Постнатальная профилактика аллергии к белкам коровьего молока у детей раннего возраста

У некоторых детей проявления пищевой аллергии обусловлены не белками женского молока, а поступлением пищевых антигенов в женское молоко. Использование новозеландского козьего молока взамен коровьего молока в диетическом и лечебном питании матерей улучшает




Post-natal preventive maintenance of allergy to the proteins of cow's milk in the children of the early age

In some children the manifestations of food allergy are caused not by the proteins of female milk, but by the entering of food antigens into the female milk. The use of New Zealand goat's milk instead of cow's milk in the dietary and therapeutic nourishment of the mothers improves the state of children with atopic dermatitis.

аллергия к белкам коровьего молока у детейНесмотря на несомненные преимущества естественного вскармливания, у некоторых детей проявления пищевой аллергии обусловлены не белками женского молока, а нарушениями питания кормящих матерей, поступлением пищевых антигенов и других иммунологических факторов в женское молоко [1–7]. Учитывая тот факт, что для больного ребенка одним из основных причинно-значимых аллергенов в рационе кормящей матери является коровье молоко, были разработаны соответствующие элиминационные диеты для их питания. Значительный интерес представляла не просто элиминация коровьего молока из рациона кормящих матерей, а его замена на адекватные продукты, свободные от антигенных детерминант, характерных для коровьего молока. Целью работы явилась клинико-иммунологическая оценка диетотерапии матерей у детей с атопическим дерматитом на фоне исключительно грудного вскармливания.

Под наблюдением находились 100 пар мать/дитя, которые были разделены на две группы. У всех больных детей имел место атопический дерматит, ассоциированный с аллергией к белку коровьего молока (БКМ). Первую группу составили 43 пары мать/дитя, при этом кормящие матери получали элиминационную диету с заменой коровьего молока и продуктов на его основе на полноценное быстрорастворимое новозеландское козье молоко Амалтея, предназначенное для кормящих матерей. Во вторую группу вошли 57 пар мать/дитя, кормящие женщины из этой группы получали только элиминационную диету с исключением всех видов молока. Для определения степени тяжести атопического дерматита использовалась полуколичественная шкала SCORAD (Severity Scoring of Atopic Dermatitis) [8]. Эффективность диетотерапии кормящих женщин оценивали по динамике клинических и иммунологических симптомов атопического дерматита у их детей через 1–3 месяца от начала лечения матерей и детей. Об иммунологической эффективности проводимого лечения у всех больных с аллергией к БКМ и атопическим дерматитом, находящихся на естественном вскармливании, судили по динамике показателей специфических IgE- и IgG-антител к белку коровьего молока, бета-лактоглобулину, казеину, соевому белку и к белку козьего молока и цитокинов.

Обработку полученных результатов исследования проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica фирмы StatSoft Inc. (США) для персонального компьютера.

Анализ показателей индекса SCORAD показал, что распределение детей до лечения по степени тяжести АД было одинаковым, в обеих группах больных преобладало тяжелое течение заболевания. У большинства пациентов обеих групп (94%) через 1–3 недели от начала лечения отмечалось клиническое улучшение кожных воспалительных процессов, показатели индекса SCORAD достоверно снизились. У части обследованных детей сохранялась сухость кожи, которая исчезла к 4–5-й неделе от начала лечения. Обострение атопического дерматита после введения в рацион кормящей мамы полноценного козьего молока Амалтея отмечалось только у 6 (13,9%) больных. После перевода женщин на безмолочную диету у этих детей была достигнута ремиссия атопического дерматита.

Как показало проведенное иммунологическое исследование, у 65 обследованных детей с атопическим дерматитом из обеих групп повышение в сыворотке крови уровня общего IgE > 15 МЕ/мл отмечалось у 12 (18,5%) больных первой группы и у 19 (29,2%) пациентов из второй группы. Самые высокие показатели общего IgE имели место во второй группе детей, матерям которых в дальнейшем была назначена гипоаллергенная безмолочная диета. На фоне проводимого лечения у больных из обеих групп с атопией значения общего IgE в крови достоверно снизились.

После перевода кормящих матерей на диетотерапию и проведения у наблюдаемых больных противоаллергической терапии у детей обеих групп отмечалось снижение концентрации аллергенспецифических IgE-антител к белкам коровьего молока в крови. Содержание аллергенспецифических IgE-антител к соевому белку и козьему белку в крови не превышало значений, соответствующих первому классу аллергии (низкая степень сенсибилизации) до лечения с дальнейшим понижением их концентрации до нормальных значений на фоне проводимого лечения. Обращало на себя внимание то, что в группе детей, матери которых употребляли козье молоко в составе получаемой гипоаллергенной диеты, аллергенспецифические IgE-антитела в крови к козьему молоку не были обнаружены. Достоверных различий в динамике показателей аллергенспецифических IgE-антител между группами наблюдаемых пациентов на фоне лечения не было зарегистрировано.

На фоне проводимой комплексной терапии матерей и детей концентрация IgG-антител к изучаемым видам белков у наблюдаемых больных также снижалась и соответствовала первому классу аллергии (низкая степень). Достоверных различий между показателями IgG-антител у детей первой и второй групп на фоне лечения не отмечалось.

Кроме того, была проведена оценка динамики уровня аллергенспецифических IgE- и IgG-антител и общего IgE в молоке кормящих женщин на фоне проводимой диетотерапии. Содержание общего IgE в молоке кормящих женщин второй группы на фоне безмолочной диеты достоверно снижалось. В первой группе концентрация общего IgE была ниже, чем во второй, и сохранялась невысокой на фоне диеты с включением в рацион питания новозеландского козьего молока. В первой и второй группах матерей на фоне проводимой диетотерапии отмечалось исчезновение аллергенспецифических IgE-антител к козьему молоку в грудном молоке, а во второй группе — и к коровьему молоку. Что касается специфических IgG-антител в женском молоке, то в первой группе женщин IgG-антитела к коровьему молоку исчезали, а к козьему молоку не определялись ни до, ни после лечения.

Анализ динамики показателей интерлейкинов (ИЛ) в крови у больных детей на фоне проводимой комплексной терапии и в зависимости от рационов питания их матерей показал, что имела место тенденция к снижению концентраций ИЛ-2 и ИЛ-13 в крови у пациентов обеих групп. Зафиксирована положительная динамика показателей интерферона-g, фактора некроза опухоли-α, а также факторов миграции лейкоцитов — молекул межклеточной адгезии 1-го типа (ММКА-1) и sE-selectinЕ-селектина в крови в сторону их снижения в обеих группах больных на фоне лечения.

Таким образом, на фоне проведенного лечения, которое включало диетотерапию кормящих матерей и противоаллергическое лечение их детей, у пациентов обеих групп была получена не только ремиссия заболевания, но и было сохранено грудное вскармливание. Сохранение грудного вскармливания у таких детей будет способствовать снижению риска пищевой сенсибилизации и формированию иммунологической толерантности к пищевым антигенам с помощью эффекта иммуномодуляции и влияния на мукозальный иммунитет. Диетотерапия, проводимая у кормящих матерей, оказывала положительное влияние на уровень в грудном молоке общего IgE и аллергенспецифических IgE- и IgG-антител к белкам коровьего и козьего молока. В группе матерей, получавших в составе пищевого рациона новозеландское козье молоко Амалтея взамен коровьего молока, отмечалось исчезновение в грудном молоке аллергенспецифических IgE-антител к козьему молоку, что указывает на целесообразность использования козьего молока в диетическом и лечебном питании [9–11]. Полученные результаты подтверждают целесообразность проведения диетологических мероприятий у кормящих матерей, имеющих детей с атопическим дерматитом, особенно если атопический дерматит вызван аллергией к белкам коровьего молока.

Литература

  1. Национальная программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации. Союз педиатров России. М., 2010, с. 29–33.
  2. Денисова С. Н., Белицкая М. Ю., Сенцова Т. Б. Результаты антенатальной профилактики пищевой аллергии у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2009, 54 (5), с. 109–113.
  3. Greer F. R., Sicherer S. H., Burks A. W. Effects of early nutritional interventions on the development of atopic disease in infants and children: the role of maternal dietary restriction, breastfeeding, timing of introduction of complementary foods, and hydrolyzed formulas // Pediatrics. 2008, 121, p. 183–191.
  4. Bottcher M. F., Jenmalm M. C., Bjorksten B. Cytokine, chemokine and secretory IgA levels in human milk in relation to atopic disease and IgA production in infants // Pediatr. Allergy Immunol. 2003. 14 (1). Р. 35–41.
  5. Laiho K., Lampi A. M., Hamalainen M. Breast milk fatty acids, eicosanoids and cytokines in mothers with and without allergic disease // Pediatr. Res. 2003. 53. Р. 642–647.
  6. Kramer M. S. Does breast feeding help protect against atopic disease? Biology, methodology, and golden jiubilee of controversy // J. Pediatr. 1988. 112. P. 181–190.
  7. Yang Y. W., Tsai C. L., Lu C. Y. Exclusive breastfeeding and incident atopic dermatitis in childhood: a systematic review and meta-analysis of prospective cohort studies // Br. J. Dermatol. 2009. 161. P. 373–383.
  8. Kunz B., Oranje A. P., Labreze L., Stalder J. F., Ring J., Taieb A. Clinical validation and guidelines for the SCORAD index: consensus report of the European Task Force on atopic dermatitis // Dermatology. 1997. 195. Р. 10–19.
  9. Денисова С. Н., Вахрамеева С. Н., Иванина Е. К., Конно В. И., Конь И. Я. Эффективность адаптированной смеси на основе козьего молока у детей первого года жизни с атопическим дерматитом // Детский доктор. 2001. № 4. С. 70–73.
  10. Bevilacqua C. et al. Goat’s milk of defective alpha (s1)-casein genotype decreases intestinal and systemic sensitization to beta-lactoglobulin in guinea pigs // J. Dairy Res. 2001. 68. P. 217–227.
  11. Боровик Т. Э., Семенова Н. Н., Лукоянова О. Л., Звонкова Н. Г., Скворцова В. А., Захарова И. Н., Степанова Т. Н. О возможности использования козьего молока и адаптированных смесей на его основе в детском питании // Вопросы современной педиатрии. 2013. 12 (1). С. 1–8.

С. Н. Денисова*, 1, доктор медицинских наук
М. Ю. Белицкая**, кандидат медицинских наук
Т. Б. Сенцова***, доктор медицинских наук, профессор
С. В. Богданова*

*ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н. И. Пирогова МЗ РФ,
**ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского ДЗМ,
***ФГБУ НИИ питания РАМН,
Москва

1 Контактная информация: sndenisova@rambler.ru

Купить номер с этой статьей в pdf




Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: