Принципиальные вопросы проведения антинаркотической профилактики среди детей

Впоследние 10-15 лет в Российской Федерации быстро растет число потребителей алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ (ПАВ). При этом наблюдается отчетливая тенденция к омоложению контингента наркологических больных, ко все большем




Впоследние 10-15 лет в Российской Федерации быстро растет число потребителей алкоголя, наркотиков и других психоактивных веществ (ПАВ). При этом наблюдается отчетливая тенденция к омоложению контингента наркологических больных, ко все большему снижению возраста первых проб. В пробы ПАВ, “эксперименты” с ними вовлекаются дети 8-10 лет (и даже моложе). К 12 годам знают вкус алкоголя более 50% детей, а к 14 годам около 15% подростков уже пробовали какие-либо наркотики или токсикоманические вещества. Среди вновь выявленных, первичных пациентов наркологической службы с диагнозом “токсикомания” дети и подростки составляют около половины их общего числа. Есть все основания полагать, что такое положение сохранится по меньшей мере в ближайшем будущем. При этом следует учитывать, что у детей и подростков особенно высок риск вероятности быстрого перехода от случайного, эпизодического, “поискового” потребления ПАВ к повторному, а затем систематическому их приему, а также опасность формирования клинических картин наркологических заболеваний, злокачественного течения этих болезней с ранней личностной деградацией, нарастающей десоциализицией, нередкой инвалидизацией больных с высокой ранней их смертностью.

Ранняя профилактика наркотизма — вовлечение детей в потребление психоактивных (наркотических, токсикоманических) веществ — все более актуальная проблема не только наркологии, но и педагогики, психологии, социологии. Как предотвратить приобщение детей к психоактивным веществам, исключить даже единичные их пробы? Ведь наркотики и другие ПАВ сегодня — это не просто некие яды, опасность которых однозначно оценивается всеми, и детьми в том числе. Их потребление — это составная часть образа жизни молодых людей. Как противостоять экспансии наркотически ориентированной культуры в нашу подростково-молодежную среду? Профилактика наркотизма сегодня имеет дело с множеством невыясненных вопросов. Именно поэтому она оказывается связанной с целым рядом предубеждений — предвзятых мнений, логических ошибок, которые носят характер твердых принципов, основанных на вере, а не на знаниях.

Первое широко распространенное предубеждение: если ребенку подробно и убедительно рассказать о вреде ПАВ, наркотиков, “напугать его раз и навсегда”, то он вряд ли станет их употреблять. Однако родители подростков, уже приобщившихся к наркотикам, хорошо знают, что такое запугивание малоэффективно или вовсе бесполезно. У детей еще не сформирована ориентация на будущее, прежде всего — на отдаленное будущее; здоровые, мало болевшие дети не знают, что такое болезнь и не боятся ее.

И наконец, главная мысль: “Я только попробую, а когда станет опасно — остановлюсь, нужно лишь все получше разузнать”. Итак, первое довольно распространенное предубеждение относительно ПАВ основывается на мнении: “напугать” означает “убедить в необходимости избегать”.

Второе массовое предубеждение: “знать” о вреде ПАВ, в том числе наркотических веществ, означает “уметь их избегать”. Простой пример реального действия такого софизма: все мы знаем о вреде алкоголя, о том, что алкоголизм — это болезнь, и тем не менее далеко не всегда нам хочется воздержаться от выпивки.

Третье частое предубеждение: “знание подогревает интерес, разжигает любопытство”. Из этого делается вывод: лучше, общаясь или работая с детьми, молчать о наркотиках, тогда и вреда будет меньше. Здесь можно обратиться к практике сексуального воспитания: замалчивание никогда не предотвращает и не решает проблемы, оно лишь перекладывает ответственность на самого ребенка и предоставляет обстоятельствам, случаю полную свободу действия.

Следующее предубеждение связано с мнением, что наркотики обладают неодолимой, роковой силой и способны необратимо подчинить себе любого, абсолютно не встречая сопротивления. Это предубеждение как бы замыкает порочный круг: мы боимся наркотиков; при их приеме страх усиливает их разрушительное действие; признаки разрушения вызывают чувство обреченности, дополнительный страх, который застилает глаза, скрывая существующую возможность выхода из болезни, обращения за реальной помощью.

Наша недостаточная информированность о наркотиках обусловливает еще одно предубеждение: наркотики — это самое страшное зло. Действительно, по классификации Всемирной организации здравоохранения, наркотиками (наркотическими средствами) считаются все вещества, вызывающие изменения психического состояния, а при длительном употреблении — привыкание, пристрастие, потребность в постоянном приеме, психическую и физическую зависимость.

Однако как в мировой, так и в отечественной медицинской практике применение термина “наркотики” резко ограниченно. То или иное биологически активное вещество только тогда называется наркотиком, когда “одномоментно” оно соответствует трем критериям — медицинскому, социальному и юридическому. Медицинский критерий заключается в том, что данное вещество оказывает особое специфическое воздействие на центральную нервную систему, психику — возбуждающее, стимулирующее, успокоительное, галлюциногенное и т. д., которое и является причиной его немедицинского применения. Социальный критерий означает, что немедицинское применение данного вещества приняло такие масштабы, что приобрело социальную, общегосударственную значимость и требует специальных мер противодействия. Юридический критерий требует, чтобы в конкретной стране соответствующая правительственная инстанция, уполномоченная государством, его законодательной властью, признало это средство наркотическим и включило его в особый официальный Список наркотических средств (в Российской Федерации, а ранее — в СССР эта инстанция — Министерство здравоохранения). Болезненная зависимость от наркотиков называется наркоманией. Все же другие средства, если они способны стать предметом злоупотребления и вызывать зависимость, называются токсикоманическими средствами (токсикантами), а болезнь, обусловленная зависимостью от них, — токсикоманией. К кругу психоактивных веществ относятся никотин, алкоголь, кофеин, теин (содержащийся в чае), некоторые лекарства, ряд алкалоидов и других веществ, содержащихся в растениях, грибах и продуктах их переработки, а также синтезированные в лабораториях химические вещества (в том числе препараты бытовой химии и промышленной химии — клеи, растворители и т. п.) В настоящее время существуют научные положения, понимание которых имеет кардинальное значение для организации эффективной профилактики различных болезненных зависимостей: психоактивные вещества занимают определенное место в массовой культуре (традициях, обычаях); они удовлетворяют некоторые психологические (психофизиологические) потребности человека (вызывая раскованность, расторможенность, усиливая общительность, создавая хорошее, веселое настроение и т. п.), и в то же время они нежелательны для общества, считаются опасными, находящимися вне рамок медицины.

Поэтому вопрос о профилактике наркоманий может получить различный и далеко не однозначный ответ во взрослой (подумаем о родителях и самостоятельных молодых людях) или в подростковой среде. В США и отдельных западноевропейских странах уже есть практический опыт реализации профилактических антинаркотических программ в детских садах, начальных школах. Не рано ли?

Такой вопрос встал и перед нами в ходе работы по нашей авторской программе “Основы психогигиенического воспитания навыков безопасного поведения (в отношении алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ) у детей младшего школьного возраста”. Для простоты ее восприятия в школе педагогами и детьми эта программа уроков была названа “Расти здоровым, береги себя”. Данная программа внедрялась в нескольких московских общеобразовательных школах (№ 1256, 76) и школе-интернате № 29. В течение трех учебных лет, начиная с первого класса, в них проводились специальные еженедельные уроки по воспитанию навыков здорового и безопасного поведения и образа жизни. После того как дети знакомились в доступной форме с информацией о веществах, опасных для жизни и здоровья, и в игровой форме обучались правилам осторожного обращения с ними, мы собирались перейти к информации о наркотиках.

Было решено выявить готовность младших школьников к восприятию этой информации. Перед тем как перейти на следующую ступень профилактической работы, мы провели опрос в двух классах школы № 1256. Вот результаты опроса 58 детей (38 девочек и 20 мальчиков). Дети ответили на следующие вопросы:

  1. Какие психоактивные вещества ты знаешь?
  2. О каких из них чаще всего говорят взрослые?
  3. О каких психоактивных веществах тебе случалось слышать от друзей?
  4. О каких наркотиках ты слышал?
  5. Как ты думаешь, какие психоактивные вещества самые опасные для человека?
  6. О каких психоактивных веществах ты узнал из телевизионных передач?

Термин “психоактивные вещества” был уже знаком детям из материала предыдущих занятий. Ответы детей, обучающихся на последней ступени начальной школы (3-й класс), показали, что основная масса детей называют уже знакомые им психоактивные вещества: в первую очередь — алкоголь, на втором месте — никотин, на третьем — наркотики, а на четвертом месте — “таблетки” (лекарства).

Ответы детей также показали, что наркотики не являются темой разговоров среди них: от друзей-одноклассников они слышат чаще всего о курении (табаке, сигаретах), об алкоголе (водка, спирт и т. д.), о лекарствах (незначительные количества упоминаний, только в обобщенной форме — “таблетки”). Здесь примечательна большая доля ответов “не знаю” — так ответили 24 человека, почти половина опрошенных. Данный результат также можно истолковать в пользу тезиса об отсутствии массового интереса к наркотикам.

Мы отдаем себе отчет в том, что совокупность опрошенных нами младших школьников нельзя назвать репрезентативной (представительной): по результатам этого опроса нельзя судить об осведомленности о наркотиках в этой возрастной группе даже по Москве в целом. Тем не менее, опрос определенно выявил некоторые тенденции в этой проблемной области. Опрошенные школьники существенно отличались от своих сверстников тем, что они занимались по разработанной нами профилактической программе. Им уже знакомо словосочетание “психоактивные вещества”, хотя не у всех из них сформировано четкое понимание границ этого понятия. Они различают “наркотики” и “лекарства”, хотя встретилось в ответах и определение “медицинские наркотики”.

Ответы опрошенных в своей тенденции отражают картину массового детского сознания: младшие школьники в Москве преимущественно знают о сигаретах и алкоголе; о наркотиках знают гораздо меньше и лишь в обобщенной форме. Конкретные названия наркотиков смогли указать лишь немногие ученики.

Мы считаем неоправданным тезис о том, что не следует рассказывать детям о наркотиках. Они живут в этом конкретном обществе и не изолированы от взрослого мира. Профилактическая работа не сводится лишь к передаче знаний и разъяснениям. Концепция профилактики предполагает: формирование адекватного отношения к значимому социальному явлению (пьяный, наркоман — это неприятно, тягостно для окружающих, опасно для самого человека и т. п.); тренировку навыков преодоления внешнего давления, конформности (умей противостоять чужому нажиму, сказать “нет”, быть независимым); развитие у ребенка определенных личностных качеств (уважение к себе, осознание своей уникальности, умение говорить о своих трудностях и просить о помощи и т.д.). Наша учебная профилактическая программа строилась на следующей методической основе, отвечающей современным подходам к обучению и воспитанию. Это:

  • диалогическое общение, т. е. взаимодействие педагога и ученика как равных партнеров, без излишней авторитарности со стороны учителя;
  • демократический стиль обучения, основанный на искренности, доверительности, открытости равноправном партнерстве.

На основе анализа и обобщения международного и отечественного опыта внедрения технологий построения психогигиенически ориентированных учебных программ нами определены следующие принципы их построения.

  1. Системность — учет всей совокупности личностных и социальных факторов, определяющих готовность детей к реализации как безопасного поведения, так и поведения рискованного, девиантного — в их взаимосвязи и взаимодействии.
  2. Парциальность — воспитание антинаркотической устойчивости как часть общего воспитательного процесса, направленного на формирование психогигиенических основ поведения, обеспечивающего устойчивость в отношении факторов риска.
  3. Проблемная адекватность — максимальное отражение в содержании программы реальных жизненных проблем, актуальных для конкретной возрастной группы и имеющих непосредственное отношение к возможному приобщению к ПАВ (в том числе в данном городе, районе, школе).
  4. Когнитивная адекватность — соответствие содержания учебных материалов и методических приемов интеллектуальному развитию детей.
  5. Социально-культуральная адекватность — учет свойственных именно нашей культуре социальных ценностей поведения, общения, проведения досуга, включая ритуалы потребления ПАВ.
  6. Наркологическая адекватность — учет нашей “родной” наркологической культуры — типичных для России и Москвы форм потребления различных ПАВ, механизмов вовлечения в это потребление, особенность “народного” отношения к злоупотребляющим ПАВ — пьяным, наркоманам.
  7. Использование феноменов массового сознания, массовой культуры (с учетом их возрастного аспекта) — как было уже сказано выше.
  8. Принцип персонификации — при возможности обеспечения прямого воздействия на детей как их любимых героев, так и “победителей порока” — бывших больных, имеющих особое право говорить о необходимости отказа от ПАВ, чем достигается подлинность воздействия.
  9. Принцип обязательного альтернативного выигрыша — “Я не буду курить и тем более пить, потому что я хочу быть сильным, умным, красивым”.
  10. Принцип опережающего обучения — заблаговременное начало профилактического обучения, минимум за три года до возникновения необходимости принимать проблемные решения.

Учет этих принципов обеспечивает современный методологический и технологический уровень таких учебных программ, их несомненную эффективность.

Таким образом, в настоящей статье указаны некоторые проблемы постановки антинаркотической педагогической профилактической работы, сформулированы основные методические принципы построения целевых учебных программ. Апробация такой программы осуществлялась в течение трех лет в ряде учебных заведений Москвы.

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: