Рак предстательной железы: проблемы диагностики

Рак предстательной железы (РПЖ) — наиболее частое онкологическое заболевание у мужчин, оно стоит на втором месте по уровню смертности, обусловленной раком. Рак предстательной железы редко встречается в возрасте




РЕКЛАМА

Рак предстательной железы (РПЖ) — наиболее частое онкологическое заболевание у мужчин, оно стоит на втором месте по уровню смертности, обусловленной раком. Рак предстательной железы редко встречается в возрасте до 50 лет, но его частота, так же как и смертность от этого заболевания, неуклонно увеличивается с возрастом и достигает максимума на девятом десятке лет жизни. Хотя это в основном болезнь пожилых людей, укорочение жизни от рака простаты составляет, по существующим оценкам, девять лет.

Внедрение в клиническую практику современных методов диагностики рака предстательной железы увеличивает вероятность выявления заболевания на ранних стадиях, когда еще возможно применение радикальных методов лечения.

Диагностика этого заболевания ставит две основные задачи: выявление заболевания и определение стадии и степени распространенности процесса, что имеет решающее значение для выбора лечебной тактики.

Рак предстательной железы выявляется в 4-7% случаев у мужчин в возрасте 50 лет и старше, не имеющих урологической симптоматики и заболеваний мочеполовой системы в анамнезе. Более того, РПЖ 1-2-й стадии, как правило, клинически ничем себя не проявляет, поэтому сбор анамнеза и выявление симптоматики не являются клинически значимыми факторами в диагностике ранних стадий. На более поздних стадиях заболевания больные предъявляют жалобы на затрудненное учащенное мочеиспускание “вялой” струей, ночную поллакиурию. При наличии таких жалоб обязательно более подробное обследование для исключения онкологического заболевания предстательной железы.

Пальцевое ректальное исследование пока является стандартом для скрининговой диагностики первичной опухоли рака предстательной железы, хотя этот метод считается недостаточно чувствительным для диагностики опухолей, не выходящих за пределы простаты. Опухоль размером 1–1,2 см, как правило, остается незамеченной. Тем не менее пальцевое ректальное исследование можно считать базовым диагностическим методом, обязательным при первичном осмотре

Пальцевое ректальное исследование (ПРИ) позволяет определить примерные размеры предстательной железы, ее конфигурацию и консистенцию. Его проводят также с целью выявления доброкачественной гиперплазии простаты, опухолей прямой кишки, хронического простатита, а также для оценки тонуса анального сфинктера. На характер тактильных ощущений может повлиять различное положение больного (на боку, коленно-локтевое и т. д.), а также степень наполненности мочевого пузыря. Специфичность пальцевого ректального исследования в отношении выявления рака простаты невелика: только у 26-34% мужчин с подозрительными результатами обнаруживается рак предстательной железы. Как правило, подозрение на рак простаты при ПРИ возникает лишь на поздних стадиях процесса. Доля ложно-отрицательных диагнозов при этом исследовании достигает 40-60%.

Диагностическими признаками РПЖ при проведении ПРИ являются увеличенный объем и асимметрия простаты, наличие затвердеваний.

Трансректальное ультразвуковое сканирование (ТРУЗ) является основным методом инструментального исследования простаты. Наиболее информативные для выявления первичной опухоли результаты удается получить при продольном трансректальном сканировании. Основной закономерностью является снижение эхогенности в пораженных опухолью участках, хотя патогномоничных ультразвуковых признаков аденокарциномы, по-видимому, не существует, а у 15-20% пациентов, у которых клиническая стадия аденокарциномы предстательной железы установлена другими методами, эхографические изменения отсутствуют. Эхографическими симптомами аденокарциномы простаты являются единичные, четко очерченные фокусы сниженной эхогенности, множественные гипоэхогенные участки с расплывчатыми границами, изо- и гиперэхогенные фокусы. При прорастании опухоли за пределы капсулы предстательной железы на эхограммах наблюдается прорыв капсулы и гиперэхогенной жировой полоски, окружающей ПЖ.

Менее эффективно сканирование в поперечной плоскости, позволяющее лишь изучить симметричность предстательной железы и семенных пузырьков. Возможности трансабдоминального сканирования ограничены из-за низкого разрешения; при этом определяются общие размеры предстательной железы, но дифференцировать ее внутренние структуры не удается.

В целом прогностичность положительного результата при использовании только ТРУЗ не превышает 40-43%, поэтому обязательным является сочетание его с другими методами.

Существует ТРУЗ с использованием цветового допплеровского картирования, позволяющего изучать сосудистую архитектонику простаты. В этом случае наиболее информативным является продольное ультразвуковое сканирование, а для изучения спектральных характеристик кровотока — поперечное сканирование. В участках злокачественного поражения наблюдается снижение индекса резистентности на 12-15% по сравнению с кровотоком неизмененной предстательной железы. Для диагностики и дифференциальной диагностики цветовое допплеровское картирование имеет вспомогательное значение.

Почти все раковые опухоли, зарождающиеся в простате, являются аденокарциномами. Во многих западноевропейских странах и Америке аденокарцинома простаты — наиболее распространенный вид рака внутренних органов у мужчин; в США в 1991 году было зарегистрировано 122 тыс. заболевших, притом что раком легких в том же году заболели 101 тыс. мужчин. Ежегодная смертность от аденокарциномы простаты составляла в 1983 и 1984 годах 22,7 случая на 100 тыс. населения при заболеваемости 75,3 случаев на 100 тыс. населения. Заболеваемость и смертность от рака простаты имеют тенденцию к увеличению во всех странах. В России с 1985 по 1995 год заболеваемость РПЖ возросла с 6 до 12 случаев на 100 тыс. мужчин

Важная цель исследований рака каждого органа — найти сывороточные маркеры, которые могут определять присутствие и степень злокачественности заболевания, обеспечивать контроль его развития во времени и подтверждать успех или неудачу лечения. Рак простаты — первое злокачественное заболевание, для которого такая биохимическая оценка стала возможной по уровню простат-специфического антигена (ПСА). При наличии рака предстательной железы в клетках опухоли не только повышается продукция ПСА, но и значительно возрастает синтез антихимотрипсина. В результате увеличивается количество связанной и снижается содержание свободной фракции ПСА при увеличении общей концентрации этого антигена.

Нормальным считается содержание общего ПСА менее 4 нг/л, повышение уровня ПСА более 10 нг/л уже является показанием для проведения детального обследования для исключения рака простаты даже при нормальных данных ПРИ. При высоких цифрах общего ПСА биопсию предстательной железы проводят в обязательном порядке. С целью более точной интерпретации повышенных значений общего ПСА необходимо исследование концентрации свободного ПСА и расчет соотношения свободного и общего ПСА. При значении этого показателя ниже 15% требуется биопсия предстательной железы. При значении более 15% необходимы наблюдение и повторное обследование больного через шесть месяцев. Показатель 15% является границей для дифференциальной диагностики рака предстательной железы и доброкачественной гиперплазии простаты.

В определенных случаях изолированный показатель общего ПСА может соответствовать различным размерам опухоли. Его значимость теряется при наличии низкодифференцированного рака простаты.

Уровень ПСА является наиболее точным маркером для скрининговой диагностики рака предстательной железы, однако его возможности ограничены при определении стадии процесса, так как уровень ПСА не зависит от объема опухоли.

Одним из наиболее надежных способов диагностики рака простаты является мультифокальная игольчатая биопсия, выполняемая либо под ультразвуковым наведением, либо под пальцевым контролем. В последние годы для получения материала из предстательной железы используется биопсийный пистолет. Рекомендуется отбирать шесть цилиндрических проб длиной 15 мм, расположенных равномерно — по три в среднесагиттальной плоскости каждой доли на равном расстоянии друг от друга. Глубина отбора и ориентировка индивидуальной пробы выбираются с таким расчетом, чтобы полностью пересечь периферическую зону простаты, толщина которой в среднесагиттальной плоскости редко превышает 10 мм, и войти в центральную зону железы. Нижний конец извлеченного столбика ткани помечают, прежде чем поместить его в формалин, что позволяет в дальнейшем идентифицировать опухоли, зарождающиеся в центральной зоне. Мультифокальная биопсия дает возможность оценить объем опухоли, определить стадию ее развития по Глиссону и локализовать ее положение, что важно для выработки правильной тактики хирургического лечения. Получаемая волюметрическая информация также выгодно отличает способ забора ткани на биопсию в виде цельных столбиков от метода аспирации.

При обнаружении в биоптате картины рака предстательной железы необходимо определение степени дифференцировки опухоли, от которой во многом зависит ее биологическое поведение и, следовательно, дальнейшая лечебная тактика. Общепринятая в России в настоящее время “Гистологическая классификация ВОЗ опухолей предстательной железы” (1980, № 22) основное внимание уделяет формально-гистологическому типу опухоли, который не является определяющим в плане установления ее биологического поведения и выбора наиболее эффективных методов лечения. В этом отношении более продуктивна система степеней гистологической дифференцировки рака предстательной железы по Глиссону (1977), используемая в национальной программе США по борьбе с раком.

Система Глиссона основана преимущественно на гистоархитектурных критериях. Процесс дедифференцировки определяется как потеря способности вновь образующихся опухолевых клеток формировать железы.

Согласно этой системе различают пять степеней дифференцировки опухоли. При изучении препаратов с наличием рака предстательной железы патолог должен выделить две основные картины: “первичную”, или преобладающую, занимающую наибольшую площадь образца, и “вторичную”, т. е. вторую по величине, а затем определить степень дифференцировки по Глиссону каждой из них. Дополнительные участки строения меньших площадей и участки, занимающие меньше 5% общей площади рака, игнорируются. Сумма степеней и определяет индекс Глиссона. В случае практически полной однородности структуры для получения индекса определяемая степень Глиссона удваивается. Чем ниже индекс Глиссона, тем эффективнее лечение и лучше прогноз для больного.

Первые три степени (степени 1, 2, 3), расцениваемые как наиболее хорошо дифференцированные, сходны по структуре с нормальной предстательной железой. Эпителиальные ткани хорошо отграничены от окружающей стромы, железы образованы одним слоем эпителиальных клеток, окружающих железистые просветы. Тем не менее выявляется менее упорядоченное ветвление желез по сравнению с доброкачественными простатическими протоками и ацинусами. Злокачественные железистые структуры имеют тенденцию к разнообразию размеров и формы желез, величины просветов.

Различия первых трех степеней незначительны. Если железы однородны, а признаки инвазии отсутствуют или выражены слабо, опухоль может быть отнесена к 1-й или 2-й степени дифференцировки. Эти степени могут быть также установлены, если клетки имеют светлую цитоплазму, которая более, чем темная, увеличивает сходство с нормальной тканью. В очень маленьких образцах отличие от нормальной ткани должно основываться не только на архитектонике, оно также должно быть подтверждено цитологическими критериями, например очень крупными ядрышками.

Важным исключением из этих правил определения хорошо дифференцированных опухолей является криброзный вариант, который также относится к 3-й степени дифференцировки по Глиссону. Отличие криброзного варианта от рака 4-й степени дифференцировки — небольшие размеры опухолевых комплексов, сопоставимые с размерами крупных протоков, округлая форма, четкие границы, хорошо выраженный стромальный компонент.

Опухоли 4-й степени дифференцировки по Глиссону характеризуются большим разнообразием гистологических проявлений и отсутствием сформированных желез, свойственных первым трем степеням.

Опухоли 5-й степени дифференцировки являются наиболее слабо дифференцированными, с едва различимыми или практически отсутствующими железистыми структурами, с крупными полями опухолевых клеток практически без каких-либо просветов. Опухолевые клетки обычно имеют скудную цитоплазму.

К 5-й степени дифференцировки обычно относят рак типа камедокарциномы. Под этим вариантом описывается интрадуктальный рак с наличием небольших криброзных участков по периферии и с тотальным некрозом клеток в центре опухолевых комплексов. Это единственный вариант рака предстательной железы, в котором отмечается некроз опухолевых клеток. Статистически доказано, что наличие подобных неинвазивных участков связано с крайне плохим прогнозом, сопоставимым с прогнозом при инвазивном раке 5-й степени дифференцировки.

Определение индекса Глиссона при обнаружении рака в биоптате предстательной железы совершенно необходимо. Однако и система Глиссона не лишена недостатков. Во-первых, по биоптату не всегда удается определить биологическое поведение опухоли для индивидуального больного: рак предстательной железы характеризуется большим разнообразием гистологических структур даже в пределах одной опухоли, а биопсийный образец имеет весьма небольшие размеры. Во-вторых, биологическое поведение опухоли может быть обусловлено потерей дифференцировки на небольших участках и не связано с доминирующими структурами.

Более точное предсказание о поведении опухоли можно сделать на основании ее объема, определяемого при радикальной простатэктомии. Объем опухоли, как правило, коррелирует со степенью ее дифференцировки и в равной степени с наличием метастазов в лимфатические узлы и отдаленных метастазов. Поэтому он является важным фактором в определении клинической стадии заболевания и в сочетании со степенью дифференцировки наиболее точно отражает биологическое поведение опухоли.

Компьютерная томография не является эффективным методом, она непригодна для дифференцирования рака предстательной железы и доброкачественной гиперплазии. Главная задача КТ состоит в оценке состояния тазовых и абдоминальных лимфатических узлов. В диагностике поражения лимфатических узлов решающее значение имеет изменение их формы и увеличение размеров более чем на 1–1,5 см.

Магниторезонансная томография (МРТ) позволяет оценить вовлечение в процесс уретры, различных отделов простаты, мочевого пузыря, клетчатки, мышцы, поднимающей наружный сфинктер прямой кишки, семенных пузырьков и лимфатических узлов. Преимущество МРТ по сравнению с КТ состоит в возможности выбора проекции: аксиальной, саггитальной и коронарной. Возможно получение объемного изображения, создаваемого посредством комбинирования коронарной и сагиттальной проекций. МРТ лучше отражает внутрипростатические изменения, чем КТ. Тем не менее распознавание ткани, пораженной доброкачественной или злокачественной опухолью, производится недостаточно надежно.

Скрининг рака простаты должен проводиться начиная с поликлинического отделения. Всем мужчинам старше 50 лет вне зависимости от наличия жалоб один раз в год необходимо выполнение пальцевого ректального исследования и определение уровня ПСА. При повышении ПСА выше 4 нг/мл показано определение соотношения свободного и общего ПСА и выполнение трансректального ультразвукового исследования.

Дальнейшее обследование пациентов предпочтительнее проводить в специализированных стационарах — урологических либо онкологических отделениях. Выполнение трансректальной мультифокальной биопсии простаты показано при повышении ПСА выше 10 нг/мл, в случае, когда соотношение свободного и общего ПСА больше 15%, при выявлении гипоэхогенных зон на трансректальном ульразвуковом сканировании и при наличии пальпируемого твердого образования в предстательной железе.

Всем больным с верифицированным диагнозом необходимо выполнение остеосцинтиграфии для выявления костных метастазов. Применение компьютерной или магниторезонансной томографии показано больным, в отношении которых планируется радикальное хирургическое или лучевое лечение для выяснения состояния тазовых лимфатических узлов.

В диагностике рака предстательной железы только один метод — биопсия — является инвазивным. При выполнении трансректальной биопсии возможно несколько осложнений: инфицирование простаты с последующим развитием острого простатита и уретроррагии. Всем больным, перенесшим биопсию простаты, необходимо назначение пероральных антибиотиков, предпочтительно группы цефалоспоринов, для профилактики воспалительных осложнений. Уретроррагия не бывает обильной и в большинстве случаев прекращается самостоятельно в течение первых суток после биопсии. Абсолютных противопоказаний к проведению диагностического поиска для выявления рака предстательной железы не существует, препятствием может служить только крайне тяжелое состояние больного.