Экономические аспекты кадровых проблем в здравоохранении

Рассмотрены современные тенденции занятости в здравоохранении в мире и в России, особенности занятости врачей в различных регионах России, существующие проблемы и рекомендации относительно кадровой политика в здравоохранении нашей страны.




Economic aspects of staff problems in health care.

Modern trends of employment in the field of health care in Russia and worldwide were considered, as well as characteristics of doctor's employment in different regions of Russia, existing problems and recommendations related to recruitment strategy in health care system in our country.

В любой отрасли современной экономики важнейшим фактором производства является труд. В последние десятилетия труд в сфере здравоохранения все больше специализируется. В медицинских учреждениях заметно возрастает роль лаборантов, техников, технологов, инженеров, экономистов, менеджеров и финансистов. Особенности труда в здравоохранении связаны со спецификой производимого «продукта». Так, несмотря на бурное развитие новых технологий в медицине, замена труда капиталом здесь возможна лишь в ограниченных пределах. Это классический пример отрасли, где труд, то есть «человеческий капитал», и капитал материально-технический выступают скорее комплементами, чем субститутами. Именно поэтому важнейшей стратегической составляющей развития здравоохранения является оптимизация управления кадровыми ресурсами.

Современные тенденции занятости в здравоохранении являются подтверждением все большей популярности медицинских профессий в развитых странах мира. Такую динамику теоретически можно объяснить ростом спроса на труд или его предложения. Зачастую увеличение занятости в здравоохранении связывают с проблемой старения населения. Изменение демографической структуры действительно требует увеличения численности врачей и медицинских сестер, так как пожилым людям объективно нужна более интенсивная медицинская помощь. Другим фактором, влияющим на увеличение числа занятых в здравоохранении, является рост потребностей пациентов, усложнение медицинских услуг, требующих дополнительных трудовых ресурсов.

С другой стороны, встает вопрос о том, насколько экстенсивный рост трудовых ресурсов в здравоохранении способствует повышению эффективности этой отрасли. По данным World Development Indicators темпы роста численности врачей в 20 рассмотренных странах (в том числе в России) опережают темпы роста продолжительности жизни. В России, даже в начале 1990-х гг., когда занятость в стране в целом сокращалась, относительная численность врачей почти не изменилась, а вскоре превысила достигнутый при социализме уровень и продолжает неуклонно расти. Вместе с тем динамика продолжительности жизни в нашей стране не позволяет нам говорить о растущих результатах труда в отрасли здравоохранения.

Обеспокоенные постоянным увеличением занятости в здравоохранении, многие развитые страны целенаправленно проводили политику сдерживания расходов. Так, Канада и Великобритания отреагировала на избыток врачей ограничением иммиграции медицинского персонала, Дания сократила длительность рабочего дня, Египет и Франция ограничили прием в медицинские учебные заведения, Германия и Мексика сократила образование. Это привело к сокращению темпов роста численности врачей, хотя и не позволило в целом переломить тенденцию ее увеличения.

Для российского здравоохранения кроме экстенсивного роста трудовых ресурсов в целом характерна и неэффективная их структура. Тогда как во всех развитых странах мира труд врачей замещается работниками более низкой квалификации, Россия идет по обратному пути. Так, доля врачей в общей численности занятых в здравоохранении в США в 2004 г. составляла 6,30%, в 2010 г. — 6,17%. В России этот показатель в 2004 г. составил 18,78%, в 2010 г. — 19,01%. Таким образом, самый дорогой ресурс используется малоэффективно и не по назначению.

Об этом свидетельствует и тот факт, что наряду с увеличением числа врачей проблемой большинства систем здравоохранения в мире является нехватка среднего медицинского персонала. И это независимо от моделей здравоохранения. Если по относительной численности врачей Россия стоит на одном из первых мест в мире, то пропорция «число медсестер/число врачей» в нашей стране значительно ниже, чем в большинстве развитых стран, и составляет 1,5/1.

Рынок труда медсестер имеет свои отличия от рынка труда врачей. Во-первых, это более массовая профессия, не требующая такого дорогого и продолжительного обучения. Оплата труда невысока, как и отдача от инвестиций в обучение. В результате для медицинской сестры часто оказывается экономически оправданным переход в другую сферу деятельности, где она может также использовать свои навыки, например стать няней, сиделкой. Поэтому для обеспечения системы здравоохранения медицинскими сестрами очень важно не только обучать и привлекать новых работников, но и создавать условия для стабильной занятости тех, кто уже трудится.

Стимулировать предложения труда медсестер можно путем увеличения числа рабочих мест и выпуска их медицинскими колледжами. Проблема низкой заработной платы и как следствие низкой занятости среднего медицинского персонала может рассматриваться как результат монопсонического рынка труда. Так, очень часто труд медсестер покупает единственная больница или амбулатория в городе или поселке. Это так называемая локальная монопсония — единственный производитель медицинских услуг, он же единственный покупатель труда медицинских работников. Впоследствии монопсонист устанавливает как цену труда, так и уровень занятости ниже, чем в случае с совершенной конкуренцией. Эта проблема иногда может успешно решаться государством с помощью увеличения законодательно установленной минимальной заработной платы. Если же, как это чаще всего бывает в секторе здравоохранения, государство само выступает работодателем в лице региональных или местных органов власти, оно может ограничиться повышением гарантированного минимума оплаты в данной конкретной сфере деятельности.

Во всем мире сохраняется тенденция усиления специализации и сокращение доли врачей общей практики. Так, в США с 1960 г. по 2010 г. доля врачей общей практики снизилась с 50% до 34% (Henderson, 2010 г.). В странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в целом число врачей выросло за последние 15 лет в среднем на 35%, но при этом прирост числа специалистов составил 50%, а врачей общей практики — лишь 20% (ОСЭР, 2011). В России же с 2004 г. по 2010 г. весь наблюдавшийся прирост численности врачей происходил за счет специалистов. Численность врачей общей практики тоже росла довольно быстрыми темпами. Однако они недостаточны для обеспечения существенных изменений в организации первичной медицинской помощи. На 1 января 2010 г. общее число работающих врачей общей практики достигло 6,5 тыс. человек, в то время как численность участковых терапевтов составила 39,4 тыс., участковых педиатров — 27,8 тыс. человек (Минздравсоцразвития РФ, 2010 г.). С 2005 по 2010 гг. по специальности «Общая врачебная практика (семейная медицина)» прошли подготовку в клинической ординатуре и на различных циклах повышения квалификации около 7 тыс. врачей. Но около 3 тыс. из них оказались не востребованы и продолжают работать в режиме участкового врача.

Реформирование первичной медицинской помощи имеет большие различия в региональном разрезе. В части субъектов РФ (Татарстан, Республика Карелия, Саха, Чувашия; Хабаровский край, Московская, Ленинградская, Калужская, Белгородская, Воронеж­ская, Самарская, Свердловская, Тверская, Тульская, Омская области, г. Санкт-Петербург) активно реализуют целевые программы развития общей врачебной практики. В то же время в 60% субъектов РФ врачей общей практики — единицы или их нет вообще. Обеспеченность такими врачами составляет 0,28 на 10 тыс. населения. Для сравнения: в европейских странах число врачей общей практики на 10 тыс. жителей в 2012 г. достигло в среднем 8.

Рост специализации врачей объясняется, с одной стороны, усложнением самой медицинской науки, появлением новых методов лечения и т. д., с другой стороны, оплата труда врачей специалистов выше, чем врачей общей практики. Это обуславливает повышение спроса на «узкие» специальности, и как следствие растет выпуск врачей-специалистов. Во многих странах мира пытаются сдерживать процесс специализации, т. к. он ведет к снижению аллокационной эффективности: использование врачей общей практики менее затратно (и с точки зрения образования, и с точки зрения заработной платы), а эффективность их деятельности выше.

Другая особенность занятости врачей — высокая географическая неравномерность распределения по территориям. Так, в России в 2010 г. при средней численности 49,4 врача на 10 тыс. населения регионы, наиболее обеспеченные врачебными кадрами, опережали средний уровень почти вдвое: Санкт-Петербург (83,5 врача на 10 тыс. населения), Чукотский автономный округ (81,6) и Москва (78,6). Но если Владимирская (34,4), Тульская (35,0) или Псковская (34,4) области могут частично компенсировать нехватку врачей за счет близости Москвы и Санкт-Петербурга, то население многих других регионов — например, Курганской области (27,7), Ульяновской области (36,4), Республики Ингушетии (23,4), Карачаево-Черкесской Республики (36,4) — лишены такой возможности. Географическая неравномерность распределения врачебных кадров по территории России за последние годы продолжает усиливаться.

Проблема географической дифференциации актуальна и для рынка труда медицинских сестер. В России в 2010 г. на 10 тыс. человек населения приходилось в среднем 108,6 человека среднего медицинского персонала. При этом наблюдались значительные различия названного показателя по регионам: в Калининградской области — 84,4, в Ленинградской области — 73,1, в Москве — 99,3. В то же время в ряде регионов показатель значительно превышал среднюю величину: в Архангельской области — 139,8, в Калмыкии — 132,5, в Республики Тыва — 136,6, в Эвенкийском автономном округе — 159,6. Таким образом, обеспеченность медсестрами выше в тех регионах, где их заработная плата мало отличается от среднего уровня, и ниже там, где больше альтернативных возможностей занятости.

Для изменения ситуации кадровая политика в здравоохранении нашей страны должна быть направлена на оптимизацию:

  • прогнозирования потребности в кадрах конкретных специальностей, планирования их подготовки и переподготовки;
  • научно-обоснованной системы набора кадров в медицинские вузы;
  • формирования целевых заказов на подготовку специалистов с заключением договоров между абитуриентами и учебными заведениями;
  • обеспечения взаимодействия с другими ведомствами, организациями и учреждениями по вопросам труда и кадров;
  • совершенствования системы оплаты труда.

Литература

  1. Боссерт Т. и соавт. Оценка финансирования, образования, управления и политического контекста для стратегического планирования кадровых ресурсов здравоохранения. Женева: ВОЗ, 2009. 86 с.
  2. Дашкова Е. С. Современные тенденции в подходах к системам мотивации персонала // Государственное управление. 2006. № 8.
  3. Стародубов В. И., Михайлова Ю. В., Леонов С. А. Кадровые ресурсы здравоохранения Российской Федерации: состояние, проблемы и основные тенденции развития // Электронный научный журнал «Социальные аспекты здравоохранения». 2010, № 1.
  4. Хананова Н. Альтернативные способы мотивации сотрудников // Управление компанией. 2002, № 3.
  5. Широкова И. Управление качеством медицинской помощи — главная задача отрасли // Российские аптеки. 2003, № 4.
  6. The world health report 2006: working together for health. Женева, Всемирная организация здравоохранения, 2006 г. (http://www.who.int/whr/2006/en/index.html, по состоянию на 16 сентября 2007 г.).

К. А. Егиазарян*, кандидат медицинских наук
Л. Ж. Аттаева**, кандидат медицинских наук

*ГБОУ ВПО РНИМУ им. Н. И. Пирогова МЗ РФ, **ФГБУ ЦНИИОИЗ МЗ РФ, Москва

Контактная информация об авторах для переписки: egkar@mail.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: