Статины — обязательный компонент терапии сахарного диабета 2-го типа

У пациентов с СД 2-го типа нарушены практически все процессы метаболизма, что повышает риск развития ССЗ. Только посредством многофакторного управления этими процессами с использованием статинов возможно снизить смертность пациентов и увеличить продолжите




Statins as a necessary component of 2nd type diabetes mellitus therapy

Patients suffering from 2nd type DM are exposed almost to all metabolism processes disorders which heightens the risk of cardio-vascular diseases (CVD) development. Only by means of multi-factor control of these processes, using statins, it's possible to reduce patients' mortality and increase their life expectancy.

Сахарный диабет (СД) сегодня представляет собой значимую проблему как для высокоразвитых, так и для развивающихся стран мира. По темпам прироста заболеваемости за последние 30 лет СД опередил инфекционные заболевания, такие как туберкулез и ВИЧ-инфекция. Важнейшей особенностью СД является высокая частота сердечно-сосудистых осложнений, приводящих к фатальным последствиям у 60–70% пациентов [1, 2]. СД как 1-го, так и 2-го типа в 4–10 раз повышают риск развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) по сравнению с людьми без СД [3, 4]. Многочисленная доказательная научная база позволила Американской кардиологической ассоциации причислить СД по риску к сердечно-сосудистым заболеваниям [5]. В частности, в рамках исследования OASIS Study (Organization to Asses Strategies for Ischemic Syndromes) доказано, что риск смерти вследствие любых сердечно-сосудистых причин абсолютно одинаков у пациентов с СД без ишемической болезни сердца (ИБС) в анамнезе и у пациентов с ИБС без указания в анамнезе СД (рис. 1) [6]. ИБС развивается у 70–80% пациентов с СД 2-го типа и у 40% пациентов с СД 1-го типа.

Степень риска летальных исходов у больных СД по отношению к больным без СД с и без ССЗ (OASIS)

В последние годы усилия ученых и практикующих врачей направлены не только на достижение контроля процессов метаболизма, улучшения качества жизни больных, но и на увеличение продолжительности жизни, которая у большинства пациентов с СД 2-го типа сокращается в связи с ранним развитием ИБС. СД 2-го типа ассоциируется с повышенным риском развития всех форм ИБС, включая стенокардию, безболевую ишемию миокарда, инфаркт миокарда, а также внезапную сердечную смерть. В структуре смертности пациентов с СД 2-го типа лидирующую позицию занимает инфаркт миокарда (54,7%) и инсульт (29%), против онкологии у пациентов с СД (10%), инфекции (6,7%), комы (3,1%) [7].

В соответствии с результатами Фрамингемского исследования [8], абсолютный риск ССЗ и смерти зависит от многих факторов, в частности, таких как артериальная гипертензия, дислипидемия, ожирение, питание, курение, потребление алкоголя, причем увеличение риска всегда более выражено у лиц женского пола. Между тем причинами высокой заболеваемости и смертности пациентов с СД от ССЗ служит тот факт, что помимо общих для всей популяции факторов риска ИБС, для пациентов с СД существуют факторы риска (ФР), специфичные только для этого заболевания [9].

Выделяют как общие факторы риска (наследственность по ИБС, возраст, женский пол, курение, ожирение, неправильное питание, злоупотребление алкоголем, гиподинамия, артериальная гипертензия, дислипидемия, гиперкоагуляция, менопауза), так и специфические для СД факторы риска (гипергликемия (натощак, постпрандиальная), инсулинорезистентность (ИР), гиперинсулинемия, вариабельность гликемии, микроальбуминурия (протеинурия) в связи с диабетической нефропатией).

Как известно, СД 2-го типа протекает бессимптомно на протяжении длительного периода, достигающего порой 10–15 лет, молчаливо участвуя в этот же период времени в формировании патологических изменений сосудов, а значит — в развитии ССЗ. Не случайно в момент установления диагноза «сахарный диабет» у многих пациентов добавляется диагноз «ишемическая болезнь сердца». Данные научных исследований убедительно свидетельствуют о том, что риск микрососудистых и макрососудистых осложнений СД ассоциируется с уровнем гликемии, вариабельностью гликемии, гликированным гемоглобином (HbA1c). Ранее полагали, что именно гипергликемия натощак повышает риск смерти от ССЗ более чем в 1,5–2 раза. Однако в последующем оказалось, что большую лепту, как убедительно продемонстрировали многочисленные исследования, вносит постпрандиальная гипергликемия. В частности, это было показано в исследовании DECODE (1999) [10], при котором оценивали у 25 000 пациентов риск смерти от любой причины, в том числе от ССЗ, в зависимости от уровня гликемии. И именно постпрандиальная гипергликемия в большей степени связана с риском летальных исходов и в настоящее время рассматривается как независимый фактор риска развития ССЗ у пациентов с СД. Анализ данных проспективного британского исследования по изучению СД (UKPDS) показал, что повышение уровня HbA1c только на 1% повышает риск смерти, связанный с СД, на 21%, инфаркта миокарда на 14%, болезней периферических сосудов на 43%, микрососудистых осложнений на 37%, экстракции катаракты на 19% [11]. В настоящее время все большее внимание акцентируется на таком факторе риска, как вариабельность гликемии, которую тесно ассоциируют с развитием ССЗ у пациентов с СД [12]. Формированию вариабельности гликемии, которая создает пики острой глюкозотоксичности, способствуют гипогликемические состояния у пациентов с СД, развивающиеся в силу разных причин.

Результаты длительного непрерывного мониторирования глюкозы и холтеровского мониторирования показывают сопоставимость вариабельности, сопровождающейся болями за грудиной и изменениями на электрокардиограмме (ЭКГ) с таковыми при гипогликемии и отсутствием таковых изменений при гипергликемии, несмотря на ее более значительное число эпизодов (табл. 1).

К другим специфическим факторам, способствующим развитию ССЗ, относят инсулинорезистентность и гиперинсулинемию, которые рассматриваются как независимые факторы риска ССЗ при СД [13]. К моменту установления диагноза чувствительность периферических тканей снижается на 70%, а прандиальная секреция инсулина — на 50%. В рамках исследования IRAS (Insulin Resistence Attherosclerosis Study) c помощью клемп-теста установлено, что на развитие атеросклероза большее влияние оказывает инсулинорезистентность, нежели концентрация инсулина на сосудистую стенку. Инсулинорезистентность и гиперинсулинемия не только связаны с СД, но и с такими основными факторами риска ИБС, как дислипидемия, артериальная гипертензия, нарушение фибринолиза, воспаление [14].

Этапы формирования атеросклеротической бляшки

Доминирующую позицию в структуре факторов риска ССЗ у пациентов с СД занимает дислипидемия. Для пациентов с СД 2-го типа характерно не только изменение количественного, но и качественного состава липидов. В условиях инсулинорезистентности повышается уровень холестерина (ХС), триглицеридов (ТГ), липропротеинов очень низкой плотности (ЛПОНП), липопротеинов низкой плотности (ЛПНП). Наиболее часто у пациентов с СД 2-го типа наблюдается повышение базального и постпрандиального уровня ТГ, ЛПНП, ЛПОНП в плазме и снижение концентрации ЛПВП. По данным метаанализа 17 проспективных популяционных исследований установлено, что с увеличением базального уровня ТГ риск нарастания ССЗ увеличивается на 30%, а у женщин — на 70%. Существенную роль в патогенезе дислипидемии при СД 2-го типа играет постпрандиальная гипертриглицеридемия [15]. Это нарушение метаболизма липидов обусловлено задержкой клиренса триглицериднасыщенных частиц после пищевой нагрузки жирами. Нарушение обратного транспорта липидов на фоне постпрандиальной дислипидемии способствует усиленной мобилизации эфиров ХС и формированию атерогенных пенистых клеток. Постпрандиальная дислипидемия принимает активное участие в формировании ранних проявлений атеросклероза, о чем неуклонно свидетельствует утолщение комплекса интимы-медии сонной артерии, отражающей степень выраженности доклинического атеросклероза (рис. 2) [16].

В связи с этим особенно важным представляется проведение активной первичной профилактики атеросклероза посредством гиполипидемической терапии у пациентов с СД 2-го типа, без предшествующей в анамнезе ИБС. Изменения качественного состава происходят в ЛПНП за счет повышения содержания в них белка и снижения эфиров ХС.

Сформированные таким образом мелкие плотные частицы ЛПНП плохо связываются с печеночным «рецептором», в связи с чем длительно циркулируют в кровотоке и, подвергаясь окислению, захватываются моноцитами, дифференцировавшимися из макрофагов, во многом определяя судьбу атеросклеротической бляшки [17].

Таким образом, в патогенезе атеросклероза при СД основополагающее значение имеют гипергликемия, дислипидемия, инсулинорезистентность, запускающие каскад механизмов, приводящих к изменениям в стенке сосудов (рис. 3).

Патогенез формирования атеросклероза при СД

Каким же образом сегодня мы можем снизить частоту развития ССЗ при СД?

Влияние различных факторов риска (ФР) на ССЗ при СД 2-го типаИз всего вышеизложенного становится понятным, что только через призму достижения целевого гликемического контроля, достижения целевых параметров уровня липидов, контроля АД, изменения стиля жизни пациента, причем одномоментного воздействия на все эти факторы, можно противостоять развитию и прогрессированию осложнений СД, включая ССЗ, улучшить качество и увеличить продолжительность жизни пациентов.

Учитывая, что среди различных факторов риска ССЗ при СД 2-го типа, по данным UKPDS, первую позицию занимают ЛПНП, в этой статье нам прежде всего хотелось бы сосредоточить более пристальное внимание на гиполипидемической терапии пациентов с СД 2-го типа (табл. 2).

Дело еще и в том, что многие врачи-эндокринологи, при решении вопроса о назначении лечения пациенту с СД 2-го типа в амбулаторных условиях или на койке эндокринологического отделения, акцентируют свое внимание главным образом на оценке и коррекции гликемического контроля.

При этом, безусловно, обращается внимание на параметры липидного спектра, но чаще назначаются только препараты, направленные на коррекцию гликемии, и редко можно встретить назначение эндокринологом гиполипидемической терапии — главным образом, на уровне клинического эндокринологического отделения. На вопрос, с чем это связано, врачи отвечают, что это прерогатива врача-кардиолога, по крайней мере, в амбулаторных условиях.

Тогда возникает другой вопрос — почему сегодня, если СД 2-го типа приравнивается к ССЗ, врач-эндокринолог не может выписать рецепт на препарат, с одной стороны, снижающий уровень липидов, с другой стороны, обладающий множеством других положительных эффектов влияния на ССЗ, особенно в той ситуации, когда он видит по результатам обследования только начальные проявления атеросклероза, не говоря уже о предотвращении острого коронарного синдрома у пациентов с СД 2-го типа? В ряде случаев эндокринолог дает рекомендации по приему того или иного гиполипидемического препарата по данным лабораторного обследования, но стартовая доза бывает небольшой, назначаются чаще препараты первой генерации, а дальнейшие рекомендации и рецепт на препарат пациент должен получить у терапевта. Всегда ли в этой ситуации пациент доходит до терапевта? К сожалению, при подобной практике только 22% пациентов с СД 2-го типа достигают целевых параметров липидов. Если же говорить о первичной профилактике атеросклероза в целом, то, помня о том, что заболевание развивается не в одночасье, а занимает довольно продолжительный период времени, можно сказать, с первых лет жизни человека, необходимо периодически проводить диспансерные осмотры с целью своевременного выявления патологических изменений. До 50% сердечно-сосудистых осложнений можно предотвратить, своевременно направляя усилия на первичную профилактику. Как известно, к препаратам первой линии, способствующим нормализации липидного спектра и реально снижающим смертность от ССЗ у пациентов с СД 2-го типа, относятся статины (ингибиторы гидроксиметилкоэнзим А-редуктазы). Статины внедрены в клиническую практику в 1990-х гг. и нашли широкое применение при различных заболеваниях. Ранее считали, что основное действие этих препаратов направлено на снижение продукции ХС печенью и активации рецепторов обратного захвата ЛПНП печенью. В последующем, по мере изучения статинов, в дополнение к их положительному влиянию на показатели липидного спектра (снижение уровня триглицеридов, повышение ХС ЛПВП) было установлено, что статины обладают уникальными плейотропными эффектами (противовоспалительное, анти­аритмическое, антитромботическое, мягкое гипотензивное, антиоксидантное и иммуностимулирующее, увеличение биодоступности оксида азота (NO), стабилизация нестабильной атеросклеротической бляшки, способность повышать эластичность артерий и функцию эндотелия), то есть они способны воздействовать на основные звенья патогенеза сердечно-сосудистых событий. Следует подчеркнуть, что плейотропные эффекты статинов могут проявляться как в ранний, так и в отдаленный период лечения. Например, плейотропное действие статинов при ОКС развивается уже с первых дней после их назначения, в то время как для стабилизации атеросклеротической бляшки, нередко формирующейся у пациентов с СД 2-го типа, требуется не менее 4–6 месяцев, а для частичного регресса атеросклеротической бляшки, подтвержденного ангиографически, требуется 2–3 года непрерывного лечения статинами [18–20]. Для того чтобы правильно назначить лечение и определиться в необходимой дозе статина, необходимо учитывать, к какой группе сердечно-сосудистого риска (ССР) относится конкретный пациент и каких целевых параметров липидного спектра необходимо достичь. СД 2-го типа уже сам по себе относится к группе высокого ССР, а в сочетании с ССЗ или заболеваниями почек либо при их отсутствии, но при наличии одного или более факторов риска, либо при поражении органов мишеней — к группе очень высокого ССР. Целевые параметры липидов для пациентов СД 2-го типа представлены в табл. 3.

Целевые параметры липидов при СД 2-го типа

Статины назначают при уровне ХС ЛПНП, превышающем целевые значения, а у пациентов с СД 2-го типа с диагностированной ИБС независимо от их исходного уровня.

Залогом успеха как в первичной, так и вторичной профилактике ССЗ при СД 2-го типа служит высокая приверженность пациентов назначениям врача. Взаимопонимание и хороший длительный врачебный контакт способны повысить комплаентность пациентов и обеспечить эффективность терапии как статинами, так и добиться целевых результатов гликемического контроля, нормализации артериального давления и модификации образа жизни.

В последние годы сформировалась достаточно большая доказательная база, основанная на результатах, полученных при проведении крупных международных многоцентровых рандомизированных плацебо-контролируемых исследований, данных метаанализа, убедительно доказывающих эффективность статинов в снижении ССЗ и смертности у больных СД при первичной и вторичной профилактике: HPS, ASCOT-LLA, CARE, 4 S, LIPID, ALLHAT-LLT [23]. Одним из ключевых исследований статинов при сахарном диабете, включавших только пациентов с диабетом, является исследование CARDS (Collaborative Atorvastatin Diabetes Study), в котором сравнивали результаты лечения аторвастатином в дозе 10 мг/сут и плацебо больных СД 2-го типа с относительно низким уровнем ХС ЛПНП (максимальный предел включения — 4,14 ммоль/л) [21, 22]. У пациентов отсутствовали заболевания коронарных, мозговых или периферических сосудов, но им сопутствовал, по крайней мере, один из следующих признаков высокого риска: артериальная гипертензия, ретинопатия, альбуминурия, курение. Применение аторвастатина сопровождалось высокодостоверным уменьшением частоты возникновения первичной конечной точки на 37%, причем оно было одинаковым в подгруппах больных с исходным ХС ЛПНП выше и ниже среднего уровня 3,06 ммоль/л.

Результаты в группе аторвастатина оказались достоверно лучше в отношении таких компонентов первичной конечной точки, как острые коронарные события — уменьшение риска на 36%, инсульты — на 48%, реваскуляризации миокарда — на 31%. Исследование CARDS было прекращено почти за два года до намеченного срока в связи с очевидными преимуществами аторвастатина. В ряде исследований изучались возможные нефропротекторные свойства статинов [23, 24]. С целью сравнения нефропротективных эффектов розувастатина и аторвастатина было проведено два рандомизированных проспективных исследования PLANET I и PLANET II у пациентов с исходной умеренной протеинурией и гиперхолестеринемией. Протоколы исследований были идентичны. Различия заключались в том, что в PLANET I включили 325 пациентов с СД 1-го и 2-го типа, а в PLANET II — лиц без СД — 220 пациентов. Уровень ХС ЛПНП при включении в исследования должен был превышать 2,35 ммоль/л, критерием протеинурии было отношение белок мочи/креатинин мочи 500–5000 мг/г. Больные рандомизированы в группы аторвастатина (целевая доза 80 мг/сут) и розувастатина (целевая доза 40 мг/сут). Первые 4 нед пациенты получали половину целевой дозы каждого препарата, затем переходили к лечению целевыми дозами. Продолжительность наблюдения составила 52 нед. Эффективность лечения оценивали по динамике отношения белок мочи/креатинин мочи [25].

У лиц с СД (PLANET I) аторвастатин достоверно уменьшил протеинурию на 15%, розувастатин не оказал на нее существенного влияния. У лиц без СД (PLANET II) аторвастатин уменьшал протеинурию и альбуминурию в среднем более чем на 20%, лечение розувастатином оказалось абсолютно неэффективным. Различное влияние оказывали изучаемые препараты и на скорость клубочковой фильтрации (СКФ). В группе, получавшей аторвастатин в дозе 80 мг/сут, отмечалось статистически незначимое уменьшение СКФ на 2 мл/мин/1,73 м2, в группе, получавшей розувастатин в дозе 40 мг/сут, СКФ снизилась на 8 мл/мин/1,73 м2, у лиц без СД уменьшение СКФ было статистически достоверным (p < 0,05). Значимых различий по частоте развития почечных осложнений между группами в исследовании PLANET II выявлено не было. Однако в PLANET I (больные с СД) частота развития почечных осложнений была значительно выше в группе розувастатина в дозе 40 мг/сут. Острая почечная недостаточность в группе розувастатина наблюдалась в 4,1% случаев, в группе аторвастатина — в 0,9% (p < 0,05). Удвоение сывороточного креатинина в группе аторвастатина не наблюдалось, в группе розувастатина отмечалось у 4,9% пациентов (p < 0,01). Таким образом, в исследованиях PLANET I и PLANET II терапия аторвастатином оказывала выраженный нефропротективный эффект, а терапия розувастатином, особенно в дозе 40 мг, оказалась не столь эффективной, а главное весьма небезопасной для пациентов с СД, нередко имеющих в анамнезе диабетическую нефропатию или изменения со стороны почек другого генеза.

В исследовании TNT СHD — DM (TNT in Patients With Coronary Heart Disease and Diabetes) оценивали эффективность терапии аторвастатином в суточной дозе 80 мг в снижении риска развития основных сердечно-сосудистых осложнений у больных ишемической болезнью сердца и сахарным диабетом 2-го типа [26, 27]. Пациенты (1501 человек) с СД 2-го типа и ИБС рандомизированы в две группы, в одной из которых назначали дозу 10 мг, в в другой — 80 мг аторвастатина. Интенсивная гиполипидемическая терапия 80 мг аторвастатином в сутки у больных с ИБС и СД 2-го типа достоверно снижала риск развития основных сердечно-сосудистых событий на 25% по сравнению с терапией аторвастатином в суточной дозе 10 мг.

Исследование PROVE IT-TIMI 22 (Pravastatin or Atorvastatin Evaluation and Infection Therapy Thrombolysis in Myocardial Infarction 22 Investigators) включало 4 162 пациента с острым коронарным синдромом (ОКС), которые были рандомизированы в группы аторвастатина 80 мг/сут и правастатина 40 мг/сут в течение 10 дней после манифестации ОКС. При анализе проведенного исследования выявлено, что частота наступления первичной конечной точки (смерть от любой причины, инфаркт миокарда, реваскуляризация коронарных артерий и инсульт) в группе аторвастатина была на 16% меньше, чем в группе правастатина. За время наблюдения в группе правастатина средний уровень ХС ЛНП составил 2,46 ммоль/л и 1,6 ммоль/л в группе аторвастатина (p < 0,001). В заключении подчеркивается, что оригинальный аторвастатин является более эффективным гиполипидемическим препаратом, способствующим уменьшению риска повторных ишемических событий у пациентов с ОКС [28].

При назначении любых препаратов всегда остро стоит вопрос не только об их эффективности, но и о безопасности. На основании глубокого анализа многочисленных клинических исследований, данных метаанализов в отношении безопасности статинов, FDA (Федеральное управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США) в феврале 2012 г. внесло определенные поправки в аннотацию по использованию этой группы препаратов. Это касалось ограничения доз препаратов симвастатина и ловастатина, особенно в сочетании с другими препаратами, поскольку это может повысить риск развития изменений со стороны мышечной системы, выявляемых по повышению фермента креатинфофокиназы выше уровня, равного 5-кратному превышению верхней границы нормы. Далее FDA считает, что перед назначением статинов действительно необходимо исследование трансаминаз печени (аланинаминотрансфераза (АЛТ), аспартатаминотрансфераза (АСТ)), однако в последующем мониторинг этих показателей не столь рационален, в связи с очень редким неблагоприятным воздействием на печень. Терапию статинами следует прекратить, как указано в рекомендации, в случае явных клинических признаков поражения печени либо при выявлении гипербилирубинемии или желтухи.

Кроме того, FDA указывает на возможный риск ухудшения гликемического контроля у пациентов с СД, а также развития СД. Что касается ухудшения гликемического контроля у пациентов с СД (исследование PROVE-IT TIMI 22), то, как известно эндокринологам, на протяжении всей жизни пациентов приходится заниматься коррекцией углеводного обмена, и поэтому возможное некоторое его ухудшение на фоне применения аторвастатина или правастатина не представляется чем-то удручающим, против значительно большего положительного эффекта, в плане предотвращения фатальных сердечно-сосудистых событий. Что же касается новых случаев развития СД, то FDA опирается на исследование JUPITER (The Justification for the Use of Statins in Primary Prevention: An Intervention Trial Evaluating Rosuvastatin), в котором использование розувастатина в качестве первичной профилактики по сравнению с плацебо выявило СД 2-го типа у 27% пациентов. Исследование было досрочно остановлено из-за разночтивости данных по частоте исходов сравниваемых групп, однако FDA одобрило применение розувастатина в качестве первичной профилактики ССЗ, но только в группе пациентов с высоким уровнем высокочувствительного С-реактивного белка [29–32].

Совет экспертов Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК); Национального общества по изучению атеросклероза (НОА); Российского общества кардиосоматической реабилитации и вторичной профилактики (РосОКР); Национальной ассоциации по борьбе с инсультами (НАБИ) в 2011 г. вынес свое решение о применении статинов при лечении больных высокого и очень высокого ССР на примере оригинального препарата аторвастатина как одного из наиболее хорошо изученных и широко назначаемых статинов (табл. 4) [33].

Показания к назначению статинов при сахарном диабете

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что на современном этапе в своей практической работе мы руководствуемся клиническими рекомендациями, основанными на мощной доказательной базе. Это касается в равной степени как достижения целевого гликемического контроля, так и параметров целевого уровня липидов, контроля артериального давления.

Учитывая, что у пациентов с СД 2-го типа выявляются нарушения практически всех процессов метаболизма, в значительной степени повышающих риск развития ССЗ, то только посредством многофакторного управления всеми этими процессами с еще более активным использованием статинов будет возможным снизить смертность пациентов от сердечно-сосудистых событий и увеличить их качественно улучшенную продолжительность жизни.

Литература

  1. Le C. D., Folsom A. R., Pankow J. S., Brancati F. L. Cardiovascular events diabetic and nondiabetic adults with or without history of myocardial infarction // Circulation. 2004; 109: 855–860.
  2. Becker A., Bos G., de Vegt F. et al. Cardiovascular events in type 2 diabetes: comparison with nondiabetic individuals without and with prior Cardiovascular disease 10-year follow-up of the Hoorn Study // Eur Heart. 2003; 24: 1406–1413.
  3. DeSousa C., Fonseca V. Thrapeutic targets to reduce cardiovascular disease in type 2 diabetes // Nat Rev Drug Discow. 2009; 8: 361–367.
  4. Campbell R. K., White J. R. Jr. More choices than ever before: emerging therapies for type 2 diabetes // Diabetes Educ. 2008; 34: 518–534.
  5. American Diabetes Association; National Heart, Lung and Blood Institute; American Heart Association. Diabetes mellitus: a major risk factor for cardiovascular disease // Circulation. 1999, 100: 1132–1133.
  6. Malmberg K. et al. // Circulation. 2000; 102: 1014–1019.
  7. Martin S., Kolb H., Schneider B. et al. Myocardial infarction and stroke in early years after diagnosis of type 2 diabetes: risk factors and relation to self-monitoring of blood glucose // Diabetes Technol Ther. 2009; 11 (4): 234–241.
  8. Fox C. S., Coady S., Sorlie P. D. et al. The Framingham Heart Study. Increasing cardiovascular disease durden diabetes mellitus // Circulation. 2007; 115: 1544–1550.
  9. Zaccardi F., Pitocco D., Ghirlanda G. Glycemic risk factors of vascular complications: the role of glycemic variability // Diabetes Metab Res Rev. 2009, Mar; 25 (3): 199–207.
  10. DECODE Study Group // Lancet. 1999; 354: 617–621.
  11. UK Prospective Diabetes Study Group. Effect of intensive blood-glucose control with metformin on complications in overweight patients with type 2 diabetes (UKPDS 34) // Lancet. 1998; 352: 854–865.
  12. Kohnert K. D., Augstein P., Zander E. et al. Glycemic variability correlates strongly with postprandial beta-cell dysfunction in a segment of type 2 diabetic patients using oral hypoglycemic agents // Diabetes Care. 2009, Jun; 32 (6): p. 1058–1062.
  13. Демидова Т. Ю. Этиопатогенетическая роль инсулинорезистентности в развитии метаболических и сосудистых нарушений при сахарном диабете 2-го типа // Фарматека. 2010. № 16. C. 18–24.
  14. Haffner S. M., Agostino R. J., Mykkanen L. et al. Insulin sensitivity in subjects with type 2 diabetes relationship to cardiovascular risk factors: the Insulin Resistance Atherosclerosis Study // Diabetes Care. 1999; 22: 562–568.
  15. Аметов А. С., Сокарева Е. В. Нарушения липидного обмена при сахарном диабете 2-го типа и их коррекция // РМЖ. 2009, т. 17, № 24, с. 1586–1590.
  16. Давыдов А. Л., Гороховская Г. Н. Постпрандиальная гликемия и сердечно-сосудистые заболевания у больных сахарным диабетом второго типа. М.: ИД Медпрактика-М. 2005, 52 с.
  17. Перова Н. В., Метельская В. А. Метаболические нарушения в патогенезе атеросклероза и методы их коррекции. М., 2008.
  18. Davignon J. Beneficial cardiovascular pleiotropic effects of statins // Circulation. 2004; 109 (23) (Suppl. 1): III39–43.
  19. Ridker P. M., Danielson E., Fonseca F. A. N. et al. For the JUPITER Study Group. Rosuvastatin to Prevent Vascular Events in Men and Women with Elevated C-Reactive Protein // N Engl J Med. 2008; 359: 2195–2207.
  20. Какорин С. В., Круглый Л. Б., Мкртумян А. М. Лечение острого коронарного синдрома у больных с сахарным диабетом 2-го типа // Эндокринология. 2012, № 3, с. 60–67.
  21. Colhoun H. M., Thomason M. J., Mackness M. I. et al. Design of the Collaborative AtoRvastatin Diabetes Study (CARDS) in patients with Type 2 diabetes // Diabet Med. 2002; 19: 201–211.
  22. Colhoun H. M., Betteridge D. L., Durrington P. N. et al. Primary prevention of cardiovascular disease with atorvastatin in type 2 diabetes in the Collaborative Atorvastatin Diabetes Study (CARDS) // Lancet. 2004; 364: 685–696.
  23. Agarwal R., Curley T. M. Role of statins in chronic kidney disease // Am J Med Sci. 2005; 330: 69–81.
  24. Mason J. C. The statins-therapeutic diversity in renal disease? // Curr Opin Nephrol Hypertens. 2005; 14: 17–24.
  25. Zeeuw D. De Different renal protective effects of atorvastatin and rosuvastatin in diabetic and non-diabetic renal patients with proteinuria. Results of the PLANET trials. 2010 European Renal Association — European Dialysis and Transplant Association Congress; June 27, 2010; Munich, Germany.
  26. LaRosa J. C., Grundy S. M., Waters D. D. et al. Treating to New Targets (TNT) Investigators. Intensive lipid lowering with atorvastatin in patients with stable coronary disease // N Engl J Med. 2005; 352 (14): 1425–1435.
  27. Newman C., Tsai J., Szarek M. et al. Comparative Safety of Atorvasatin 80 mg versus 10 mg derived from analysis of 49 completed trials in 14236 patients // Am J Cardiology. 2006; 97: 61–67.
  28. Sabatine M. S., Wiviott S. D., Morrow D. A., McCabe C. H., Cannon C. P. High-dose atorvastatin associated with worse glycemic control: a PROVE-IT TIMI 22 substudy // Circulation. 2004; 110 (Suppl I): S834.
  29. Ridker P. M., Fonseca F. A. H., Genest J. et al. Baseline characteristics of participants in the JUPITER trial, a randomized placebo-controlled primary prevention trial of statin therapy among individuals with low low-density lipoprotein cholesterol and elevated high-sensitivity C-reactive protein // Am J Cardiol. 2007; 100: 1659–1664.
  30. Rajpathak S. N., Kumbhani D. J., Crandall J., Barzilai N., Alderman M., Ridker P. M. Statin therapy and risk of developing type 2 diabetes: a meta-analysis // Diabetes Care. 2009; 32 (10): 1924–1929.
  31. Sukhija R., Prayaga S., Marashdeh M. et al. Effect of statins on fasting plasma glucose in diabetic and nondiabetic patients // J Investig Med. 2009; 57: 495–499.
  32. FDA Drug Safety Communication: Important Safety Label Changes to Cholesterol-Lowering Statin Drugs. Press Release. Accessed February 28, 2012.
  33. Conclusion Expert Society of Cardiology of the Russian Federation, Russian National Society of Atherosclerosis, Russian Society cardiosomatic rehabilitation and secondary prevention to optimize statin therapy in clinical practice // Rational Pharmacother Card. 2011; 7 (1): 107–109. Russian (Заключение экспертов ВНОК, НОА, РОСОКР по оптимизации терапии статинами в клинической практике//РФК. 2011; 7 (1): 107–109.

Л. В. Кондратьева, кандидат медицинских наук

ГБОУ ДПО РМАПО МЗ РФ, Москва

Контактная информация об авторе для переписки: kondratieva88@mail.ru

Купить номер с этой статьей в pdf

Все новости и обзоры - в нашем канале на «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь

Актуальные проблемы

Специализации




Календарь событий: