Препараты Лайфферон и Реаферон-ЕС в лечении хронического вирусного гепатита С

Препараты Лайфферон и Реаферон-ЕС в лечении хронического вирусного гепатита С




Medications Lifferon and Reaferon-EC in the treatment of patients with chronic virus hepatitis C

РЕКЛАМА

На правах рекламы

Высокой практической значимостью обладают работы по изучению сравнительной эффективности схемы золотого стандарта лечения гепатита С препаратами интерферона альфа и рибавирина. Препарат Лайфферон, благодаря отсутствию в его составе человеческого альбумина, обладает низкой иммуногенностью и лучшим профилем безопасности.

Материалы и методы исследования

На базе кафедры инфекционных болезней факультета повышения квалификации Сибирского государственного факультета (СибГМУ) под наблюдением находился 41 пациент ХВГ С в возрасте от 23 до 52 лет: основная группа (n = 21) получала Лайфферон, группа сравнения (n = 20) — Реаферон-ЕС. Препараты вводились внутримышечно по 3 млн МЕ 3 раза в неделю в сочетании с рибавирином (Рибапег) — 1000–1200 мг/сутки в течение 48 недель.

В основной группе 1-й генотип HCV встречался в 52% случаев, не 1-й генотип — в 48%, в группе сравнения — в 55% и 45% случаев соответственно. Низкая степень активности ХВГ С подтверждена у 86% больных, получающих Лайфферон, умеренная — у 14%, а в группе сравнения 70% и 25% соответственно и в 5% — выраженная степень активности. При статической сцинтиграфии печени у 38% и 30% соответственно были видимые признаки фиброза печени.

Результаты и их обсуждение

После первых инъекций препаратов, независимо от группы исследования, наблюдали развитие гриппоподобного синдрома, длительность его в группе принимавших Реаферон-ЕС (67%) была выше (р < 0,005), чем в основной группе больных (16%).

Через 12 недель терапии в основной группе отмечалось снижение активности аланинаминотрансферазы (АЛТ) и аспартатаминотрансферазы (АСТ) до нормальных значений (р < 0,05), в группе сравнения активность АЛТ снизилась в 2 раза (р < 0,05), а АСТ в 2,4 раза (р < 0,05), различия в группах не достоверны (p > 0,05). Нормализацию биохимической активности регистрировали в 80,9% и 80% случаев соответственно, что является одним из ранних критериев эффективности противовирусной терапии при ХВГ С.

Анализ активности сывороточного интерферона α (ИФН-α) показал, что на 15-й день уровень активности ИФН-α в группе сравнения снижался в большей степени (р < 0,05). Так, через 6 часов после введения препаратов в основной группе уровень противовирусной активности ИФН-α снижался в 1,5 раза от его максимальных значений, а в группе получавших Реаферон-ЕС — в 2,3 раза соответственно.

В конце 12-й недели противовирусной терапии у 14 больных (70%) основной группы и у 14 больных (70%) группы сравнения зарегистрирован отрицательный результат теста полимеразной цепной реакции (PCR-HCV-RNA). Для пациентов с не 1-м генотипом НСV ранний вирусологический ответ (РВО) составил 100% в обеих группах исследований.

Через 48 недель (из числа ответивших на лечение с РВО) вирусологический ответ был получен у 92% больных в основной группе и у 85% в группе сравнения. Биохимический ответ на этом этапе наблюдения был получен у всех ответивших на лечение больных.

Устойчивый вирусологический ответ (УВО) через 24 недели после завершения терапии регистрировали у 83% больных, получавших Лайфферон, и у 69% больных, получавших Реаферон-ЕС. Среди пациентов из основной группы с 1-м генотипом вируса гепатита С УВО наблюдался у 60%, не 1-го генотипа — у 100%; среди пациентов группы сравнения с 1-м и не 1-м генотипами — у 50% и 86% соответственно.

Выводы

При сравнительном изучении препаратов Лайфферон и Реаферон-ЕС в комбинации с Рибапегом значимых различий по эффективности не установлено, при назначении препарата Лайфферон в целом переносимость терапии и частота нежелательных лекарственных реакций была несколько лучше, чем при назначении Реаферон-ЕС. Таким образом, назначение препаратов Лайфферон, Реаферон-ЕС является эффективным методом лечения ХГС, обеспечивая высокую частоту (69–83%) формирования УВО.


Е. И. Петрова*, К. И. Чуйкова*, С. Н. Таргонский**, О. Н. Мухина**, М. Г. Шарыпова**

* ГБОУ ВПО СибГМУ МЗ РФ, Томск, ** ЗАО «Вектор-Медика», Новосибирск