Изучение влияния активности биаминов на развитие красного плоского лишая с учетом клинического течения у этих больных

В статье приводятся данные изучения влияния активности содержания компонентов 5-гидрокситриптамина, моноаминоксидазы типа А на развитие красного плоского лишая с учетом клинического течения у этих больных. Рассматриваются сопутствующие заболевания и наибо




Study of influence of biomine activity on development of lichen planus, taking into account the clinical course of this disease

The article presents the data of studying the impact of the activity of the contents of 5-hydroxytryptamine components of monoamine oxidase type A on the development of lichen planus, taking into account the clinical course of this disease. The concomitant diseases and the most common trigger factors that lead to occurrence of clinical signs of lichen planus were considered.

РЕКЛАМА

Красный плоский лишай относится к одному из часто встречающихся хронических, воспалительных, рецидивирующих, полиэтиологических заболеваний кожи и слизистой полости рта. В последние десятилетия отмечается рост заболевания, варьирующий до 2,5% среди патологии кожи и от 0,1% до 4% общей численности населения. Заболевание появляется в любом возрасте, но большинство случаев приходится от 30 до 60 лет. Красный плоский лишай отличается от многих других дерматозов частотой сочетания с различными соматическими болезнями, в том числе особое значение в возникновении красного плоского лишая придается нарушениям функций нервной системы и психосоматическим нарушениям [1–6]. В патогенезе заболевания, придавая ведущее значение гиперчувствительности замедленного типа в формировании патологического процесса в коже, многие авторы отмечали участие биогенных аминов и простагландинов, особенно на ранних этапах возникновения морфологичеcких признаков болезни. Под влиянием провоцирующих факторов риска (психоэмоциональный стресс, травма (механичеcкая, химическая и др.); эндокринные и метаболичеcкие нарушения) повышается чувствительность и восприимчивость клеточных элементов кожи к патогенному действию антигенов и киллеров, увеличивается уровень адреналина в крови и тканях, что способствует повышенному освобождению гистамина, серотонина, брадикинина и обусловливает повышение проницаемости сосудистой стенки, появление основного субъективного признака — зуда. В свою очередь, основное влияние на передачу нервного импульса оказывает моноаминоксидаза типа A, поскольку она создает в пресинаптическом волокне физиологический уровень нейромедиаторов и устанавливает адекватный уровень серотонина на его рецепторах [7–9]. В связи с этим нами была поставлена цель исследования: изучение влияния активности содержания компонентов 5-гидрокситриптамина, моноаминоксидазы типа А на развитие красного плоского лишая и характеристики тревожно-депрессивных расстройств с учетом клинического течения у этих больных.

Материал и методы исследования

Нами было обследовано 62 пациента с красным плоским лишаем с включением клинико-биохимических методов диагностики. В качестве основных методов исследования использовались: клинический, биохимический, психологический, статистический. В качестве единицы наблюдения были взяты случаи заболевания красным плоским лишаем. Условием отбора контингента амбулаторных больных для включения в данное исследование было их соответствие диагностическим критериям и дефинициям МКБ-10 — раздел «Болезни кожи и подкожной клетчатки» (L 43). Клиническое обследование больного красным плоским лишаем включало оценку жалоб, изучение анализа основного заболевания, исследование состояния дерматологического статуса, при этом оценивалась окраска, форма, четкость границ очагов поражения, наличие на их поверхности сетки Уикхема. Для выявления динамики, распространенности и тяжести течения красного плоского лишая была использована шкала индекса ILP (Index Lichen Planus), расчет которого был основан на объективной оценке (интенсивности и распространенности кожных поражений). Каждый из четырех объективных признаков (эритема, инфильтрация/папулы, экскориации и лихенизация) оценивался по 4-уровневой шкале: 0 — отсутствие, 1 — слабые, 2 — умеренные, 3 — сильные [10]. Количественное ацилирование 5-гидрокситриптамина проводилось у 37 пациентов с подострой и хронической формой красного плоского лишая иммуноферментным анализом с использованием набора Serotonin ELISAFast Track, основанного на твердофазном конкурентном варианте иммуноферментного анализа. Содержание моноаминоксидазы типа А определялось у этих же больных по методу Mc. Eiven в модификации Д. М. Аронова, З. М. Киселевой. Методика определения активности моноаминоксидазы типа А основана на ее свойстве превращать бензиламин в бензальдегид. Психологическое обследование проводили с помощью ряда психометрических шкал: шкала локус-контроля Дж. Роттера (шкала интернальности) — для выявления экстернального/интернального типа личности; шкала тревоги Гамильтона (HARS) [11]. Больные были разделены на две группы. В первую группу вошли больные красным плоским лишаем хронической формы (30 пациентов). Вторую группу составили больные красным плоским лишаем подострой формы (27 человек). Интерпретация шкалы тревоги Гамильтона включала следующие градации: 17 баллов и менее свидетельствовали об отсутствии тревоги; 18–24 балла — о средней выраженности тревожного расстройства; 25 баллов и выше — о тяжелой тревоге. Под «локусом контроля» понималась устойчивая личностная характеристика, отражающая предрасположенность человека объяснять причины событий внешними или внутренними факторами. Предложенная методика выделяла два типа локуса контроля: экстернальный (ответственность за успехи и неудачи своей жизни приписываются внешним обстоятельствам) и интернальный (ответственность приписывается себе самому). Статистическая, математическая и графическая обработка полученных данных проведена с помощью пакета статистических программ Statistica 6.0, BioStat, программ Microsoft Оffice Excel 2007 и Microsoft Оffice Word 2007.

Результаты исследований

Проведенный анализ заболеваемости 62 больных красным плоским лишаем показал, что значительный процент обследованных составили больные в возрастных группах от 31 до 40 лет (38,7%). Средний возраст больных составил 37,8 ± 0,8 года. Распространенный характер патологического процесса у женщин регистрировался в 1,7 раза чаще, чем у мужчин (62,9% и 37,1% соответственно). Среди обследованных преобладали больные с высшим образованием (48,4%), высокую нервно-психическую нагрузку на рабочем месте больные отмечали в 33,9% случаев, не удовлетворены настоящей работой 38,7% пациентов, у 27,4% больных режим дня не был организован, не соблюдали режим питания 26,3% пациентов, имели неблагоприятный микроклимат на работе 51,6% больных, в плохих жилищных условиях проживали 4,8% обследованных, наследственная отягощенность выявлена у 17,7% больных. К наиболее распространенным триггерным факторам, приводящим к появлению клинических признаков красного плоского лишая, относились обострения хронических заболеваний (53,2%), психоэмоциональные факторы (41,9%), фокальная инфекция (24,2%), прием различных медикаментозных средств (12,9%).

Результаты исследования показали, что у больных красным плоским лишаем преобладали патология сосудов и сердца (56,4%), заболевания пищеварительной системы (37,1%), эндокринные заболевания (29,0%), гепатиты (25,8%), хронические бронхиты (17,7%), аллергические заболевания (14,5%), гинекологические заболевания (9,6%), хирургические вмешательства (8,1%), травмы (4,8%) (рис. 1).

Сопутствующие заболевания у больных красным плоским лишаем

Проведенные клинические исследования показали, что наибольший удельный вес приходился на больных с перманентным течением красного плоского лишая либо с рецидивами заболевания более 3 раз в год и торпидными к стандартным методам терапии (80,6%). У обследованных больных визуализировалась типичная форма красного плоского лишая в 77,4% случаев, фолликулярная — в 8,1%, гипертрофическая — в 6,5%, кольцевидная — в 4,8%, линейная — в 3,2% случаев (рис. 2).

Типичная форма красного плоского лишая на коже была представлена полигональными дермоэпидермальными папулами диаметром 1–3 мм, имеющими пупкообразное центральное западение, отсутствием тенденции к периферическому росту, наличием так называемой сетки Уикхема, просматриваемой в глубине папул после нанесения на поверхность воды или глицерина. Высыпания папул имели синюшно-красную или лиловую с перламутровым оттенком окраску и полированный блеск при боковом освещении. Прогрессирующая стадия продолжалась в среднем 5,7 ± 0,3 недели и характеризовалась изоморфной реакцией Кебнера. Достигнув величины 3–4 мм, папулезные элементы в дальнейшем переставали увеличиваться и имели выраженную тенденцию к слиянию между собой, образуя более крупные очаги в виде бляшек, различных фигур, колец. В этот период развития дерматоза на поверхности бляшек визуализировалась сетка Уикхема в виде мелких беловатых крупинок и линий, обусловленных неравномерно выраженным гипергранулезом. Лихеноидные папулы располагались симметрично на сгибательных поверхностях предплечий, боковых поверхностях туловища, на животе, слизистых оболочках полости рта и половых органов. У одного больного (1,6%) очаги поражения были генерализованными и приобрели характер эритродермии. По нашим данным, при клиническом обследовании больных подострой стадией красного плоского лишая средний индекс Ласпейреса (ILP) составил 12,3 ± 0,5 балла, в период обострения хронической стадии красного плоского лишая индекс ILP — 14,1 ± 0,8 балла.

В результате проведенного исследования установлено, что у больных подострой формой красного плоского лишая уровень 5-гидрокситриптамина значимо выше контрольной группы, а содержание моноаминоксидазы типа А имеет тенденцию к повышению. В то же время у больных хронической формой красного плоского лишая уровень 5-гидрокситриптамина имеет тенденцию к снижению, а содержание моноаминоксидазы типа А значимо выше нормы. По-видимому, изменения активности 5-гидрокситриптамина и моноаминоксидазы крови при различной степени выраженности клинической картины и течения заболевания отражают изменение интенсивности метаболизма биогенных аминов, адаптационно-компенсаторные сдвиги в организме больных красным плоским лишаем (табл.).

Содержание биоаминов в сыворотке крови у больных красным плоским лишаем

Значения показателя тревоги, согласно шкале HARS, статистически достоверно превалировали в 1-й группе по сравнению со 2-й (р < 0,001). У пациентов с хронической формой красного плоского лишая показатель среднего балла тревоги соответствовал умеренной форме тревожного состояния, в группе больных подострой формой красного плоского лишая — легкой. По результатам тестирования с использованием опросника Дж. Роттера было установлено, что в общей выборке доминировали пациенты с экстернальным типом личности — 31 (54,3%) (р < 0,001). Также у больных хронической формой красного плоского лишая статистически достоверно чаще регистрировалось сочетание с экстернальным типом личности, чем с интернальным, — 36,8% и 15,9% соответственно (р < 0,01). Среди обследованных лиц с хронической формой красного плоского лишая экстернальный тип личности в большем проценте случаев выявлялся у женщин (22,8%), чем у мужчин (14,0%) (р < 0,01).

Заключение

Таким образом, по результатам нашего исследования установлено, что у больных красным плоским лишаем преобладает патология сосудов и сердца, наибольший удельный вес (80,6%) приходится на больных с перманентным течением красного плоского лишая, рецидивами заболевания более трех раз в год и торпидными к стандартным методам терапии. В сыворотке крови уровень 5-гидрокситриптамина и содержание моноаминоксидазы типа А зависят от клинического течения красного плоского лишая. У больных хронической формой красного плоского лишая формируются депрессивные нарушения, протекающие с выраженным проявлением тревоги на фоне тенденции к снижению уровня 5-гидрокситриптамина и повышения содержания моноаминоксидазы типа А. Проведение лечебных мероприятий с учетом этих показателей безусловно приведет к повышению эффективности терапии и позволит добиться клинического улучшения дерматологического статуса больных красным плоским лишаем.

Литература

  1. Picardi A., Abeni D. Stressful life events and skin diseases: disentangling evidence from myth // Psychotherapy and Psychosomatics. 2001. 70 (3). Р. 118–136.
  2. Юсупова Л. А., Ильясова Э. И. Красный плоский лишай: современные патогенетические аспекты и методы терапии // Практическая медицина. 2013. № 3. С. 13–17.
  3. Хайретдинова К. Ф., Юсупова Л. А. Психологические аспекты диагностики психических нарушений при красном плоском лишае. Сборник материалов 16-го Международного конгресса ESDAP. 2015. С. 42–43.
  4. Kimyai-Asadi A., Usman A. The role of psychological stress in skin disease // Journal of Cutaneous Medicine and Surgery. 2001. 5 (2). Р. 140–145.
  5. Хайретдинова К. Ф., Юсупова Л. А. Современный взгляд на проблему красного плоского лишая // Лечащий Врач. 2015. № 7. С. 61–65.
  6. Хайретдинова К. Ф., Юсупова Л. А. Изучение эмоционально-личностной сферы у больных красным плоским лишаем. Сборник материалов 16-го Международного конгресса ESDAP. 2015. С. 43–44.
  7. Довжанский С. И., Слесаренко Н. А. Клиника, иммунопатогенез и терапия плоского лишая // Русский медицинский журнал. 1998. № 6. С. 348–350.
  8. Хайретдинова К. Ф., Юсупова Л. А. Исследование клиникоиммунологических и психологических расстройств больных красным плоским лишаем // Актуальные направления научных исследований: от теории к практике. 2015. № 3. С. 87–90.
  9. Хайретдинова К. Ф., Юсупова Л. А. Клинический случай кольцевидной формы красного плоского лишая // Практическая медицина. 2016. № 4. Т. 2. С. 158–160.
  10. Юсупова Л. А., Хайретдинова К. Ф. Влияние активности цитокинового профиля и компонентов адаптивного иммунитета на клиническое течение красного плоского лишая // Медэксперт. 2016. №. 1 (3). С. 59–61.
  11. Manolache L., Seceleanu-Petrescu D., Benea V. Lichen planus patients and stressful events // Journal of the European Academy of Dermatology and Venereology. 2008. 22 (4). Р. 437–441.

Л. А. Юсупова1, доктор медицинских наук, профессор
К. Ф. Хайретдинова

ГБОУ ДПО КГМА МЗ РФ, Казань

1 Контактная информация: yuluizadoc@hotmail.com

 

Изучение влияния активности биаминов на развитие красного плоского лишая с учетом клинического течения у этих больных/ Л. А. Юсупова, К. Ф. Хайретдинова.

Для цитирования:   Лечащий врач №11/2017; Номера страниц в выпуске: 11-13
Теги: кожные заболевания, дерматоз, рецидив, депрессия