ЛЕЧЕНИЕ СИНДРОМА УСТАЛОСТИ у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, страдающих нейроциркуляторной дистонией

Известно, что у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС чаще проявляется соматическая патология, чем в обычной популяции, в частности, у них выше артериальное давление и уровень липидов крови, чаще встречаются




РЕКЛАМА

Известно, что у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС чаще проявляется соматическая патология, чем в обычной популяции, в частности, у них выше артериальное давление и уровень липидов крови, чаще встречаются заболевания желудочно-кишечного тракта и щитовидной железы [1-3], а также астенические состояния. Учитывая, что ликвидаторы относятся к группе людей, переживших повышенный стресс, целью нашего исследования явилась оценка влияния противоастенических препаратов, в частности, стимола, на состояние их здоровья. Препарат стимол (малат цитруллина) является противоастеническим средством и рекомендуется для лечения состояния усталости [4, 5].

Для исследования было отобрано 20 мужчин, участвовавших в ликвидации последствий аварии в 1986 (15 человек) и 1987 (5 человек) годах и страдающих нейроциркуляторными расстройствами. Средний возраст составил 44,1 (±1,7) года. Все обследованные имели высшее образование. Все больные были проконсультированы терапевтом до и после приема препарата и осмотрены эндокринологом, гастроэнтерологом и невропатологом исходно. Проводилась регистрация ЭКГ, измерение АД и ЧСС до и после приема препарата, эхокардиография, ультразвуковое обследование органов брюшной полости и почек, анализ липидов крови. Для тестирования актуального состояния больных использовался психометрический тест Спилбергера в модификации Ханина [6]. Оценивались показатели личной и реактивной тревоги до и после лечения. Стимол принимался в дозе 1 пакет 3 раза в день в течение двух недель.

При анализе исходного состояния здоровья, при объективном обследовании, на электрокардиограмме патологических изменений не зарегистрировано. При эхокардиографическом обследовании у 2 больных обнаружен пролапс митрального клапана, у остальных — уплотнение стенки аорты. У 13 больных отмечались ультразвуковые признаки хронического холецистита и/или диффузные изменения паренхимы печени или поджелудочной железы, 6 человек имели удвоение чашечно-лоханочной системы в почках. Щитовидная железа была интактна у всех обследованных. Средний уровень систолического артериального давления (САД) по группе составил 138 (±4,3) мм рт. ст., диастолического (ДАД) — 81 (±2,6) мм рт. ст. Средняя ЧСС — 80 (±4,2) уд./мин. Все больные имели различную степень выраженности астено-невротического состояния, из сопутствующих заболеваний следует отметить заболевания желудочно-кишечного тракта у 16 человек (80%).

По данным теста Спилбергера– Ханина, в целом группа больных исходно характеризуется наличием признаков маскированной депрессии с умеренно выраженным синесто-ипохондрическим радикалом, с наличием рентной установки из-за вторичной выгоды болезни.

Рисунок. Динамика показателей тревоги по тесту Спилбергера - Ханина на фоне приема cтимола

После двухнедельного курса стимола большинство обследованных (89,7%) отмечают улучшение психологического состояния. Больные предъявляли значительно меньше жалоб на усталость и раздражительность, стали чувствовать себя значительно бодрее, спокойнее. Отмечается достоверное уменьшение ЧСС до 68 (±2,6) уд./мин и некоторое снижение САД до 125 (±3,1) мм рт. ст. (статистически незначимое). Вместе с тем существенных изменений в других показателях не наблюдалось.

Однако при анализе динамики реактивной личностной тревоги по шкале Спилбергера до и после лечения отмечено значимое снижение реактивной тревоги с 45,8 до 39 (р<0,05), то есть практически до нормальных значений, что может свидетельствовать о метаболически обусловленном анксиолитическом действии стимола (см. рисунок).Наблюдалась тенденция к уменьшению показателя личностной тревоги (45,8 против 41,3), однако это уменьшение статистически незначимо.

  • Заключение

Применение стимола в качестве дополнительного средства у больных, страдающих наряду с другими заболеваниями астено-вегетативным синдромом, привело к улучшению их психологического статуса и не сопровождалось ухудшением соматического заболевания.

Отмечено статистически значимое уменьшение ЧСС после лечения.

Результаты психологического обследования показали, тем не менее, что больные не были заинтересованы в изменении своего здоровья, возможно потому, что это повлекло бы за собой лишение дополнительных социальных благ.

Литература

1. Шальнова С. А., Шамарин В. М., Кукушкин С. К. Сердечно-сосудистые заболевания и их факторы риска у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС по итогам скринирующего обследования // Кардиология, 1996, №3–4, С. 44-47.
2. Shamarin V., Shalnova S., Deev A. Risk factor profile among Сhernobyl disaster liquidators and Monica free living population. Abstracts in 4th International Conference on Preventive Cardiology, Montreal, Canada, 1997.
3. Шальнова С. А., Смоленский А. В., Шамарин В. М. Артериальная гипертония и гипертрофия левого желудочка у ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС // 1998, Кардиология, С. 5.
4. Vanuxem P., Vanuxem D., Fornaris E., Bernasconi P. The role of lactate and ammonium in fatigue // Gazette Medicale 1986, №7, С. 62-72.
5. Callis A., Magnan de Bornier B., Serrano J., et al. Activity of Cirruline malate on acid-base balance and blood ammonia and amino acid levels // Arzneimittel-Forschung/Drug Research, 1991, №1–6, Р. 660-663.
6. Ханин Ю. Л. Краткое руководство к применению шкалы реактивной и личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера. М., 1976, С.40