмах, ожогах, интоксикациях, при лечении онкологических больных химиотерапевтическими средствами или с помощью лучевой терапии, при длительном воздействии вредных факторов в процессе профессиональной деятельности или в неблагоприятных экологических условиях. Полноценная реализация функций иммунокомпетентных клеток во многом определяется их генетической стабильностью. Генетическая стабильность может быть охарактеризована состоянием структуры ДНК иммунокомпетентных клеток и их способностью к репарации ДНК.

За два десятилетия накоплены данные о роли повреждений ДНК клеток крови в развитии вторичных иммунодефицитных состояний при различных заболеваниях. Нами было впервые обнаружено значительное снижение способности лимфоцитов и нейтрофилов периферической крови к репарации ДНК и повышение спонтанного репаративного синтеза ДНК при инфаркте миокарда, аутоиммунных и опухолевых заболеваниях, ряде инфекционных болезней, в том числе герпесе, вирусных гепатитах, неспецифических заболеваниях легких и др. Кроме того, выявлено накопление повреждений в ДНК этих клеток при вышеперечисленных патологических состояниях. Корреляционный анализ позволил заключить, что степень повреждения и нарушения репарации ДНК коррелирует с изменениями лабораторных морфофункциональных показателей состояния иммунной системы. Регистрируемые при изученных заболеваниях изменения в структуре и репарации ДНК лейкоцитов могут обусловливаться токсическими воздействиями эндогенной природы либо индуцироваться при взаимодействии бактериальных, вирусных, опухолевых антигенов или аутоантигенов с клеточной поверхностью. Описанные изменения являются одним из ключевых молекулярно-биологических механизмов формирования иммунной недостаточности и развития вторичных иммунодефицитных состояний.

Раскрытие роли иммунной системы в физиологических и патофизиологических процессах создало предпосылки для разработки методов лечения и профилактики болезней, основанных на направленной регуляции иммунных реакций. Методы регуляции иммунных реакций можно разделить на специфические и неспецифические, учитывая, что многие методы и иммунотропные препараты могут одновременно оказывать влияние на звенья специфического и неспецифического иммунного ответа.

Методы неспецифической иммунотерапии по преимущественной направленности действия можно условно разделить на иммунодепрессивные и иммуностимулирующие. Последние играют ключевую роль в коррекции вторичной иммунной недостаточности.

Необходимость применения иммуностимулирующих средств (иммуномодуляторов) связана не только с патогенетическими особенностями заболеваний, но и с методами их лечения. Антибактериальное лечение инфекционных болезней, химио- и лучевая терапия опухолей, любые оперативные вмешательства и многие другие методы лечения приводят к дальнейшему повреждению структуры ДНК лимфоцитов и гранулоцитов периферической крови, усугубляя вторичную иммунную недостаточность.

Препаратом выбора для лечения таких состояний может быть только иммуномодулятор, способный повышать генетическую стабильность лимфоцитов. Результаты наших исследований показывают, что к таким иммуномодуляторам относится имунофан — регуляторный пептид четвертого поколения. Принципиальным отличием имунофана от многих других иммуномодуляторов является его модулирующее действие на другие системы гомеостаза организма. Данные, полученные нами еще десять лет назад, доказывают, что присутствие имунофана защищает ДНК лимфоцитов при воздействии низких концентраций перекиси водорода. Обработка клеток препаратом повышает их защитный потенциал, оцениваемый по степени повреждения ДНК. При исследовании влияния имунофана на структуру ДНК лимфоцитов и нейтрофилов периферической крови выявлена нормализация этих показателей после завершения патогенетической терапии у больных бруцеллезом. Напротив, использование бруцеллезной вакцины усугубляет степень повреждения.

При терапии имунофаном отмечается также стабилизация уровня продукции свободных форм кислорода фагоцитами до значений физиологической нормы, что позволяет сохранить их резервные возможности к бактериальному киллингу и избежать повреждающего действия на клетки ближайшего окружения [1]. Эффект детоксикации особенно важен для восстановления иммунитета после химиолучевой терапии онкологических больных. Наши исследования убедительно показывают, что в процессе химиотерапии в ядросодержащих клетках крови накапливаются повреждения ДНК, степень которых существенно превышает уровень спонтанных повреждений, в связи с чем обосновано применение имунофана [2]. Действительно, благодаря приему имунофана достигается два эффекта: коррекция окислительно-восстановительного статуса и восстановление иммунной системы организма [1].

Имунофан эффективен в очень низких дозах, для него характерна высокая биодоступность, он не накапливается в организме, оказывает биологическое действие через специфические рецепторы, утилизируется в результате естественных обменных процессов и обладает низкой токсичностью. Именно поэтому мы применяли имунофан при хронических обструктивных заболеваниях легких (ХОЗЛ). Активизация пролиферации и дифференцирования Т-лимфоцитов больных ХОЗЛ под действием имунофана, вероятно, осуществляется альтернативным способом, посредством включения продукции других факторов, контролирующих рост и развитие клеток. Благодаря простагландиннезависимому характеру действия имунофан выглядит более предпочтительным препаратом, чем тимические гормоны, что позволяет избежать выраженных осложнений со стороны очага воспаления и обеспечивает эффективную сочетанную терапию противовоспалительными препаратами нестероидного ряда. Имунофан действует на клетки иммунной системы через различные механизмы. С одной стороны, препарат стимулирует образование ИЛ-2 иммунокомпетентными клетками, с другой — повышает чувствительность лимфоидных клеток к этому лимфокину, что, вероятно, реализуется посредством увеличения плотности соответствующих рецепторов. Имунофан оказывает регулирующее влияние на продукцию медиаторов иммунитета, иммуноглобулинов, в том числе, при недостаточности IgA или гиперпродукции IgE, обеспечивает восстановление пролиферативной активности лимфоцитов у иммунокомпроментированных лиц и стимулирует синтез антителпродуцирующих клеток [1].

Анализ результатов лечения больных хроническими обструктивными заболеваниями показал отсутствие немедленного терапевтического эффекта от применения препарата. Его качество проявилось только при катамнестическом наблюдении в течение трех лет. Длительность ремиссии у пациентов, получавших имунофан, значительно превышала соответствующие сроки, зафиксированные в контрольной группе: на 1,6 месяца у больных бронхиальной астмой и на 2,1 месяца в группе больных хроническим бронхитом. Препарат повышал качество жизни больных, его переносимость оценена как хорошая, поскольку ни у одного из исследуемых нами больных (35 — хроническим бронхитом и 31 — инфекционно-зависимым вариантом бронхиальной астмы) не отмечено побочных эффектов.

Таким образом, иммунофан является новым препаратом, полностью соответствующим принципам патогенетической терапии инфекционных и неинфекционных заболеваний человека. Молекулярно-биологический анализ механизма действия препарата убедительно показывает обоснованность его применения в широкой клинической практике.

Литература

1. Лебедев В. В., Шелепова Т. М., Степанов О. Г. и др. Имунофан — регуляторный пептид в терапии инфекционных и неинфекционных болезней / Под ред. В. И. Покровского. М.: Праминко, 1998. С. 120
2. Москалева Е. Ю., Илюшина Н. А., Тарасов В. Н. и др. Вестник Онкоцентра РАМН, приложение. 1994. С. 57-58