Актуальность антацидов и альгинатов в лечении заболеваний органов пищеварения

Рассмотрены классификация антацидов и альгинатов, механизмы действия, клиническая эффективность, нежелательные лекарственные реакции при применении различных кислотозависимых заболеваниях. Представлены различные исследования по применению альгинатов, пров




Urgency of antacids and alginates in treatment of digestive apparatus diseases

Classifications of antacids and alginates were considered, as well as the mechanisms of their effect, clinical efficiency, and sideeffects of their application in different acid-dependent diseases. Various studies on alginates application done by foreign and domestic scientists, were presented.

РЕКЛАМА

Антациды это лекарственные средства, которые в результате химических реакций нейтрализуют или оказывают буферное действие на имеющуюся в желудке кислоту, не влияя при этом на ее продукцию. Время появления антацидов уходит в далекое прошлое, еще древнегреческие врачи купировали изжогу порошком, приготовленным из размельченных морских раковин и кораллов. В 1829 году аптекарь James Murray приготовил жидкость на основе магнезии собственной рецептуры для лечения лорд-лейтенанта Ирландии Henry William Paget, маркиза Anglesey. Препарат был настолько удачным, что J. Murray был назначен врачом маркиза Anglesey и двух его наследников. Изобретенная жидкость по сей день используется в медицине под названием «Milk of Magnesia» (МОМ) — «молочко магнезии» в качестве антацида и слабительного средства. Сегодня альтернативой коралловому порошку стали куда более совершенные антациды. До середины XX века эти препараты оставались основными для лечения язвы желудка и двенадцатиперстной кишки и устранения изжоги [1–5]. С появлением лекарственных средств других фармакологических групп, таких как блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов, ингибиторы протонной помпы (ИПП), которые в настоящее время входят в стандарты лечения пептической язвы и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), антациды не утратили своего значения, продолжая оставаться широко применяемыми лекарственными средствами. Об этом свидетельствует и количество препаратов этой группы, находящихся на фармацевтическом рынке, в России зарегистрировано более 50 торговых наименований антацидов и антацидов в комбинациях. В 2001 г. доля аптечных продаж группы антацидов достигла 0,92% российского розничного рынка всех медикаментов. В 2003 г. объем аптечных продаж антацидов в России составил в оптовых ценах 25,2 млн долл. США и увеличился по сравнению с 2002 г. на 14%. Рынок антацидов с начала 2010 года насчитывает уже 53 наименования. В рублях продажи антацидов достигли за период с января по август 2011 г. 1,68 млрд руб. (+4,6% к 2010 г.). Американцы тратят около одного миллиарда долларов в год на продаваемые без рецепта препараты из группы антацидов [6–8].

Следует также учитывать, что многие больные не обращаются к врачу при появлении желудочно-кишечных нарушений и самостоятельно пользуются безрецептурными препаратами. По данным опроса 500 российских пациентов, которые испытывали изжогу, чувство тяжести и переполнения в желудке, а также боль в эпигастральной области, только 44% из них ранее обращались к врачу. 78% опрошенных респондентов для купирования этих симптомов самостоятельно принимали антациды [9].

В чем же заключается феномен антацидов? Почему за несколько столетий они не утратили своего значения и продолжают быть востребованными, несмотря на появление принципиально новых лекарственных средств? Во многом это зависит от механизма действия антацидных препаратов и их фармакологических свойств, а также доступности для пациентов. Во всем мире препараты этой группы являются группой безрецептурного отпуска. В настоящее время существуют препараты антацидов, различающиеся по основному активному веществу, времени действия, форме выпуска, вкусовым качествам.

Все антациды действуют в просвете желудка и/или непосредственно у его стенки и имеют схожий механизм действия. Он заключается в непосредственном взаимодействии с соляной кислотой желудочного сока, приводящем к снижению ее активности. При этом протеолитические свойства желудочного сока снижаются, раздражающее действие соляной кислоты на слизистую оболочку желудка уменьшается, внутрижелудочная рН повышается до 4,0–5,0. Повышение рН в желудке сопровождается снижением активности протеолитических ферментов и ослаблением действия агрессивных факторов.

В доступной литературе можно прочесть, что эффективность действия антацидных препаратов определяется их кислотонейтрализующей активностью (КНА), которая выражается в миллиэквивалентах (количество 1N соляной кислоты, титруемое до рН 3,5 определенной дозой препарата за установленное время). КНА различных антацидов значительно различается. Она считается низкой, если составляет менее 200 мэкв/сут; средней — в диапазоне 200–400 мэкв/сут и высокой — более 400 мэкв/сут, увеличение показателей КНА более 600 мэкв/сут не приводит к усилению антацидного эффекта. Наиболее высокой кислотно-нейтрализующей активностью обладает карбонат кальция [9–11]. Но такие исследования по определению КНА проводятся в химических лабораториях, где смешивают кислоту с антацидом в «стакане». Не существует никаких клинических доказательств того, что более высокие цифры КНА означают более высокую эффективность.

Скорость наступления антацидного эффекта определяется скоростью растворения препарата и его лекарственной формой. Суспензии обычно растворяются быстрее, чем твердые лекарственные формы. На продолжительность действия антацидов существенно влияет скорость их эвакуации из желудка, которая определяется, в свою очередь, наличием или отсутствием пищи в желудке. Антацидный препарат, принятый через час после еды, дольше задерживается в желудке и обеспечивает более продолжительный эффект [12].

В настоящее время антациды применяют преимущественно в следующих ситуациях:

  • для снятия симптомов гастродуоденальных язв, рефлюксэзофагита при самолечении;
  • как средство проведения дифференциального диагноза ex juvantibus между кардиальными и некардиальными загрудинными болями;
  • как средство дифференциального диагноза ex juvantibus эпигастральных язвенных и билиарных болей;
  • для купирования симптомов язвенной болезни (ЯБ), гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), хронического панкреатита в первые дни обострений до назначения стандартизированного лечения;
  • как лечебное средство, принимаемое пациентами по требованию при изжоге, язвенных голодных болях, язвенной диспепсии и т. д. [13].

В настоящее время существует две основные группы антацидов. Классификация антацидов базируется на их способности к всасыванию. В соответствии с этим антациды условно разделяют на всасывающиеся (растворимые) и невсасывающиеся.

Всасывающиеся антациды (натрия гидрокарбонат — питьевая сода; магния окись — жженая магнезия; магния карбонат основной — смесь Mg(OH)2, 4MgCO3, Н2О; кальция карбонат основной — СаСО3; смесь Бурже — сернокислый Nа, фосфорнокислый Nа, бикарбонат Na; смесь Ренни — кальция карбонат + магния карбонат; смесь Тамс — кальция карбонат + магния карбонат) лишь нейтрализуют соляную кислоту. Всасывающиеся антациды редко применяются в клинической практике, что объясняется большим числом нежелательных реакций. Вступая в прямую реакцию нейтрализации с соляной кислотой, эти препараты дают быстрый, но очень непродолжительный эффект, после чего показатели внутрижелудочного рН вновь снижаются. Образующаяся при этом углекислота вызывает отрыжку и вздутие живота, описан случай разрыва желудка после приема большого количества гидрокарбоната натрия.

Прием всасывающихся антацидов (в частности, карбоната кальция) может привести к возникновению феномена «рикошета», то есть вторичному — после первоначального ощелачивающего эффекта — повышению секреции соляной кислоты. Этот феномен связан как со стимуляцией гастринпродуцирующих клеток, так и с непосредственным действием катионов кальция на обкладочные клетки слизистой оболочки желудка. Гидрокарбонат натрия и карбонат кальция почти полностью всасываются в желудочно-кишечном тракте и изменяют кислотно-щелочное равновесие организма, приводя к развитию алкалоза. Если же их прием сопровождается употреблением большого количества молока, то может наблюдаться «молочно-щелочной синдром», проявляющийся тошнотой, рвотой, жаждой, головной болью, полиурией, разрушением зубов, образованием камней в почках. Однако этот синдром возникает, как правило, лишь при приеме очень больших доз карбоната кальция (30–50 г в сутки), что в клинической практике встречается крайне редко. Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (Food and Drugs Administration of the United States, FDA) установило максимальную рекомендуемую дозу карбоната кальция из восьми граммов ежедневно в течение не более двух недель.

Почти идеальным антацидом является МОМ. Во-первых, это быстродействующий нейтрализатор кислоты. Во-вторых, частое и длительное применение возможно для большинства людей, кроме пациентов с хронической почечной недостаточностью. Основным недостатком магния гидроксида является его известный слабительный эффект. Антацидной дозой является только 2,5 чайные ложки МОМ, в то время как слабительное доза обычно составляет шесть или более чайных ложек. Но даже меньшая доза может вызвать диарею у некоторых восприимчивых лиц или если небольшие дозы принимаются в течение дня несколько раз.

Гидрокарбонат натрия способен отрицательно влиять на водно-солевой обмен. Например, в дозе 2 г он может задерживать жидкость в такой же степени, как и 1,5 г хлорида натрия. Поэтому у больных, особенно пожилого возраста, могут появляться отеки, повышаться артериальное давление, нарастать признаки сердечной недостаточности.

Из-за большого количества нежелательных лекарственных реакций (НЛР) всасывающиеся антациды практически утратили свое клиническое значение и применяются населением в основном для самолечения как симптоматические средства для купирования тех или иных симптомов желудочной диспепсии [10, 14].

Невсасывающиеся антациды (НА) разделяют на две основные подгруппы:

  • алюминиевые соли фосфорной кислоты;
  • алюминиево-магниевые антациды.

Большинство современных НА представляет собой смесь аморфных веществ, содержащих, прежде всего, соли алюминия и магния. Основной механизм действия НА связан с адсорбцией соляной кислоты, поэтому их эффект развивается несколько медленнее (в течение 10–30 мин), чем у всасывающихся препаратов, но сохраняется дольше — 2,5–3 ч. Они превосходят всасывающиеся антацидные средства и по буферной (нейтрализующей) емкости. Кроме того, НА обладают дополнительными благоприятными свойствами. Они могут адсорбировать пепсин, способствуя уменьшению протеолитической активности желудочного сока, связывают лизолецитин и желчные кислоты, повреждающие слизистую оболочку желудка.

Как и все препараты, НА обладают рядом нежелательных эффектов. Наиболее частой НЛР алюминийсодержащих антацидов является запор, связанный с угнетением моторики кишечника и вяжущими свойствами солей алюминия. Однако следует помнить и о потенциальной опасности более серьезных последствий приема этих средств. Невсасывающиеся алюминийсодержащие антациды при длительном применении или приеме в высоких дозах могут вызывать ряд серьезных НЛР: нарушение минерального костного обмена, развитие нефро- и энцефалопатии. Из-за их способности образовывать в тонкой кишке соли фосфата алюминия нарушается всасывание фосфатов и развивается гипофосфатемия, проявляющаяся недомоганием и мышечной слабостью. Выраженный дефицит фосфатов вызывает остеомаляцию и остеопороз. Предполагается, что алюминий нарушает непосредственно минерализацию костной ткани, оказывает токсическое действие на остеобласты, влияет на функцию паращитовидных желез и угнетает синтез активного метаболита витамина D3 — 1,25-дигидрооксихолекальциферола. Гипофосфатемия в свою очередь способствует усилению всасывания кальция, развитию гиперкальциемии, гиперкальциурии и образованию кальциевых камней. Накопление алюминия в мембранах клубочков почек может вызвать развитие почечной недостаточности или ее усугубление. В связи с этим алюминийсодержащие антациды необходимо назначать с особой осторожностью пациентам пожилого и детского возраста. Фосфат алюминия противопоказан беременным. В нашей статье мы не ставили перед собой цель подробно разбирать НЛР антацидов, проф. С. В. Моисеев очень хорошо и подробно описал отрицательные фармакологические свойства основных антацидных препаратов [9].

Все невсасывающиеся антациды уменьшают абсорбцию других препаратов при их совместном применении, что необходимо учитывать, назначая схему приема лекарств (например, сердечных гликозидов, непрямых антикоагулянтов, антигистаминных, снотворных и многих других средств). В связи с этим необходимо следовать единому правилу: промежуток времени между приемом антацидов и других препаратов должен составлять не менее 2 часов. Слабыми антацидными свойствами обладают также препараты висмута (висмута субцитрат коллоидный (Де-Нол), висмута субнитрат (Вентер) и др.) и алюминиевая соль октасульфата сахарозы [12].

Кроме того, результаты многочисленных исследований, проведенных в последние годы, свидетельствуют о том, что НА оказывают цитопротективное действие, которое связано с повышением содержания простагландинов в слизистой оболочке желудка, стимуляцией секреции бикарбонатов, увеличением выработки гликопротеинов желудочной слизи. Они способны предохранять эндотелий капилляров подслизистого слоя от повреждения ульцерогенными веществами, улучшать процессы регенерации эпителиальных клеток и стимулировать развитие микроциркуляторного русла слизистой оболочки желудка [15].

J. H. Priebe и соавт. обнаружили, что антациды более эффективны, чем Н2-антагонисты, для предотвращения стрессиндуцированных язв, которые часто осложняются кровотечением [16].

Антациды, содержащие алюминий, уменьшают алкогольные повреждения слизистой желудка [17] и способны стимулировать реституцию слизистой оболочки и секрецию простагландинов желудочной слизи [18, 19].

Алюминий, присутствующий в составе антацидов (А1(ОН)3) или в сукральфате (сульфат алюминия), а также коллоидный висмут «защищают» слизистую оболочку желудка [20, 21]. Соединения, содержащие алюминий или висмут, активируют фосфолипазу А2 и тем самым обеспечивают выработку арахидоновой кислоты для синтеза простагландинов в слизистой оболочке желудка. Сукральфат и коллоидный висмут взаимодействуют непосредственно с макрофагами в слизистой оболочке желудка, стимулируя выработку простагландинов и других защитных соединений [16, 21]. Длительный прием внутрь антацидов оказывает серьезное воздействие на эндокринные клетки желудка, стимулируя их до трехкратного увеличения гастрина в сыворотке крови [22]. Даже разовая доза антацида может вызвать морфологические изменения и секреторную стимуляцию в слизистой оболочке желудка [19]. Эти исследования по изучению механизмов эффективности действия антацидов, кроме их кислотной нейтрализации, дали новую жизнь антацидам в лечении кислотозависимых заболеваний.

Об опыте применения антацидных препаратов в лечении ГЭРБ и симптомов этого заболевания имеется достаточно много информации. Сегодня все больше исследователей обращают внимание на альгинаты как на средства, способные эффективно устранять проявления ГЭРБ [23]. До сих пор среди медицинского сообщества нет единого мнения в отношении того, относятся ли альгинаты к антацидам или они являются самостоятельной группой лекарств. Вместе с тем по фармакологическому указателю альгинаты относятся к антацидам и адсорбентам, хотя обладают различными с антацидами механизмами действия.

В 1881 г. британский химик Е. Stanford выделил альгинаты из бурых водорослей Phacophycae; позднее он показал, что они обладают многими свойствами, включая способность стабилизировать вязкие суспензии, образовывать пленки и переходить в гелевую форму. Уже во 2-й половине прошлого века было обнаружено, что альгинаты являются нейтральными полисахаридными полимерами и классифицируются как пищевые волокна. Молекулы альгиновой кислоты построены из остатков D-маннуроновой и L-гулуроновой кислот. Остатки маннуроновой кислоты обеспечивают альгинатным растворам необходимую вязкость, а остатки гулуроновой кислоты образуют гелевую субстанцию при реакции с катионами кальция. Именно наличием альгиновой кислоты, представленной в альгинате натрия, объясняются основные фармакологические и клинические эффекты этого препарата. При взаимодействии лекарства в присутствии бикарбоната натрия или калия с хлористоводородной кислотой желудочного сока образуется диоксид, который захватывается гелем. Гель с диоксидом вспенивается и плавает на поверхности желудка, создавая своеобразный гелевый барьер или «плот», который предотвращает дальнейшее попадание кислоты и пепсина на слизистую оболочку пищевода [24].

Путем формирования механического барьера или «плота», альгинат натрия оказывает антирефлюксный эффект без избирательности к типу рефлюкса, т. е. он препятствует забросу как кислого желудочного, так и щелочного дуоденального содержимого в пищевод. Антирефлюксные механизмы действия альгинатов можно обозначить «универсальными» не только по степени значимости и временному интервалу, но и по качеству воспроизводимого эффекта. Альгинат способен на длительное время, а именно в течение более 4,5 часов, уменьшать количество патологических рефлюксов, как гастроэзофагеальных, так и дуоденогастральных. Помимо этого альгинат натрия обладает сорбционными свойствами в отношении содержимого дуоденального рефлюкса. Это позволяет предохранять слизистую оболочку дистального отдела пищевода от агрессивной среды рефлюкса [25].

Таким образом, уникальный механизм альгинатов по формированию плота является основой для создания препаратов, поступающих в продажу во всем мире более 40 лет под различными торговыми марками для симптоматического лечения ГЭРБ [26, 27]. В нашей стране из числа альгинатных препаратов наиболее известен Гевискон. Гевискон в России продается в виде нескольких лекарственных форм: Гевискон в виде суспензии, Гевискон форте в виде суспензии (анисовой или мятной), Гевискон — лимонные жевательные таблетки и Гевискон — мятные жевательные таблетки. Гевискон Двойное Действие — в виде жевательных таблеток и суспензии для приема внутрь.

Другой интересной характеристикой альгината натрия стала его эффективность, представленная N. Manabe и соавт. [28], у пациентов с неэрозивной рефлюксной болезнью (НЭРБ), которые, как известно, имеют более низкий уровень отклика на ИПП по облегчению изжоги, чем пациенты с эрозивной рефлюксной болезнью (ЭРБ). В этом исследовании пациенты, которые получали омепразол в сочетании с альгинатом натрия, чаще отмечали уменьшение симптомов по сравнению с теми, кто получал только омепразол. Исследователи пришли к выводу, что альгинат натрия в сочетании с ИПП должен применяться для лечения пациентов с НЭРБ, которые плохо отвечают на прием ИПП.

Еще одно рандомизированное контролируемое двойное слепое исследование по сравнению эффективности между альгинатом и ИПП определило изжогу как клиническую первичную конечную точку. В результате Гевискон (4 × 10 мл/сут) не уступал омепразолу (20 мг/сут) по лечению изжоги в периоды 24-часового наблюдения у пациентов с умеренной ГЭРБ (изжога, по крайней мере, один раз в неделю). Среднее время до наступления первого 24-часового периода без изжоги после первоначального дозирования было 2 ± 2,2 дня для Гевискона и 2 ± 2,3 дня для омепразола (р = 0,93) [29]. Альгинатные основания, такие как Гевискон и Гевискон Advance, лицензированы для использования у беременных женщин при лечении изжоги и отрыжки. Хорошо изученный механизм действия и многолетний опыт этих препаратов показали, что они безопасны для использования при любом сроке беременности и лактации. Существует ряд исследований, в которых эффективность Гевискона при изжоге и диспепсии у беременных была оценена от 90% до 98% и более % [30–34].

Новое направление в изучении «мишеней» действия альгинатов — постпрандиальный «кислотный карман» (англ. acid pocket) — область в полости желудка и/или в зоне пищеводножелудочного перехода, образующаяся после приема пищи, отличающаяся относительно высокой кислотностью и меньшим значением рН. Кислотный карман формируется примерно через 15 минут после еды и сохраняется около 2 часов, он является резервуаром кислого рефлюксата, забрасываемого в пищевод гастроэзофагеальными рефлюксами (ГЭР). Именно «кислотный карман» является источником кислоты, поступающей в дистальный отдел пищевода после приема пищи. Увеличение частоты кислых гастроэзофагеальных рефлюксов у пациентов с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД) связано с расположением кислотного кармана выше диафрагмы в грыжевой полости. Риск развития кислого ГЭР после еды определяется положением кислотного кармана относительно диафрагмы. Установлено, что 74–85% всех эпизодов ГЭР были кислотными при расположении кислотного кармана на одном уровне с диафрагмой или выше нее. Риск развития кислого ГЭР выше у больных с наличием ГПОД. Степень выраженности симптомов ГЭРБ и эзофагита зависит от размеров ГПОД [35]. У пациентов с ГПОД нарушается клиренс пищевода, в результате чего рефлюктат длительно находится в просвете пищевода и развиваются эрозивно-язвенные повреждения слизистой. У лиц с ГЭРБ «кислотный карман» может иметь также и большую протяженность (до 4–6 см при норме до 2 см). Этот «кислотный карман» может длительно персистировать, становясь ресурсом для кислотного рефлюкса, т. к. принятая пища не имеет возможности провести ощелачивание этого отдела, проводя этот процесс послойно снизу [36].

Действие альгинатов, основанное на концепции формирования гелеобразного барьера на поверхности жидкого содержимого желудка, способствует вытеснению «кислотного кармана» дистальнее нижнего пищевого сфинктера, а в ряде случаев — и его устранению [37]. Сцинтиграфические исследования с применением двойного изотопного контрастирования точно установили, что Гевискон «плавает» на поверхности содержимого желудка, обеспечивая механический барьер в кардии и заполняя «кислотный карман» (рис.) [38, 39]. По сравнению с антацидами, альгинатный «плот» селективно удерживается в «кислотном кармане» дна желудка [40].

Двойная изотопная сцинтиграфия желудка

Д. С. Бордин и соавт. предложили однократный прием альгината в качестве быстрого теста для диагностики ГЭРБ, в основе патогенеза которой лежит патологический ГЭР [41]. Тест считали положительным, если изжога была купирована, отрицательным, если она сохранялась. Альгинатный тест, обладая высокой чувствительностью и специфичностью, значительно сокращает время диагностического поиска, уменьшает затраты на диагностику этого широко распространенного заболевания. Высокая прогностическая ценность положительного результата альгинатного теста позволяет с большой достоверностью поставить диагноз ГЭРБ без дополнительного обследования, за исключением эзофагогастродуоденоскопии.

Большой интерес заслуживает Гевискон Двойное Действие®, в его состав входят три активных ингредиента: альгинат натрия и невсасываемые компоненты — бикарбонат натрия и карбонат кальция. Каждая таблетка содержит 250 мг альгината натрия, 267 мг бикарбоната натрия и 160 мг карбоната кальция, а 10 мл суспензии — 500 мг альгината, 213 мг бикарбоната натрия и 325 мг карбоната кальция. Доза суспензии 20 мл обладает высокой нейтрализующей емкостью 18,1 мэкв H+. Альгинат в присутствии карбоната кальция реагирует с кислотой в желудке с образованием геля. Бикарбонат натрия также вступает в реакцию с кислотой в желудке и нейтрализует ее с образованием пузырьков углекислого газа. Эти пузырьки захватываются гелем, образуя «плот» в верхней части содержимого желудка, который сохраняется около 4 часов на поверхности содержимого желудка, а затем разрушается в пищеварительной системе и выводится из организма с калом. При комбинации альгината и антацида (Гевискон Двойное Действие®) антирефлюксный эффект альгината сочетается с нейтрализацией содержимого «кислотного кармана», который является основной «терапевтической мишенью» у пациентов с ГЭРБ. Антирефлюксную эффективность альгинат-антацидного препарата доказывают результаты суточного мониторирования рН в пищеводе больных ГЭРБ [35].

Kwiatek и соавт. показали, что комбинация альгината и антацида нейтрализует и/или вытесняет кислотный «карман», значительно повышая рН в зоне кардиального отдела желудка у больных ГЭРБ. В результате чего Гевискон Двойное Действие® быстро устраняет не только изжогу (в среднем через 3,0 мин) [42], но и проявления диспепсии (дискомфорт, тяжесть в эпигастрии) [43]. De Ruigh и соавт. установили, что Гевискон Двойное Действие® является более эффективным средством, чем антациды без альгината при постпрандиальном кислом пищеводном рефлюксе [44]. E. Thomas и соавт. провели рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с участием 110 пациентов с симптомами ГЭРБ. Пациенты получали Гевискон Двойное Действие® или таблетки плацебо в течение 7 дней подряд. В результате исследования было выявлено, что Гевискон Двойное Действие® гораздо эффективнее уменьшает изжогу и диспепсические симптомы у пациентов с ГЭРБ по сравнению с плацебо (р = 0,0033) [45].

Заключение

Необходимость применения антацидов и альгинатов на современном этапе лечения кислотозависимых заболеваний актуальна и своевременна. Фармакологические свойства ряда современных антацидов позволяют считать их препаратами выбора для лечения и профилактики рефлюкс-гастрита и с успехом применять при ГЭРБ и кислотозависимых заболеваниях, протекающих с нарушением моторики кишечника. Однако чтобы достичь благоприятных исходов лечения, необходимо правильно выбрать антацидный или альгинатный препарат с учетом его фармакологических свойств и особенностей конкретного пациента. Для облегчения симптомов изжоги и диспепсии, препараты, содержащие альгинаты, безусловно, должны быть предпочтительнее антацидов.

При комбинации альгината и антацида (Гевискон Двойное Действие®) антирефлюксный эффект альгината и нейтрализация «кислотного кармана» антацидом сочетаются. В результате Гевискон Двойное Действие® быстро устраняет не только изжогу (в среднем через 3,0 мин) [42], но и проявления диспепсии (дискомфорт, тяжесть в эпигастрии) [43]. Антирефлюксную эффективность альгинат-антацидного препарата доказывают результаты суточного мониторирования рН в пищеводе больных ГЭРБ [35].

Литература

  1. Murray J. R. Antacids for duodenal ulcer // Br Med J (Clin Res Ed). 1981. July 4. Р. 283 (6283): 61.
  2. Piper D. W., Barbara H. Fenton. Antacid therapy of peptic ulcer // Gut. Dec 1964. 5 (6). Р. 585–589.
  3. Demling L. The conservative therapy of gastritis and peptic ulcer // Internist (Berl). 1963. Jun 4. Р. 193–196.
  4. Piper D. W., Baume P. E., Stiel J. N. The medical treatment of chronic peptic ulcer // Med J. Aust. 1967. May 27. 1 (21). Р. 1071–1075.
  5. Piper D. W. Antacid and anticholinergic drug therapy of peptic ulcer // Gastroenterology. 1967. Jun 52 (6). Р. 1009–1018.
  6. Соколова В. И., Горелова С. В. Анализ аптечных продаж противоязвенных препаратов и антацидов в РФ за 2001–2002 гг. // Ремедиум. 2003. № 5. С. 27–34.
  7. Шилова С. Д. Анализ аптечных продаж противоязвенных препаратов и антацидов в РФ за 2000–2001 гг. // Российские аптеки. 2002. № 4. С. 5–9.
  8. http://www.dsm.ru/marketing/free-information/.
  9. Моисеев С. В. Алюминийсодержащие препараты: риск превышает пользу // Consilium medicum. 2006. № 6. С. 8–12.
  10. Ушкалова Е. А. Клиническая фармакология современных антацидов // «Фарматека». 2006. № 11. С. 1–6.
  11. Vedavathi H. et al. Evaluation of cost effectiveness and efficacy of commonly used different antacid gel preparations // Int J Basic Clin Pharmacol. 2013. Dec, 2 (6). Р. 788–791.
  12. Фадеенко Г. Д. Роль и место антацидов в лечении кислотозависимых заболеваний // Здоровье Украины. 2007. № 20. 1. С. 30–32.
  13. Ивашкин В. Т. Антациды: монотерапия или компонент противоязвенного лечения в клинике внутренних болезней/Сборник «Новые эффективные лекарственные средства». М., 1997. Вып. 1. С. 31.
  14. McGuinness B., Logan J. I. Milk alkali syndrome // Ulster Med J. 2002. 71 (2). Р. 132–35.
  15. Шептулин А. А. Новое в антацидной терапии кислотозависимых заболеваний // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. 1997. № 3. С. 53–5.
  16. Priebe J. H., Skillman J. J., Bushnell L. S., Long P. C., Silen W. Antacid versus cimetidine in preventing acute gastrointestinal bleeding: a randomised trial in 75 critically ill patients // NEngl J Med. 1980. 302. Р. 426–30.
  17. Tarnawski A., Hollander D., Gergely H., Stachura J. Comparison of antacid, sucralfate, cimetidine and ranitidine in protection of the gastric mucosa against ethanol injury // Am J Med. 1985. 79. Р. 19–23.
  18. Hollander D., Tarnawski A., Gergely H. Protection against alcohol-induced gastric mucosal injury by aluminium-containing compounds-sucralfate, antacids, and aluminium sulfate // Scand J Gastroenterol. 1986. 1 (125). Р. 151–3.
  19. Tarnawski A., Hollander D., Cummings D., Krause W. J., Gergely H., Zipser R. D. Are antacids acid neutralisers only? Histologic, ultrastructural and functional changes in normal gastric mucosa induced by antacids // Gastroenterology. 1984. 86. Р. 1276.
  20. Arnold R., Koop H., Schwarting H., Tuch K., Willemer B. Effect of acid inhibition on gastric endocrine cells // Scand J Gastroenterol. 1986. 21 (125). Р. 14–19.
  21. Konturek S. J., Bilski S., Kwiecien N., Obtulowicz W., Kopp B., Oleksy J. De-Nol stimulates gastric and duodenal alkaline secretion through prostaglandin dependent mechanism // Gut. 1987. 28. Р. 1557–1563.
  22. Hollander D., Harlan J. Antacids vs placebos in peptic ulcer therapy. A controlled doubleblind investigation // JAMA. 1973. 226. Р. 1181–1185.
  23. Бордин Д. С., Машарова А. А., Кожурина Т. С. Лечение гастроэзофагеальной рефлюксной болезни альгинатами // Лечащий Врач. 2008. № 6. Р. 93–94.
  24. Mandel K. G., Daggy B. P., Brodie D. A., Jacoby H. I. Review article: alginate-raft formulations in the treatment of heartburn and acid reflux // Aliment Pharmacol Ther. 2000. № 14. Р. 669–690.
  25. Булгаков С. А. Гевискон при изжоге, обусловленной гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью // Фарматека. 2011. № 11. С. 54–58.
  26. Williams D. L., Haigh G. G., Redfern J. N. The symptomatic treatment of heartburn and dyspepsia with Liquid Gaviscon: a multicentre general practitioner study // J Int Med Res. 1979. № 7. Р. 551–555.
  27. Chatfield S. A comparison of the efficacy of the alginate preparation, Gaviscon Advance, with placebo in the treatment of gastro-oesophageal reflux disease // Curr Med Res Opin. 1999. 15. Р. 152–159.
  28. Manabe N., Haruma K., Ito M., Takahashi N. et al. Efficacy of adding sodium alginate to omeprazole in patients with nonerosive reflux disease: a randomized clinical trial // Dis Esophagus. 2012. 25. Р. 373–380.
  29. Pouchain D., Bigard M., Liard F., Childs M. et al. Gaviscon® vs. omeprazole in symptomatic treatment of moderate gastroesophageal reflux. a direct comparative randomised trial // BMC Gastroenterol. 2012. 12. Р. 18.
  30. Lindow S. W., Regnéll P., Sykes J., Little S. An open-label, multicentre study to assess the safety and efficacy of a novel reflux suppressant (gaviscon advance) in the treatment of heartburn during pregnancy // International Journal of Clinical Practice. 2003. 57 (3). Р. 175–179.
  31. Hutt H. J., Tauber O., Flach D. Gaviscon in the treatment of reflux disease. Results of an observational study // Fortschritte der Medizin. 1990. 108. Р. 598–600.
  32. De Bellis I., Epifani S., Maiorino R., Tardio R. Gastroesophageal reflux in pregnancy // Giornale Italiano di Ostetricia e Ginecologia. 1999; 21 (1): 17–19.
  33. Uzan M., Uzan S., Sureau C., Richard-Berthe C. Pyrosis and regurgitations during pregnancy. Efficacy and innocuousness of a treatment with Gaviscon suspension // Revue Francaise de Gynecologie et d’Obstetrique. 1988. 83 (7–9). Р. 569–572.
  34. Strugala V., Bassin J., Swales V. S., Lindow S. W. et al. Assessment of the Safety and Efficacy of a Raft-Forming Alginate Reflux Suppressant (Liquid Gaviscon) for the Treatment of Heartburn during Pregnancy // ISRN Obstet Gynecol. 2012. 2012. Р. 481870.
  35. Янова О. Современное понимание патофизиологических аспектов ГЭРБ и подходы к ее фармакотерапии // Врач. 2013. № 3. С. 41–44.
  36. Васильев Ю. В., Машарова А. А., Янова О. Б., Кожурина Т. С., Бордин Д. С. Опыт применения Гевискона в устранении желудочно-пищеводного рефлюкса у больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью // Consillium medicum. Гастроэнтерология (приложение). 2007. № 2. С. 3–5.
  37. Furuta Т., Shirai N., Watanabe F. et al. Effect of the cytochrome P4502 C19 genotypic differences on cure rates for gastroesophageal reflux disease by lansoprazole // Clin. Pharmacol. Ther. 2002. 72. Р. 453–460.
  38. McKay A. P., Wraight E. P., Hunter J. O. The alginate raft: a scintigraphic evaluation // Br J Clin Pract. 1989. 43 (suppl 66). Р. 20–24.
  39. Malmud L. S., Fisher M. S. Scintigraphic detection of gastroesophageal reflux // In: Alavi A, Arger PH (eds) Multiple Image Procedures, vol 3. New York: Grune & Stratton. 1980. Р. 97–119.
  40. Washington N. Handbook of Antacids and Anti-reflux Agents // Boca Raton: CRC Press. 1991. 310 p.
  41. Бордин Д. С., Машарова А. А., Дроздов В. Н., Фирсова Л. Д., Кожурина Т. С. Диагностическое значение альгинатного теста при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2010. № 12. Р. 102–107.
  42. Strugala V., Dettmar P., Sarratt K. et al. Randomized, controlled, crossover trial to investigate times to onset of the perception of soothing and cooling by over-the-counter heartburn treatments // J. Int. Med. Res. 2010; 38: 449–457.
  43. Kwiatek M., Roman S., Fareeduddin A. et al. An alginate-antacid formulation (Gaviscon Double Action Liquid) can eliminate or displace the postprandial «acid pocket» in symptomatic GERD patients / Aliment. Pharmacol. Ther. 2011. 34 (1). Р. 59–66.
  44. De Ruigh A., Roman S., Chen J., Pandolfino J. E., Kahrilas P. J. Gaviscon Double Action Liquid (antacid & alginate) is more effective than antacid in controlling post-prandial oesophageal acid exposure in GERD patients: a double-blind crossover study./Aliment Pharmacol Ther. 2014. 40 (5). Р. 531–537.
  45. Thomas E., Wade A., Crawford G., Jenner B., Levinson N., Wilkinson J. Randomised clinical trial: relief of upper gastrointestinal symptoms by an acid pocket-targeting alginate-antacid (Gaviscon Double Action) — a double-blind, placebo-controlled, pilot study in gastro-oesophageal reflux disease. Aliment Pharmacol Ther. 2014. 39 (6). Р. 595–602.

Е. Ю. Плотникова, доктор медицинских наук, профессор

ГБОУ ВПО КемГМА МЗ РФ, Кемерово

Контактная информация: eka-pl@rambler.ru