Клинический опыт применения препарата иксекизумаб в терапии пациентки с тяжелым псориазом и псориатическим артритом, резистентными к терапии

В статье представлены актуальные данные о проведении терапии больных псориазом и псориатическим артритом с использованием генно-инженерных препаратов различных классов. Приведен опыт клинического мониторинга пациентки с крайне неблагоприятным вариантом те




Clinical experience of using Ixekizumab in treatment of a female patient with severe psoriasis and psoriatic arthritis, resistant to the therapy N. V. Kungurov, Yu. V. Keniksfest, E. V. Grishaeva, M. M. Kokhan

The article presents current data on the treatment of patients with psoriasis and psoriatic arthritis using gene-engineered biologic drugs of various classes. The article presents the experience of clinical monitoring of a female patient with an extremely severe variant of the disease course, resistant to standard treatment methods and demonstrating insufficient and short-term effectiveness of the use of biological drugs, who responded to treatment with ixekizumab.

В последние годы в Российской Федерации фиксируется стабильно высокий уровень заболеваемости псориазом (ПсО), в том числе и среди лиц молодого возраста, и увеличение частоты формирования распространенных тяжелых форм заболевания, резистентных к различным методам лечения, в том числе к цитостатической и иммуносупрессивной терапии, а также учащение случаев длительной нетрудоспособности и инвалидизации пациентов [1–3]. У 5–42% пациентов с ПсО развивается псориатический артрит (ПсА), что чаще наблюдается после кожных манифестаций (70%) и характеризуется разно­образными клиническими поражениями опорно-двигательного аппарата, в том числе дистальных межфаланговых суставов кистей и стоп, появлением моно- и олигоартритов, полиартритов, спондилитов [4].

По данным глобального Европейского исследования больных псориазом (European Psoriasis Patient Study — EUROPSO) значительная часть из них страдает данным заболеванием в тяжелой форме. В европейских странах от 12% до 27% всех опрошенных пациентов с ПсО расценивают его как тяжелый, а 51% больных сообщают о крайне значимом снижении качества своей жизни, ассоциированном с ПсО [5]. По данным анализа рутинной клинической практики дерматовенерологов в крупных городах РФ более половины пациентов с ПсО, обращающихся за амбулаторной специализированной помощью, имеют среднетяжелый и тяжелый ПсО по критериям индекса PASI [6].

Совершенствование терапии больных ПсО и ПсА остается важной медико-социальной проблемой и для отечественных специалистов. Общие подходы к терапии ПсО с учетом особенностей клинических форм и проявлений заболевания, степени тяжести процесса и коморбидной патологии представлены в отечественных клинических рекомендациях, в руководствах по лечению ПсО европейских стран и Европейской академии дерматологии и венерологии, а реализация современных рекомендаций по лечению возможна в том числе при оказании высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП) больным с тяжелыми формами ПсО и ПсА в большинстве регионов на территории РФ [7–10].

В структуре госпитализаций в клинику ГБУ СО УрНИИДВиИ на долю больных с различными формами ПсО приходилось в разные годы от 19,8% до 42% случаев, абсолютное количество госпитализированных увеличилось в период 2000–2018 гг. в 2,9 раза. Проведенные исследования показали, что у пациентов профильного стационара с тяжелыми формами ПсО и высокими значениями индекса PASI имеется крайне выраженное снижение качества жизни, связанное с заболеванием. Наиболее выраженным влияние болезни на качество жизни оказалось у пациентов с псориатической эритродермией и ПсА [3].

Введение генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП) в клиническую практику в течение последнего десятилетия привело к существенному сдвигу в парадигме лечения ПсО и ПсА. На сегодняшний день в России перечень разрешенных препаратов для терапии ГИБП ПсО и ПсА достаточно широкий и постоянно увеличивается при актуализации соответствующих Клинических рекомендаций [7, 8].

В течение ряда лет комплексная оценка эффективности, безопасности и исходов терапии больных ПсО и ПсА проводится в рамках глобального международного проспективного наблюдательного исследования PSOLAR (Psoriasis Longitudinal Assessment and Registry), которое объединяет в единый регистр более 12 тысяч больных ПсО, получающих системную, в том числе генно-инженерную биологическую терапию (ГИБТ). Исследования показали, что ГИБП эффективны на начальных стадиях заболевания, однако с течением времени клинический ответ может уменьшаться, что даже при модификации терапии в конечном итоге приводит к ее приостановке или переключению на ГИБП другого механизма действия [11]. В условиях отечественной клинической практики чаще всего стартовая терапия ПсО и ПсА проводится с использованием препаратов анти-ФНО-α (инфликсимаб, адалимумаб, этанерцепт), а при утрате эффективности назначается лечение устекинумабом [7, 8].

В ГБУ СО УрНИИДВиИ лечение пациентов с тяжелыми, резистентными формами ПсО и ПсА с применением ГИБП осуществляется с 2006 г., за 12-летний период проведено более 2500 введений биологических препаратов. С 2006 г. по настоящее время жители Свердловской области получают ГИБТ в рамках ВМП, включенной в базовую программу обязательного медицинского страхования (ОМС). Кроме этого, Приказом министерства здравоохранения Свердловской области от 27 июня 2014 г. № 819-п определены дополнительные меры и схемы оказания медицинской помощи больным тяжелыми, распространенными, торпидно протекающими формами ПсО с использованием генно-инженерных биологических фармацевтических препаратов. Для этой цели определены клинико-статистические группы (КСГ) для оказания специализированной медицинской помощи больным в условиях дневного стационара с учетом конкретного ГИБП, кратности его введения и стоимости [12, 13].

С 2016 г. совместно с территориальным фондом ОМС в Свердловской области проводится работа по изменению и дополнению КСГ (подгрупп) с учетом регистрации в РФ новых и расширения показаний к уже зарегистрированным ГИБП, что позволяет увеличивать объемы оказания специализированной медицинской помощи пациентам с тяжелыми формами ПсО, торпидными к традиционным и резервным методам терапии [12, 13].

В федеральных клинических рекомендациях, которые рецензированы независимыми экспертами и рассмотрены членами рабочей группы (экспертным советом) Российского общества дерматовенерологов и косметологов, представлены современные взгляды (консенсус) экспертов, данные клинических исследований, обзоры опубликованных метаанализов этиологии, патогенеза, клиники, методов системной и топической терапии, профилактики болезней кожи, ранжированные согласно рейтинговой схеме оценки силы рекомендаций (от А до D). Клинические рекомендации обновляются раз в 3 года и дополняются новыми зарегистрированными на территории РФ лекарственными препаратами, в том числе для ГИБТ. Однако до 2019 г. нормативно-правовая база предусматривала ведомственный контроль за соответствием соблюдения только порядка и стандартов оказания медицинской помощи, что создавало определенные трудности в оказании специализированной помощи больным хроническими дерматозами.

Все изменилось с принятием 19 декабря 2018 г. Государственной Думой и одобрением 21 декабря 2018 г. Советом Федерации Федерального закона от 25 декабря 2018 г. № 489-ФЗ «О внесении изменений в статью 40 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» и Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» по вопросам клинических рекомендаций». Вступивший в силу с 1 января 2019 г., этот Федеральный закон ориентирует врачей на выполнение актуальных клинических рекомендаций по соответствующим нозологиям, что во многом облегчает формирование комплекса терапевтических мероприятий при хронических дерматозах, в том числе для больных ПсО и ПсА, нуждающихся в проведении ГИБТ.

С июля 2016 г. в России зарегистрирован новый ГИБП — секукинумаб (Козэнтикс). Это полностью человеческое антитело — иммуноглобулин G1 (IgG1), которое таргетно ингибирует провоспалительный цитокин — интерлейкин-17A (ИЛ-17A), уменьшает степень его взаимодействия с рецепторами ИЛ-17, которые экспрессируются активированными лимфоцитами, кератиноцитами и синовиоцитами, определяющими развитие псориатического процесса, то есть обеспечивает селективное влияние на ключевую причину развития симптомов ПсО и ПсА [14, 15]. Клинические исследования препарата секукинумаб (Козэнтикс) показали, что он обеспечивает быстрое наступление клинического эффекта с уменьшением выраженности воспаления и инфильтрации псориатических бляшек уже на третьей неделе лечения; терапия больных ПсО препаратом секукинумаб в течение 5 лет определяет состояние «чистой» или «почти чистой» кожи у подавляющего числа из них с достижением показателя PASI — 90 у 8 из 10 и PASI — 100 — у 4 из 10 пациентов с ПсО. Секукинумаб демонстрирует благоприятный профиль безопасности как в клинических исследованиях, так и в реальной клинической практике у больных ПсО и ПсА [14, 15].

В ноябре 2018 г. Минздравом РФ зарегистрирован еще один ГИБП, направленный на блокирование ИЛ-17, — иксекизумаб, показания к применению которого — среднетяжелый и тяжелый ПсО, а с апреля 2019 г. — и ПсА.

Препарат иксекизумаб представляет собой моноклональное антитело гуманизированного иммуноглобулина G подкласса 4 (IgG4), которое обладает высоким сродством к интерлейкину-17A (также известному как ИЛ-17) и нейтрализует его действие, а кроме того, препарат имеет высокую специфичность по отношению к ИЛ-17A при отсутствии перекрестной реактивности по отношению к другим членам семейства ИЛ-17 (ИЛ-17B-F) [16]. Эффективность и безопасность препарата изучали в рамках трех крупных рандомизированных, двойных слепых, плацебо-контролируемых исследований III фазы у взрослых пациентов с бляшечным ПсО среднетяжелой и тяжелой степени: UNCOVER-1, UNCOVER-2 и UNCOVER-3 [17]. Помимо этого эффективность и безопасность препарата исследовали в сравнении с этанерцептом и устекинумабом в исследовании IXORA-S [17, 18]. При этом прямые сравнительные исследования между устекинумабом и секукинумабом, а также между устекинумабом и иксекизумабом показывают статистически достоверно большую эффективность препаратов класса ингибиторов ИЛ-17 по сравнению с устекинумабом. По данным непрямого сравнения с препаратом секукинумаб для иксекизумаба получена более высокая частота ответов PASI — 90 и PASI — 100 на 12-й неделе при использовании метода непрямых сравнений с поправкой на сопоставимость [19, 20]. Анализ данных из регистра DERMBIO за 2019 г. по оценке выживаемости при терапии с применением ингибиторов ИЛ-17 показал, что при использовании иксекизумаба по сравнению с секукинумабом она была выше в течение 12 месяцев как у пациентов, ранее не применявших ГИБП, так и ранее получавших препараты для системной биологической терапии среднетяжелого и тяжелого ПсО [21].

Согласно действующему на территории РФ законодательству, лекарственный препарат иксекизумаб может быть назначен пациенту до включения в клинические рекомендации по решению врачебной комиссии в случае непереносимости или неэффективности предшествующей терапии.

Приводим клиническое наблюдение эффективной терапии блокатором ИЛ-17А (иксекизумабом) у пациентки с тяжелым ПсО и ПсА, резистентными к стандартной терапии, а также с зафиксированной недостаточной (краткосрочной) эффективностью предшествующих ГИБП.

Клинический случай

Пациентка К., 40 лет, больна с 2009 г., когда впервые появились выраженные боли и отечность суставов кистей и стоп, боли в поясничном отделе позвоночника, которые очень быстро прогрессировали, сопровождались повышением температуры до фебрильных цифр, выраженной слабостью и ознобом. Госпитализирована с подозрением на сепсис в отделение гнойной хирургии ГАУЗ СО СОКБ № 1, где в процессе обследования, уточнения диагноза и подбора терапии появились обильные высыпания на коже и изменение всех ногтевых пластинок. Осмотрена ревматологом. Установлен диагноз: «Псориатическая артропатия (левый тазобедренный сустав, межфаланговые суставы кистей и стоп, спондилит)». Получала цитостатическую терапию метотрексатом и плазмаферез без эффекта — сохранялся выраженный болевой синдром, прогрессировали кожные высыпания. Пациентка была госпитализирована в клинику ГБУ СО УрНИИДВиИ, где установлен диагноз: «Распространенный экссудативный псориаз с поражением ногтевых пластинок, псориатический полиартрит с преимущественным поражением дистальных межфаланговых суставов кистей и стоп, псориатический спондилит. Сопутствующие диагнозы: узловой зоб, эутиреоз, миома матки, ожирение III степени, желчекаменная болезнь, хронический калькулезный холецистит. Язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, ремиссия».

При использовании стандартных методов базисной терапии ПсО и ПсА в клинике ГБУ СО УрНИИДВиИ, как и специалистам-ревматологам, добиться выраженной положительной динамики по кожному и суставному процессам не удалось. Пациентке была установлена II группа инвалидности.

Учитывая выраженность клинических проявлений заболевания, тяжесть поражения кожи и суставов, торпидность процесса к проводимым методам лечения, в том числе цитостатической терапии, противопоказания к светолечению по сопутствующей соматической патологии (узловой зоб, эутиреоз, миома матки), с 2009 по 2010 г. получала лечение ГИБП инфликсимаб в дозе 5 мг/кг. В начале терапии — с выраженным клиническим эффектом как по кожному, так и по суставному процессам. В дальнейшем (через 11 месяцев) отмечалось резкое снижение эффективности лечения ГИБП. Подключение цитостатической терапии метотрексатом в дозе 20 мг в виде внутримышечных инъекций еженедельно не дало прироста эффективности ГИБП. С ноября 2010 г. препарат был отменен. До 2013 г. отмечались умеренно выраженные эпизоды рецидивов заболевания, получала амбулаторное лечение у ревматолога — метотрексат в дозе 10 мг в неделю, внутрисуставные инъекции бетаметазона (Дипроспан)) и стандартную терапию у дерматовенеролога по месту жительства. В январе 2013 г. вновь — крайне выраженное обострение с распространением высыпаний, покрывших до 40% поверхности кожи, утяжеление суставного процесса. Под контролем дерматовенеролога по месту жительства начала прием циклоспорина в дозе 450 мг в сутки: на 3-й неделе терапии отмечена положительная динамика псориатического процесса. Постепенно дозу циклоспорина снизили до 200 мг в сутки, а прием препарата продолжался до февраля 2017 г. (общая продолжительность лечения составила 3 года). В феврале 2017 г. в связи с отсутствием препарата в аптечной сети прекратила прием и через 14 дней отметила ухудшение по кожному и суставному процессам — распространение высыпаний, боли в суставах. По рекомендации ревматолога ГАУЗ СО СОКБ № 1 начала прием НПВП и метотрексата в дозе 25 мг в сутки 1 раз в неделю, но после первого приема отметила ухудшение общего состояния, озноб, рвоту. Метотрексат был отменен. Ревматологом по месту жительства проведено двукратное внутрисуставное введение бетаметазона (Дипроспан), положительный эффект по кожному и суставному процессу продолжался около месяца, затем вновь появились распространенные высыпания, отечность и боли в суставах. В июле 2017 г. получала лечение в стационаре ГБУ СО УрНИИДВиИ, где повторно начата терапия иммуносупрессивным препаратом (циклоспорин в дозе 450 мг) с учетом выраженности клинических проявлений дерматоза и поражения суставов. На фоне приема препарата достигнута хорошая положительная динамика по псориатическому процессу, но в октябре 2017 г. произошло резкое снижение эффективности — распространение высыпаний и новое обострение суставного процесса. В январе 2018 г. дерматовенеролог ГБУ СО УрНИИДВиИ вновь назначил метотрексат инъекционно — 20 мг в неделю; лечение проводилось под контролем дерматовенеролога по месту жительства с умеренным эффектом, однако с апреля 2018 г. больная вновь отметила обострение псориатического процесса.

В течение 2018 г. получала терапию ГИБП ингибитором ИЛ-23 (гуселькумаб). Введение переносила без осложнений и побочных действий. Отмечен регресс более 70% высыпаний после третьего введения препарата. После четвертого введения отметила практически полное обратное развитие высыпаний. Лечение было прекращено из-за невозможности дальнейшего обеспечения пациентки препаратом. Учитывая анамнестические данные и недостаточную эффективность предшествующей терапии, после консилиума врачебной комиссией ГБУ СО УрНИИДВиИ было принято решение о проведении пациентке ГИБТ препаратом секукинумаб в дозе 300 мг. Терапию переносила хорошо, ремиссия кожного процесса сохранялась до сентября 2019 г., однако при этом появились выраженная отечность, боль и ограничение движений в правом коленном и голеностопном суставах. Учитывая нарастание выраженности псориатических высыпаний и поражение суставов на фоне ГИБТ, препарат был отменен в связи с неэффективностью.

При плановой госпитализации в отделение ревматологии в декабре 2019 г. с диагнозом: «Псориатический спондилоартрит, мутилирующая форма, с двусторонним сакроилиитом, вовлечением коленных суставов, активность III, ФН II–III». Уровень СОЭ — 50 мм/час, СРБ — 103,7 мг/мл. Площадь поражения кожи — 10%. Пациентка получила НПВП, инъекцию метотрексата в дозе 20 мг в/м (№ 1), внутрисуставное введение глюкокортикостероида (Дипроспан) однократно, плазмаферез (№ 1), мини-пульс-терапию преднизолоном в/в в дозе 240 мг (№ 3), дезинтоксикационную терапию. Неполная клиническая ремиссия как по кожному, так и по суставному процессам после выписки из стационара сохранялась лишь в течение 7 дней, несмотря на выполнение пациенткой рекомендаций ревматолога: НПВП, введение в/м метотрексата (20 мг в неделю). Однако в процессе амбулаторного лечения больная отмечала выраженные тошноту и рвоту, диспепсические расстройства, повышение температуры тела до 38,5° С. Пациентка самостоятельно прекратила лечение метотрексатом. Кожный и суставной процессы прогрессировали, ногтевые пластинки были поражены тотально (рис. 1). Пациентка передвигалась только с опорой на костыли на очень короткие расстояния, не могла себя обслуживать и заниматься трудовой деятельностью, была вынуждена уволиться с работы, отмечалось резкое снижение качества жизни с признаками депрессии.

Диагноз: «Распространенный нумулярно-бляшечный внесезонный псориаз с площадью поражения 25%, стадия прогрессирования, торпидное течение. Псориатический спондилоартрит, мутилирующая форма с двухсторонним сакроилиитом, вовлечением коленных суставов, активность III, ФН II–III». До начала терапии препаратом иксекизумаб

Учитывая тяжесть кожного процесса (прогрессирующую стадию заболевания, площадь поражения — около 25%, тотальное поражение ногтевых пластинок, индекс PASI — 32,3 балла, поражение суставов), торпидность к проводимым ранее традиционным методам лечения, в том числе иммуносупрессивной и цитостатической терапии, резистентность к терапии резерва (инфликсимаб и секукинумаб), после консилиума врачебной комиссией ГБУ СО УрНИИДВиИ было принято решение о проведении пациентке терапии ГИБП иксекизумаб.

На фоне инициирующего курса достигнут регресс более 70% высыпаний и значительная положительная динамика со стороны суставного процесса (рис. 2). В настоящее время пациентка продолжает лечение ГИБП иксекизумаб в стандартном режиме введения в течение 4 месяцев. Достигнута динамика индекса PASI — 90. Качество жизни пациентки полностью восстановлено, передвигается самостоятельно, без опоры, вернулась к трудовой деятельности.

Отмечается хорошая переносимость терапии препаратом иксекизумаб, нежелательные явления отсутствуют; лабораторный мониторинг гемограммы и биохимической гепатограммы в динамике лечения не выявил отклонений, уровень СРБ снизился до 10,3 мг/мл.

12 недель терапии препаратом иксекизумаб

Обсуждение и заключение

В повседневной клинической практике нередки случаи развития тяжелых форм ПсО и ПсА у лиц молодого и среднего возраста, когда процесс имеет непрерывно рецидивирующее течение, критично снижает качество жизни и определяет длительную потерю трудоспособности или инвалидизацию. Терапия таких больных проводится системными патогенетически ориентированными препаратами, обладающими противовоспалительным и иммуносупрессирующим действием: фототерапия и ее комбинированные варианты, фотохимиотерапия, метотрексат, синтетические ретиноиды, циклоспорин, ГИБП [7]. Однако даже после использования всего доступного арсенала средств лечения остаются пациенты, у которых не удается контролировать псориатический процесс на приемлемом уровне.

Перспективным для такой когорты больных является использование новых таргетных высокоэффективных и безопасных препаратов, к которым относятся ГИБП. Но реальная клиническая практика свидетельствует о развитии вторичной неэффективности (ускользание эффекта) при длительном применении ГИБП различных классов, что связано, по общему мнению, с формированием «противолекарственных» антител, нейтрализующих молекулы вводимых препаратов [22, 23]. Тактика дальнейшего ведения таких пациентов включает модификацию терапии с возможной эскалацией дозы, сокращением интервалов между введениями, присоединением метотрексата и других опций, а также переключением пациента на другой ГИБП [22, 23]. Однако четкие рекомендации по выбору другого ГИБП после неэффективности предшествующей терапии биологическим препаратом до настоящего времени отсутствуют [7].

В этой связи актуальным для специалистов-дермато­венерологов является накопление и обобщение собственного клинического опыта.

Литература

  1. Кубанова А. А., Кубанов А. А., Мелехина Л. Е., Богданова Е. В. Организация оказания медицинской помощи по профилю «дермато­венерология» в Российской Федерации. Динамика заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, болезнями кожи и подкожной клетчатки, 2013—2015 гг. // Вестник дерматологии и венерологии 2016; (3): 12–28.
  2. Бакулев А. Л. Псориаз: клинические особенности, факторы риска и ассоциированные коморбидные состояния // Клин. фармакол. тер. 2019; 28 (1): 35-39.
  3. Гришаева Е. В., Кохан М. М., Кениксфест Ю. В., Засадкевич Ю. М., Толстая А. И. Позитивная динамика качества жизни больных псориазом, как показатель эффективности госпитального этапа лечения // Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. 2010; 5: 36–41.
  4. Коротаева Т. В., Корсакова Ю. Л. Псориатичеcкий артрит: фокус на таргетную терапию // Эффективная фармакотерапия. 2019; 15 (8): 42–50.
  5. Dubertret L., Mrowietz U., Ranki A., van de Kerkhof P. C., Chimenti S., Lotti T., Schäfer G. European patient perspectives on the impact of psoriasis: the EUROPSO patient membership survey // Br J Dermatol. 2006; 155 (4): 729–736.
  6. Кохан М. М., Самцов А. В., Перламутров Ю. Н., Соколовский Е. В. Анализ структуры и подходов к терапии распространенных дерматозов при оказании специализированной медицинской помощи по профилю «Дерматовенерология» // Вестник дерматологии и венерологии. 2016; 6: 79–93.
  7. Федеральные клинические рекомендации. Дерматовенерология 2015: Болезни кожи. Инфекции, передаваемые половым путем. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Деловой экспресс, 2016. 768 с.
  8. Бакулев А. Л., Фитилева Т. В., Новодережкина Е. А., Гиллотю И., Тиан Х., Ховэ Т., Петри Г. Псориаз: клинико-эпидемиологические особенности и вопросы терапии // Вестник дерматологии и венерологии. 2018; 94 (3): 67–76.
  9. Кунгуров Н. В., Кохан М. М., Кениксфест Ю. В. Биологическая терапия больных тяжелыми формами псориаза // Вестник дерматологии и венерологии. 2012; 4: 91–95.
  10. Kungurov N. V., Keniksfest Y. V., Kokhan M. M., Syrneva T. A., Grishaeva E. V. Experience of using secukinumab in treatment of severe refractory psoriasis: a clinical case // Russian Open Medical Journal. 2019; 8 (2): e0209. DOI: 10.15275/rusomj.2019.0209.
  11. Strober B. E., Bissonnette R., Fiorentino D., Kimball A. B., Naldi L. et al. Comparative effectiveness of biologic agents for the treatment of psoriasis in a real-world setting: Results from a large, prospective, observational study (Psoriasis Longitudinal Assessment and Registry [PSOLAR]) // J Am Acad Dermatol. 2016; 74 (5): 852–861.
  12. Приказ Минздрава Свердловской области от 27 июня 2014 г. № 819-п «О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения Свердловской области от 23.09.2009 г. № 900-п «О совершенствовании организации медицинской помощи больным в условиях дневного стационара», приложение 49 «Схема оказания медицинской помощи больным с тяжелыми, распространенными, торпидно протекающими формами псориаза с использованием генно-инженерных фармацевтических препаратов».
  13. Приказ Минздрава Свердловской области и ТФОМС Свердловской области от 23.01.2015 г. № 73-п/17 (в ред. от 19.04.2016 г. № 591-п/178, от 15.08.2017 г. № 1380-п/363) «О формировании и ведении территориальных регистров пациентов с отдельными заболеваниями, требующими применения дорогостоящих лекарственных препаратов».
  14. Mease P. J., McInnes I. B., Kirkham B. et al. Secukinumab inhibition of interleukin-17A in patients with psoriatic arthritis // N Engl J Med. 2015; 373 (14): 1329–1339.
  15. McInnes I. B., Mease P. J., Kirkham B. et al. Secukinumab, a human anti-interleukin-17A monoclonal antibody, in patients with psoriatic arthritis (FUTURe 2): a randomised, doubleblind, placebo-controlled, phase 3 trial // Lancet. 2015; 386 (9999): 1137–1146.
  16. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Талс (TALZ®). Доступно на: http://grls.rosminzdrav.ru/Grls_View_v2.aspx?routingGuid=cab501b4-3d29-4ba3-bee8-9060cffd19cd&t=.
  17. Gordon K. B. Phase 3 Trials of Ixekizumab in Moderate-to-Severe Plaque Psoriasis // N Engl J Med. 2016; 375: 345–356.
  18. Paul C., Griffiths C. E., van de Kerkhof P. C., Puig L., Dutronc Y. et al. Ixekizumab provides superior efficacy compared with ustekinumab over 52 weeks of treatment: Results from IXORA-S, a phase 3 study // JAAD. 2018; 80 (1): 70–79.
  19. Blauvelt A., Reich K., Tsai T. F., Tyring S., Vanaclocha F. et al. Secukinumab is superior to ustekinumab in clearing skin of subjects with moderate-to-severe plaque psoriasis up to 1 year: Results from the CLEAR study // JAAD. 2017; 60–69. DOI: 10.1016/j.jaad.2016.08.008.
  20. Warren R. B., Brnabic A., Saure D., Langley R. G., See K. et al. Matching-adjusted indirect comparison of efficacy in patients with moderate-to severe plaque psoriasis treated with ixekizumab vs. secukinumab // Brit. J Dermatol. 2018; 178 (5), 1064–1071.
  21. Egeberg A., Bryld L. E., Skov L. Drug survival of secukinumab and ixekizumab for moderate-to-severe plaque psoriasis // JAAD. 2019; S0190-9622(19)30886-2. DOI: 10.1016/j.jaad.2019.05.082. [Epub ahead of print].
  22. Smith C. H., Jabbar-Lopez Z. K., Yiu Z. Z., Bale T., Burden A. D. British Association of Dermatologists guidelines for biologic therapy for psoriasis 2017 // Br J Dermatol. 2017; 177 (3): 628–636.
  23. Puig L., Warren R., From registry data to real-life experiences: A holistic perspective of psoriasis treatment // EMJ. 2018; 3 (1): 30–37.

Н. В. Кунгуров, доктор медицинских наук, профессор
Ю. В. Кениксфест1, доктор медицинских наук
Е. В. Гришаева, кандидат медицинских наук
М. М. Кохан, доктор медицинских наук, профессор

ГБУ СО УрНИИДВиИ, Екатеринбург

1 Контактная информация: keniksfest@mail.ru

DOI: 10.26295/OS.2020.20.45.008

 

Клинический опыт применения препарата иксекизумаб в терапии пациентки с тяжелым псориазом и псориатическим артритом, резистентными к терапии/ Н. В. Кунгуров, Ю. В. Кениксфест, Е. В. Гришаева, М. М. Кохан
Для цитирования: Лечащий врач № 5/2020; Номера страниц в выпуске: 42-47
Теги: кожа, дерматоз, артрит, качество жизни

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: